Репортаж: Инженерная обоснованность и информационная открытость – основные вопросы к проекту озёрского ППЗРО

nuclear-waste-problem1

26 июня в Челябинске Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами (ФГУП «НО РАО») провёл круглый стол по проекту сооружения могильника низко- и среднеактивных радиоактивных отходов в закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО) Озёрск в санитарно-защитной зоне ФГУП «ПО Маяк». Мероприятие стало частью общественных обсуждений Материалов обоснования лицензии (далее – МОЛ) на размещение и сооружение приповерхностного пункта захоронения (далее – ППЗРО) твёрдых радиоактивных отходов 3 и 4 классов в Челябинской области. Вынесенные на общественное обсуждение материалы размещены на сайте ФГУП «НО РАО», это дало возможность «Беллоне» подробно рассказать об их содержании.

Общественные организации давно требовали проведение мероприятий в рамках общественных обсуждений крупных проектов не только в городах атомщиков, расположенных близ предприятий или АЭС, но и в областных и краевых центрах. Отрадно отметить, что ФГУП «НО РАО» пошло на этот шаг и организовало ряд подобных встреч в Челябинске в преддверии основных общественных слушаний в ЗАТО Озёрск.

Zal Участники круглого стола, организованного ФГУП «НО РАО» в Челябинске. Credit: Андрей Ожаровский

В начале собрания около получаса представители ФГУП «НО РАО» рассказывали о проектируемом пункте приповерхностного захоронения радиоактивных отходов, час был отведён на ответы на вопросы и дискуссию.

Собрание проходило в рабочий день, в рабочее время в «Информационном центре атомной отрасли», на четвёртом этаже городского Дворца пионеров и школьников. На нём присутствовали два десятка представителей различных общественных организаций, журналистов, сотрудников общественной палаты и администрации области. На многие из вопросов представители ФГУП «НО РАО» не смогли дать содержательных ответов, но обмен мнениями, несомненно, был полезен обоим сторонам. Представители общественности получили разъяснения по некоторым из волновавших их вопросов, атомщики смогли понять, что именно беспокоит общественность. Официальные общественные слушания пройдут в ЗАТО Озёрск 12 июля, возможно там и будет предоставлена более полная информация о планируемой деятельности и её воздействии на окружающую среду и здоровье людей.

Позднее в Москве Никита Медянцев, руководитель центра общественных связей ФГУП «НО РАО», организовал встречу с экспертами предприятия, на которой удалось получить необходимые разъяснения и ответы на многие вопросы.

Что делать с отходами «Маяка»?

ППЗРО в первую очередь предназначен для размещения радиоактивных отходов (РАО) ФГУП «ПО Маяк». Это предприятие с конца 1940-х годов занимается выделением плутония из облучённого в реакторах ядерного топлива (ОЯТ). Сначала эта деятельность носила чисто военный характер, позднее на предприятии стала осуществляться «переработка» отработавшего ядерного топлива некоторых типов реакторов атомных электростанций. На «ПО Маяк» для «переработки» также поступает отработавшее топливо иностранных исследовательских реакторов и российских атомных подводных лодок. «Переработка» ОЯТ приводит к образованию огромного количества радиоактивных отходов, обращение с которым в прошлые годы оставляло желать лучшего. Новые отходы могут появиться на «ПО Маяк» также в ходе предстоящего вывода из эксплуатации пяти промышленных уран-графитовых реакторов предприятия.

Krasilnikov Виктор Красильников, заместитель директора ФГУП «НО РАО». Credit: Андрей Ожаровский

«За весь период деятельности здесь [на «ПО Маяк] образовалось около 500 тысяч тонн ТРО [твёрдых радиоактивных отходов], и ежегодно образуется 10 тысяч тонн. Для захоронения твёрдых отходов было создано 200 могильников, из которых продолжают действовать 25»,сообщается в изданной в 2017 году по заказу Госкорпорации «Росатом» книге «Ядерное наследие на Урале».

«В настоящее время радиоактивные отходы находятся в пунктах их временного хранения. Строились эти пункты задолго до введения федеральных норм и правил, до подписания [международной] Конвенции [Об обращении с РАО и ОЯТ], до предъявления повышенных требований к изоляции радиоактивных отходов. Эти пункты временного хранения не обеспечивают длительное хранение в течение всего периода потенциальной опасности радиоактивных отходов, – сообщил Виктор Красильников, заместитель директора ФГУП «НО РАО». – С тем, чтобы повысить экологическую безопасность, МАГАТЭ, и мы в этом тоже принимали участие, согласились, что радиоактивные отходы нужно окончательно изолировать, обеспечить их максимальную безопасность. И для этого один из главных принципов – это многобарьерная защита от проникновения радионуклидов в окружающую среду».

Красильников рассказал, что проектируемый объект будет состоять из 15 модулей: «Объект общей мощностью 225 тысяч кубометров РАО будет создаваться не сразу на такой объём, а в зависимости от потребности в пять очередей. В начале будут построены три модуля на 45 тысяч кубометров РАО. Стоимость первой очереди составит примерно 3,5 миллиарда рублей».

Plan1 Схема расположения модулей озёрского ППЗРО. Credit: Презентация на круглом столе.

Пункт размещения РАО будет на холме

Вопрос обоснованности выбора площадки на круглом столе не обсуждался, необходимые разъяснения были даны в ходе московских консультаций. Поскольку место для пункта захоронения РАО выбиралось в пределах санитарно-защитной зоны ФГУП «Маяк», могло создастся впечатление, что выбранная площадка не совсем удачна, так как она соседствует с водоёмом В-17 (Старое болото), в которое ФГУП «Маяк» сбрасывало жидкие радиоактивные отходы. Действительно, Старое болото находится примерно в километре от будущего ППЗРО, но это не значит, что РАО будут захоранивать в болоте. Для места размещения ППЗРО выбрана площадка, сложенная из глиноподобных пород, находящаяся на холме примерно в 20-и метрах выше уровня водоёма. Это соответствует лучшим мировым практикам. Например, во Франции подобное ППЗРО также расположено на вершине холма. Это позволяет снизить риски подтопления и улучшить возможность дренирования объекта – ведь попадание воды в ППЗРО может привести к вымыванию опасных радионуклидов.

Завоз средне- и низкоактивных отходов в обмен на вывоз высокоактивных?

Кроме радиоактивных отходов «ПО Маяк» в проектируемом ППЗРО предполагается размещать отходы других предприятий из других регионов. Оксана Цитцер из общественной организации «Экосогласие» задала вопрос: «Предполагается ли ввоз в Челябинскую область радиоактивных отходов из других Субъектов Российской Федерации? Если да, то что взамен будет получать Челябинская область?».

Med Никита Медянцев, руководитель центра общественных связей ФГУП «НО РАО», на круглом столе. Credit: Андрей Ожаровский

«У нас любой пункт финальной изоляции радиоактивных отходов – это федеральный объект, – сообщил Никита Медянцев, руководитель центра общественных связей ФГУП «НО РАО». – Будем не только завозить сюда РАО, но и вывозить отходы из Челябинской области. Здесь накоплено довольно большое количество радиоактивных отходов 1 и 2 класса опасности [высокоактивные отходы]. Их объёмы не самые большие, но при этом для окружающей среды они наиболее опасны. В Челябинской области не было найдено мест, где может быть создан пункт финальной изоляции таких отходов. Это означает, что рано или поздно эти отходы отсюда уедут. Мы не имеем возможности создавать пункты окончательной изоляции отходов 3 и 4 класса во всех тех местах, где они сейчас находятся. В любом случае радиоактивные отходы будут так или иначе перемещаться между регионами. Челябинская область будет иметь возможность ввезти отсюда отходы 1 и 2 класса».

Вывозить особо опасные отходы 1 и 2 класса предполагается в город Железногорск Красноярского края, где ФГУП «НО РАО» планирует создать пункт глубинного захоронения таких отходов. Однако это дело далёкого будущего, и гарантировать вывоз высокоактивных РАО пока нет возможности. «Решение о строительстве пункта глубинного захоронения в Красноярском крае пока не принято это только планы. Мы не можем утверждать, что РАО 1 и 2 класса поедут именно туда», – пояснил Никита Медянцев. «Только в 2030 году планируется принятие решение о возможности размещения там отходов»,  сообщил Виктор Красильников.

«В МОЛ должны обосновать возможность безопасного размещения определённого вида отходов в ППЗРО. Какая разница, откуда приехали отходы, если они там безопасно лежат?»  задал вопрос Никита Мендянцев. Вопрос этот нельзя отнести к риторическим  ведь изоляция радиоактивных отходов от окружающей среды в предложенном к сооружению ППЗРО гарантируется лишь на сто лет, чего явно недостаточно для того, чтобы за счёт естественного распада активность всех радионуклидов снизилась до безопасного уровня, и их попадание в окружающую среду перестало бы представлять опасность.

Plan3 Схема модуля озёрского ППЗРО. Credit: Презентация на слушаниях.

Озёрский могильник вряд ли начнёт протекать через сто лет

Цель и смысл создания озёрского приповерхностного пункта захоронения твёрдых радиоактивных отходов – изоляция наработанных атомной промышленностью страны, и в первую очередь ФГУП «ПО Маяк», радиоактивных отходов на весь срок, пока они представляют угрозу для окружающей среды и здоровья людей. В вынесенных на обсуждения МОЛ имеются явные противоречия: с одной стороны, при рассмотрении сценариев деградации конструкций говорится, что «в процессе эволюции ППЗРО» все защитные барьеры могут быть разрушены в течение ста или трёхсот лет, после чего радионуклиды начнут вымываться из могильника подземными водами и атмосферными осадками и поступать в окружающую среду. Это не представляло бы опасности, если бы в ППЗРО планировалось размещать только короткоживущие радионуклиды, которые, в силу естественных процессов, за 100-300 лет почти полностью распались бы. Но, с другой стороны, в МОЛ утверждается, что в ППЗРО планируется размещать отходы, содержащие очень долгоживущие искусственные радионуклиды, такие как йод-129 (период полураспада 15,7 миллиона лет), хлор-36 (301000 лет), ниобий-94 (20300 лет), технеций-99 (21,3 миллион лет), плутоний-239 (24100 лет), нептуний-237 (2,14 миллиона лет). Удельные активности этих радионуклидов в отходах не указаны, поэтому невозможно как-либо оценить, насколько приемлема ситуация, когда озёрский пункт захоронения радиоактивных отходов может начать протекать уже через сотню-другую лет.

Andrey Андрей Ожаровский на круглом столе в Челябинске. Credit: ФГУП «НО РАО»

На прямой вопрос автора, на какой именно срок гарантируется изоляция радиоактивных отходов от окружающей среды, руководитель проектов ФГУП «НО РАО» Максим Хамаза ответил, что этот срок составляет от 300 до 350 лет. Этого явно недостаточно для того, чтобы распались размещаемые в ППЗРО долгоживущие радионуклиды. Кроме того, такой ответ противоречит данным МОЛ. Следует сделать вывод, что в оценке срока службы ППЗРО имеются существенные неопределённости.

Это противоречие разъяснили эксперты предприятия в ходе консультаций в Москве. На самом деле при обосновании безопасности рассматривались два сценария эволюции пункта захоронения – «базовый» и «альтернативный», граничащий с катастрофой. Именно об этом идёт речь в МОЛ, но текст написан так, что можно было катастрофический сценарий принять за прогноз разрушения ППЗРО при нормальных проектных условиях.

С большой вероятностью можно утверждать, что как минимум в течение трёхсот лет озёрский ППЗРО сможет изолировать радионуклиды от окружающей среды.

К сожалению, в России уже имелись случаи протечек приповерхностных могильников радиоактивных отходов, построенных в 1960-е годы. «Беллона» рассказывала о протекающем могильнике отходов Первой АЭС в Обнинске, о проблемах с затоплением и протечками заглублённых хранилищ РАО бывших «комбинатов Радон» близ Казани и в Сосновом Бору Ленинградской области. Так что опасения относительно возможности протечек пунктов размещения радиоактивных отходов не являются безосновательными.

Исследования будут продолжены

Возможно, даже при разрушении инженерных барьеров, вмещающие породы могли бы сдержать или замедлить распространение радионуклидов. Но инициаторы сооружения ППЗРО на круглом столе в Челябинске не смогли привести данные о натурных испытаниях по определению скорости миграции различных типов радионуклидов в конкретных условиях озёрского могильника. Сергей Назаренко из Санкт-Петербургского филиала ВНИПИЭТ сообщил: «В данный момент ведутся расчёты распространения радионуклидов по ППЗРО. На данный момент цифр нет, я их привести, к сожалению, не могу». Таким образом, можно было заключить, что проводятся лишь расчёты на основании математических моделей, но это не может заменить данные натурного эксперимента.

На самом деле это не так. В ходе консультаций в Москве специалисты ФГУП «НО РАО» сообщили, что у предприятия имеется план мероприятий, включающий, в числе других, «проведение расширенных натурных исследований фильтрационных и сорбционных свойств горных пород», проведение лабораторных исследований физико-химических процессов, протекающих в РАО, матричных материалах, материалах барьеров безопасности (глина, бетон)».

Именно натурные исследования могут дать необходимые данные для обоснования срока, в течение которого данный ППЗРО будет способен изолировать радионуклиды от окружающей среды.

Будет ли возможность извлечь захороненные РАО?

Важный вопрос об «извлекаемости» размещённых в проектируемом ППЗРО отходов задал представитель Российского Социально-Экологического Союза (РСоЭС), челябинский юрист Андрей Талевлин: «Почему инженерно не допустить возможность изъятия [из ППЗРО] отходов? Можно поместить их в контейнеры НЗК [бетонный невозвратный защитный контейнер сроком службы 300 лет], можно ещё какие-то инженерные решения предусмотреть. Во многих странах предусмотрена возможность изъятия захороненных РАО, например, во Франции. И это правильно! Через столетия ситуация с радиоактивными отходами может поменяться, могут произойти катаклизмы, и их придётся извлекать».

Виктор Красельников сказал, что это «очень хороший вопрос». По его словам, существует проблема с «очень низкоактивными» отходами – это подкласс РАО четвёртого класса. Этот тип отходов тоже может быть размещён в проектируемом ППЗРО. Для их размещения может быть проработан «более дешёвый вариант». Его поддержал Максим Хамаза: «Выбор типа контейнеров зависит от типа отходов… Для 3-го класса это может быть НЗК. Для 4-го класса это может быть биг-бэг или бочка… Мы не имеем права требовать использовать только НЗК, это дорогой контейнер».

К сожалению, по существу вопроса об «извлекаемости» РАО содержательного ответа не последовало.

Ясности с количеством радиоактивных отходов нет

Возможно, в «максимальном» варианте, рассчитанном на размещении 225 тысяч кубометров РАО (брутто), озёрский ППЗРО реализован не будет, и всё ограничится строительством инфраструктуры и первой очереди на 45 тысяч кубометров РАО.

«Мы, к сожалению, мы не вполне понимаем, откуда и сколько РАО мы будем иметь. Мы понимаем, что будут большие объёмы от Маяка», – сообщил Никита Медянцев. «Сооружение дальнейших очередей будет зависеть от поступления РАО. Мы не можем гарантировать, что объект будет развит на полную мощность», – подтвердил Максим Хамаза.

Информационная открытость или «чёрная дыра»?

Пожалуй, наиболее важные вопросы, после вопросов инженерной надёжности выбранного варианта ППХРО, были связаны с возможностью получения информации о деятельности пункта размещения РАО, о количестве и качестве принимаемых для захоронения отходов. Этот вопрос поднял Александр Колотов, руководитель Программы «Безопасность радиоактивных отходов» (БезРАО) Российского Социально-Экологического Союза.

Dvoe Александр Колотов (слева) и Андрей Талевлин на круглом столе в Челябинске. Credit: Андрей Ожаровский

«В МОЛ не сказано, как будет проводиться информирование населения [о деятельности ППЗРО], с какой периодичностью, в каком объёме. В последнее время появился печальный опыт. Были общественные слушания в Новоуральске тоже по созданию пункта захоронения радиоактивных отходов, где обещали, что местные жители и общественность будут иметь возможность знать, что поступает на захоронение, какие объёмы и так далее. Но слушания прошли, а информация вдруг стала неожиданно закрытой. То же касается информации о количественном и качественном составе жидких радиоактивных отходов, которые закачиваются сейчас под землю на полигонах в Железногорске, Северске и Димитровграде, – сказал Александр Колотов. – У представителей общественных экологических организаций имеется обеспокоенность, что если мы сейчас дадим добро на создание ППЗРО в Озёрске, то он может превратиться в новую «чёрную дыру», куда будут свозиться радиоактивные отходы не только с «Маяка», но и со всей России, а что там происходит, для внешнего мира будет неизвестно. Поэтому три ведущие экологические организации России приняли заявление о том, что информация о радиоактивных отходах должна быть открытой, её нельзя скрывать. У нас есть конституционное право знать, рядом с какой опасностью мы живём».

Представители ФГУП «НО РАО» подтвердили, что, по их мнению, информация о радиоактивных отходах не подлежит разглашению. «Да, некоторая информация, которая касается пунктов захоронения РАО, та информация, которая у нас запрашивалась, частично сегодня находится, и к нашему сожалению, под грифом «ДСП» [для служебного пользования]. Так получается!» – сказал Никита Медянцев. «В задачи «НО РАО» входит информирование общественности о том, что мы делаем», – подтвердил Максим Хамаза, но пока, по его мнению, к такой информации относятся лишь сведения о радиационном фоне и о происшествиях.

Слушания пройдут 12 июля

Наивно было бы предполагать, что на круглом столе или на слушаниях могут быть даны ответы на все вопросы, и сняты все противоречия. Круглый стол в областном центре стал хорошей прелюдией к слушаниям в закрытом административно-территориальном образовании Озёрск. Основным итогом круглого стола стало не столько получение информации,  сколько обмен мнениями. Круглый стол был одним из подготовительных мероприятий к общественным слушаниям, которые должны пройти в ЗАТО Озёрск 12 июля. ФГУП «НО РАО», выступающее заказчиком слушаний, обещало обеспечить оформление необходимых документов для въезда в ЗАТО с целью участия в слушаниях для представителей программы «БезРАО», заранее подавших заявки. На слушаниях дискуссия будет продолжена.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com