Чтоб не перевелась рыба в озерах и реках

DSC03011 Браконьерски добытая кумжа – исчезающий в Финском заливе вид речной форели – на прилавке одного из магазинов города Сосновый Бор реализуется как лосось. Credit: Лина Зернова

Пресс-конференция была посвященной развитию рыболовства на Северо-Западе, работе по воспроизводству рыбных запасов и борьбе с браконьерством. Как сообщил Андрей Яковлев, территориальное управление курирует 9 регионов федерального округа, кроме Мурманской и Калининградской областей.

По данным Северо-Западного Росрыболовства, с начала года выявлено 5099 административных правонарушений в области охраны водных биоресурсов, наложено штрафов на сумму почти 14 млн руб., взыскано в виде штрафов 9, 5 млн руб. У нарушителей изъято около 9 тонн рыбы, 8,6 тыс. незаконных орудий лова и 493 транспортных средства. В следственные органы направлено 73 материала, по которым уже возбуждено 49 уголовных дел.

Казалось бы, цифры убедительные. Но лишь на первый взгляд. По словам Андрея Яковлева, в штате его ведомства числятся 370 сотрудника, 80 из которых входят в центральный аппарат. Если учесть, что 290 инспекторов следят за порядком на территории девяти субъектов РФ, общая площадь которых превышает 2 млн кв. км, становится понятно, что держать под контролем такие просторы практически невозможно. Тем более, Северо-Запад – обводненная территория, на которой расположено под сотню тысяч озер и рек.

Браконьерство как образ жизни

Так, по данным общественной организации «Питерский клуб рыбаков» в Ладожском озере практически отсутствует рыбнадзор. К примеру, на весь Волховский район – с длиной побережья Ладоги в 130 км и зоной интенсивного рыболовства в 20 км от берега, где располагаются основные нерестилища рыбы южного берега Ладоги, а также с нерестовыми лососевыми реками Сясь и Паша, рекой Волхов (последним пристанищем занесённого в Красную книгу волховского сига) – приходится всего три (!!!) инспектора с одним катером. По данным общественников, небольшое судно не позволяет выходить далеко в Ладогу, где находятся основные районы тралового лова. Да и в топливе госпроверяющие ограничены…

Именно эти места считаются «меккой» для рыболовов-любителей Санкт-Петербурга. А жители местных деревень, где практически нет работы, занимаются браконьерским ловом сетями для пропитания и на продажу. Не случайно город Новая Ладога славится как рыбопромысловая столица Южного берега озера с развернутыми на Мурманском шоссе рыбными базарами. А ученые бьют тревогу по поводу прогрессирующего уменьшения рыбных запасов самого крупного пресноводного водоема Европы.

Рыбное браконьерство буквально вросло в нашу жизнь, приобретая порой самые неожиданные формы. Мне довелось воочию наблюдать, как в период нереста миноги на берегах реки Систа, что на Южном берегу Финского залива, разбиваются целые палаточные лагеря. Сюда приезжают жители города Сосновый Бор целыми семьями. Жгут костры, готовят еду, слушают музыку, отцы передают сыновьям навыки истребления идущего метать икру рыбообразного…Ни дать ни взять – новая «народная традиция». Где рыбнадзор? Органы полиции? Местные власти?

Судака и сига все меньше…

в 2013 году Государственный научно-исследовательский институт озерного и речного рыбного хозяйства (ГОСНИОРХ) опубликовал доклад о состоянии запасов промысловых рыб Ладожского озера, со статистикой изменений численности рыбного поголовья, анализом негативных факторов воздействия на биоресурсы. Ученые сделали вывод: запасы судака и сига в Ладоге снижаются.

– Установлено, что за период с 1946 по 2009 год среднегодовые уловы судака, достигнув максимума 1094,5 тонн в период 1981-1985 годов, далее неуклонно уменьшались до 353,2 тонн в период 2006-2009 годов, – рассказывает эксперт «Питерского клуба рыбаков» Сергей Ч. – Для сига выявлена аналогичная тенденция, от максимума в 512,3 тонн в период 1971-1975 годов неуклонное снижение до 155,5 тонн в период 2006-2009 годов. В среднем, уловы этих самых ценных промысловых рыб Ладоги падают вдвое каждые 10 лет, и скорость падения не уменьшается.

– Как отмечено в отчете, опасная тенденция обусловлена не только деградацией кормовой базы, но и чрезмерно интенсивным ловом, так как обе рыбы пользуются повышенным спросом у населения, – продолжает Сергей. – Есть ещё незаконный промысловый лов (лицами и организациями, не имеющими разрешения на таковой), любительское рыболовство. Оценка объёма «теневых» выловов, с учетом браконьерства, рассчитана Петрозаводским отделением ГОСНИОРХа для карельской части Ладоги и составляет в сумме порядка 50% от официального объёма промыслового лова. Хотя, по мнению некоторых специалистов, достигает сравнимой с промыслом величины.

Особенности национальной статистики

Есть еще одна проблема, о которой рассказал Сергей – это сокрытие уловов.

– Оно порождается установленными Правилами рыболовства для Северо-Западного рыбохозяйственного бассейна, и простимулировано установленными в нём запретами на лов в определённые сроки или в определённых районах, – продолжает эксперт. – Согласно нормативам, улов учитывается в промысловом журнале рыбопромыслового судна с указанием даты и места лова, видов, размеров и общего веса пойманной рыбы. Данные представляются в районную инспекцию рыбнадзора и становятся основанием для ведения всей статистики по уловам рыбы в Ладожском озере. Какого-либо контроля за ведением промысловых журналов не предусмотрено. Но рыбаки не могут вносить в журнал объективные данные. Судите сами. Правилами введен ежегодный запрет на движение маломерных судов под мотором на периоды нереста ценных пород рыб. В итоге для Южной Ладоги, где большинство рыбопромысловых судов именно маломерные, работа разрешена менее 3-х месяцев в году. Промысловики же ловят и в запретный период – кормить семьи-то надо! Однако написать сами на себя донос в Рыбнадзор не могут. Поэтому данные об уловах в этот период в промысловых журналах отсутствуют.

Есть и другие запреты, например, на лов определённых видов рыб в определённые периоды или в определённых районах. Или на лов рыб менее установленных промысловых размеров. Промысловик опять-таки оказываются перед дилеммой: записать в промысловый журнал, что в сети попались более мелкие или запрещенные к вылову рыбы, и тогда ответить по закону. Или не писать ничего. Надо ли говорить, какой вариант выбирают практически все?

– Каковы объёмы сокрытия? – задаю вопрос Сергею.

– По оценкам Петрозаводского отделения ГОСНИОРХа, объём скрываемой части уловов в Карельской части Ладоги составляет по судаку порядка 60%, по сигу и остальным рыбам – порядка 20%. Скорее всего, в секторе озера, относящемся к Ленинградской области, эти цифры аналогичны.

– Каковы последствия такой вот «статистики»?

– Получается, отчетность промысловиков дутая, – поясняет эксперт. – Официальные объёмы уловов раза в два меньше фактических. А ведь по ним ГОСИОРХом рассчитываются разрешаемые к вылову объемы допустимых уловов (ОДУ). Принимая во внимание сокрытия, ученые накидывают на ежегодные показатели ОДУ «допуск», так что разрешенные показатели превышают предстоящие уловы. Такая вакханалия может привести к потере контроля за водными биоресурсами, а в итоге – исчерпанию рыбных запасов.

Это отчасти объясняет, почему выловленные объемы корюшки, о которых сообщил Андрей Яковлев, оказались меньше отпущенных квот…

Есть и хорошие новости

К счастью, поголовье корюшки, по словам того же источника, не уменьшается. То есть с рыбой, пахнущей огурцом, у нас все более или менее в порядке.

К хорошим новостям можно также отнести сообщение главы Росрыболовства Северо-Запада о заключении договора с Росгвардией для борьбы с браконьерами. А также организацию совместного поста на Южном берегу Ладоги с «Питерским клубом рыбаков». То есть общественные активисты приглашены Росрыболовством к сотрудничеству в качестве общественных рыбинспекторов.

Да, еще важно: если вы станете свидетелями случаев браконьерства, обращайтесь в полицию – правоохранительные органы вправе привлечь нарушителей к ответственности. Еще звоните по телефону горячей линии Северо-Западного филиала Федерального агентства по рыболовству: 8 (921) 931 32 16.

Но будем помнить: браконьерство одними запретами не истребить. Это глубокая социальная и отчасти культурная проблема, решение которой требует от государства фундаментального подхода. Уж не говоря о необходимости основательно разобраться с «особенностями национальной статистики»…

Лина Зернова