Труба Сибири

Ukok Plateau Credit: Kobsev

Проект трубопровода был обнародован весной 2006 года в ходе визита российского лидера в Китай. Трубы восточным соседям планировалось проложить сразу по трем направлениям. Через Приморский край, Амурскую область и через Алтай. По этим маршрутам планировалось ежегодно подавать 68 млрд кубометров газа: по 30 по «Алтаю» и «Силе Сибири», 8 приходилось на Дальний Восток.

В октябре 2008 года российские СМИ объявили, что «из-за неконкурентоспособности и экономической нецелесообразности проект газопровода «Алтай» не вошел в генеральную схему развития газовой отрасли РФ до 2030 года».

Соглашение о поставках российского голубого топлива «Газпром» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписали в мае 2014 года. Первоначально предполагалось, что основную долю инвестиций в проект строительства трубопровода внесет Китай. Однако уже спустя год после подписания документа китайская сторона заявила, что отказывается от финансирования проекта. А в 2015 году заместитель председателя правления «Газпрома» Андрей Круглов на ежегодном собрании акционеров вынужден был признать: «Газпром» будет строить газопровод «Сила Сибири» за счет собственных средств, без финансирования со стороны Китая».

Третий лишний?

Строительство восточной ветки газопровода в полном разгаре. «Мы построили около 1480 км, что составляет более двух третей протяженности участка от Чаяндинского месторождения до границы с Китаем». – рассказывает глава управления «Газпрома» Кирилл Полоус.

Монголия не первый год предлагает свою территорию для транзита российского газа в Китай, указывая на безопасность, краткость пути и благоприятные природные условия. Именно это направление затронул в разговоре с российским лидером президент Монголии.

Пути западных маршрутов «Силы Сибири» должны были пройти через места непосредственного соседства России и КНР без транзитных государств. Однако с подачи соседних Монголии и Казахстана был поднят вопрос о транзитных вариантах. Алтайский маршрут был запланирован через горы и заповедные территории сквозь узкий перешеек между территориями Казахстана и Монголии.

Первоначально алтайский маршрут предполагал прокладку газопровода через плато Укок, входящее в состав объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО «Золотые горы Алтая». Планы «Газпрома» вызвали критику как региональных, так и российских экологических организаций, а также коренных малочисленных народов, чьи места проживания оказались на пути трубопровода.

Прокладка газопровода по западному направлению через плоскогорье Укок чревата экологическими и технологическими рисками, утверждают эксперты. Правда, фактически получается, что каким бы маршрутом не пошла труба, она везде упирается в охраняемые природные территории.

«По трассе газопровода «Алтай» есть вопросы со стороны природоохраны, плюс очень сложный рельеф. В то же время не иметь транзитной страны в проекте лучше, чем иметь, и это было бы, наверное, более интересно и Китаю как получателю газа», – считает заместитель гендиректора по газовым проектам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

«Граница России с Китаем на этом участке очень маленькая (несколько десятков километров). При этом, с точки зрения рельефа местности, там не самые лучшие условия для прохождения этого газопровода, именно по этой причине может оказаться, что прохождение газопровода по территории Монголии или Казахстана будет более интересным… До сих пор «Алтай» не согласован, поэтому могут быть видоизменения этого маршрута», – говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Неприкасаемые

Пастухи обходят это место стороной, стараясь не нарушать покой урочищ – плато Укок, через которое по планам проходит западный маршрут газопровода «Сила Сибири», местные жители считают священным местом, а туристы – местом Силы. Эту территорию называют «колыбелью мира». Здесь известный ученый и философ Николай Рерих искал легендарную страну Шамбалу, где «земля смыкается с небом», и где живут свободные и бессмертные люди.

Укок – место расположения сотни археологических памятников, но самая знаменитая находка – обнаруженная в 1993 году мумия, возраст которой составляет предположительно 2,5 тысячи лет. Алтайские шаманы уверены, что это тело прародительницы их народа – принцессы Кыдын. Они связывают беды Алтая с осквернением тела «принцессы». В 2014 году совет старейшин Алтая выступил с требованием захоронить принцессу, но до сих пор это не сделано.

Экологи считают, что Укок нельзя трогать потому, что он является территорией обитания редкого вида кошачьих – снежного леопарда ирбиса, который обитает на стыке четырех государств – России, Монголии, Китая и Казахстана. «Прокладка газопровода и автострады через плато могла бы негативно сказаться на группировках ирбиса в бассейне реки Аргут хребта Табын-Богдо-Ола», – подчеркивают представители Всемирного фонда дикой природы России (WWF). По мнению экспертов, строительство газопровода нарушит уникальный природно-исторический комплекс этих мест.

С 2005 г. плато Укок имеет особый статус природного парка «Зона покоя Укок». Предполагаемая трасса трубопровода пересекает участки с многолетнемёрзлыми породами, нарушение которых вызовет дестабилизацию почвенных грунтов, а также усиление процессов проседания почв, утверждают эксперты. Также часть территории, по которой может пройти газопровод (горное обрамление плато Укок), расположена в зоне высокой сейсмичности, и бурение может спровоцировать сейсмотектонические процессы.

В поддержку требования об изменении маршрута прокладки газопровода в 2008 году было собрано около 15 тысяч подписей, в 2013 году – более 17 тысяч.

После сообщений СМИ о возобновлении планов строительства ветки газопровода, ведущей через Монголию в Китай, Владимир Путин подтвердил неприкосновенность этой территории плато Укок. Он также поддержал предложения экологов о переносе маршрута в другое место и идею строительства трубопроводов из России в Китай через Монголию, сообщают представители Всемирного фонда дикой природы России. Однако куда перенесут маршруты? А главное – зачем вообще нужен этот проект?

Дело – труба

Проект строительства трубопровода из России в Китай принято преподносить не только в качестве большой геополитической победы, но и как выгодный коммерческий проект. Однако выгода далеко не очевидна.

«Когда я в прошлом году разговаривал в Пекине с китайскими специалистами, они мне доверительно рассказали: «Вы знаете, мы закрываем свой газовый баланс без России, а вот этот российский газ нам понадобится только в одном случае – если в Тихом океане сложится тяжелая военно-политическая обстановка, и получение сжиженного природного газа из других источников окажется затрудненным или невозможным. Тогда мы попросим поставки газа из России», – рассказывает «Радио Свобода» Михаил Крутихин, партнер аналитического агентства RusEnergy. – То есть для них это запасный выход. И когда у нас говорят, что китайцы спят и видят, что к ним придет российский газ, это не соответствует действительности».

Цена газа, по словам экспертов, рассчитана с привязкой к цене нефти по 60, 75 и 90 долларов за баррель. И согласно обоснованию инвестиций, которое делали в «Газпроме», получается, что даже при таких ценах на нефть проект не окупается даже в 2048 году.

У России много газа. При этом в Европе потребление практически не растет, зато растет противостояние проектам подобного типа. Куда девать газ? Либо газ должен добываться в суровых условиях Арктики, и тогда инфраструктуру берет на себя государство, как в проекте «Ямал СПГ». Либо опять надо прокладывать куда-то трубы. Единственным направлением оказывается Китай.

Крутихин утверждает, что экономических выгод от проекта нет. «Китайцы будут брать газ по цене ниже себестоимости – себестоимости добычи, себестоимости прокачки, плюс операционные издержки и капитальные инвестиции, которые нужно вложить в эту самую «Силу Сибири»: в газоперерабатывающий завод, в газохимический завод и много что еще. В результате российский налогоплательщик будет субсидировать китайских потребителей газа».

Может быть, прокладка трубопроводов будет способствовать газификации регионов России? В обосновании инвестиций сделаны расчеты, сколько газа по этой трубе будет возможно отправлять внутрь страны: не больше 4,5 млрд кубометров в год. Это микроскопическая величина и для «Газпрома», и для России. При этом даже на этот газ нет достаточного спроса. Эксперты отмечают и такой момент: населенные пункты в регионах разбросаны очень далеко друг от друга, и строить сеть газопроводов совершенно невыгодно.

В настоящий момент Китай потребляет около 200 млрд кубометров газа в год, из которых около 130 млрд кубометров добывается в стране, а треть импортируется из Туркмении. Причем Ашхабад продает Пекину газ по заниженной цене. Отчасти это объясняется тем, что почти вся оплата за голубое топливо идет на погашение кредита, который Китай выделил Туркмении. Очевидно, что в таких условиях России выгодных цен на газ ждать не приходится.

В чем сила, брат?

«Мы добивались этого более 10 лет и рады, что, наконец, были услышаны. WWF не препятствует развитию экспортных газопроводов из России, однако настаивает на выборе оптимальных маршрутов их прокладки, которые позволяли бы сократить ущерб для окружающей среды, особенно если речь идет об особо охраняемых природных территориях, таких как плато Укок на Алтае или Кургальский заказник в Балтике, – говорит Алексей Книжников, руководитель программы по экологической политике ТЭК WWF России. – Специалисты фонда природы готовы принять активное участие в научно-обоснованном, экологически безопасном, инклюзивном и открытом процессе планирования маршрута и создании трехстороннего коридора».

«Мы надеемся, что новый маршрут позволит минимизировать экологический ущерб. Важно, чтобы данный трансграничный проект прошел процедуру Стратегической экологической оценки (СЭО), как это уже предусмотрено национальным законодательством Китая, а в Правительстве России находится российский законопроект, подготовленный Минприроды России и направленный на реализацию СЭО в отечественном экологическом законодательстве. Мы рады, что президент России считает, что во главу угла должно быть поставлено превентивное сохранение всех ценных и уязвимых мест, сохраняемых в уже созданных и планируемых ООПТ и экологических сетях, и готовы применить опыт создания российско-китайской сети ООПТ в бассейне Амура на новых маршрутах сопряжения Шелкового пути и Евразийского экономического союза (ЕврАзЭс)», – считает Евгений Шварц, директор по природоохранной политике WWF России.

И все же ключевым в принятии решений по таким вопросам должен быть вопрос целесообразности, – с этим соглашаются и эксперты, и представители общественности. После падения цен на нефть, к которым привязана стоимость газа, «Сила Сибири» оказывается нерентабельной. За последних три года цена на газ в Азиатско-Тихоокеанском регионе снизилась в два с лишним раза. Это совсем не та цена, на которую изначально рассчитывался проект. Получается, когда «Сила Сибири» дойдет до китайской границы, Китай сможет сам диктовать цены, и экспорт неизбежно окажется убыточным для России.

По мнению экспертов, самое разумное – остановить проект, пока не поздно. «Там уже много сделано, – говорит Михаил Крутихин. – Думаю, что можно было бы доделать в минимальном варианте – довести трубу до Благовещенска, потом все это остановить и начать разработку нефтяных залежей Чаяндинского месторождения, чтобы они не пропали». Вариантом, по мнению эксперта, может быть ориентация на сжиженный природный газ: можно около большой трубы поставить завод, делать сжиженный природный газ, а потом его автоцистернами развозить по деревням, по мелким городам – газифицировать эти места. Решением проблемы на локальном уровне, как считает Крутихин, может стать распределенная энергетика с использованием местных источников энергии.

Ольга Подосенова