Взлет по Солнцу

Solar power Credit: Alejandro Hernandez

Впервые опубликованный в 2005 году ежегодный отчет Renewables 2018 Global Status Report до сих пор является наиболее полным обзором последних мировых событий и тенденций в области ВИЭ. В подготовке документа участвуют около 900 авторов – специалистов и исследователей со всего мира.

Как следует из свежего доклада, в прошлом году ВИЭ выработали примерно 26,5% мировой электроэнергии, на них пришлось 70% чистого прироста генерирующих мощностей. Всего же за последние 10 лет глобальные мощности возобновляемых источников энергии увеличились в два раза.

Согласно докладу REN21, один из положительных эффектов от развития возобновляемых источников – создание новых рабочих мест: на данный момент в сфере ВИЭ в мире занято около 10,3 млн человек. Только Китай трудоустроил в этой области 4,2 млн человек. По сравнению с предыдущим годом число занятых в отрасли в мире увеличилось на полмиллиона человек.

Инвестиции вместо субсидий

Объем мощностей солнечной фотоэлектрической энергии (PV-панели) достиг рекордной отметки 98 ГВт в 2017 году, что на 29% больше, чем в предыдущем году, а новые мощности энергии ветра – 52 ГВт. При этом, как следует из доклада REN21, субсидии на ископаемое топливо составили 370 млрд долларов в год, а на ВИЭ – всего 140 млрд евро.

Не стоит путать субсидии с инвестициями. Хотя и то, и другое – вложение денег, инвестиции вкладываются для получения прибыли, а субсидии – это практически безвозмездная помощь. Так вот эксперты утверждают, что возобновляемая энергетика стала менее субсидируемой, но в нее по-прежнему охотно вкладывают инвестиции.

Лидером по инвестициям в ВИЭ на протяжении последних лет остается Китай. В 2017 году страна вложила в эту сферу 127 млрд долларов – в три раза больше, чем Европа и США. Наметился значительный рост инвестиций в возобновляемые источники в развивающихся странах. На эти государства теперь приходится основная доля (63%) мировых инвестиций. «Маршалловы Острова, Руанда, Соломоновы Острова, Гвинея-Бисау и многие другие развивающиеся страны инвестируют столько же или даже больше, чем индустриально развитые государства», – констатируют эксперты.

Основной объем инвестиций в возобновляемые источники энергии по-прежнему идет в солнечную энергетику. Только малые солнечные фотоэлектрические установки мощностью менее 1 МВт привлекли в прошлом году на 15% больше инвестиций – 49,4 млрд долларов.

Погреемся от солнца

Солнечные фотоэлектрические установки (PV) показали в прошлом году удивительный рост: почти вдвое больше, чем у ветровой энергии, и добавили больше мощности, чем уголь, природный газ и ядерная энергия вместе взятые. Их суммарная мощность в глобальном масштабе увеличилась почти на треть, до примерно 402 ГВт.

Повышение конкурентоспособности возобновляемых источников энергии ускорило снижение стоимости электроэнергии, особенно в солнечной энергетике. Глобальная средневзвешенная стоимость солнечной энергетики промышленного масштаба упала на 73% в период между 2010 и 2017 годами, а конкурсные отборы в секторе ВИЭ продемонстрировали рекордные низкие цены – 30 долларов США за МВт*ч в солнечной и ветровой энергетике.

К 2020 году солнечные модули будут поставлять в три раза больше электроэнергии, чем сейчас, и примерно в 13 раз больше к 2030 году, утверждают аналитики. Хотя потенциал солнечной энергии сосредоточен в небольшом количестве стран, к концу 2017 года на каждом из континентов было установлено более 1 ГВт мощностей, и, по меньшей мере, 29 стран имеют не менее 1 ГВт. Солнечные панели выработали более 10% энергии в Гондурасе в 2017 году и значительную долю – в Италии, Греции, Германии и Японии. Падающие цены и предсказуемые цены на энергию, предлагаемые солнечным оборудованием, расширяющийся рынок привлекают новых участников в отрасль, в том числе нефтегазовые компании.

Трудно не заметить значительный прогресс в развитии еще одного вида станций гелиотермальной энергетики – солнечных систем концентрирующего типа (CSP, Concentrated solar power). Они становятся серьезным конкурентом тепловых электростанций на ископаемом топливе. Их общая мощность достигла 4,9 ГВт в 2017 году. Также 2017-й стал годом рекордно низких тарифов для них.

Рекордным стал год и для выработки тепловой энергии от солнца. Около 35 ГВт новых солнечных тепловых мощностей было введено в эксплуатацию в 2017 году. Лидером стал Китай, за ним следуют Турция, Индия, Бразилия и США. Благодаря поддержке со стороны правительств солнечное централизованное теплоснабжение продвигалось во все большем числе стран: Австралии, Франции, Кыргызстане, Сербии. Произошли и технологические прорывы в этом направлении: запущены в промышленное производство мощности пластинчатых и концентрирующих коллекторов.

Био-, гидро-, океан

Относительно медленным (меньше 2% в год) был рост мощностей биоэнергетики. Причину эксперты видят в отсутствии внимания со стороны политики и низких цен на ископаемое топливо. В настоящее время идет разработка технологий производства биотоплива для авиационного использования.

Геотермальной энергетики в прошлом году было введено 0,7 ГВт, в результате общая сумма глобальной добычи составила около 12,8 ГВт. Установки появились в Индонезии, Турции, Чили, Исландии, Гондурасе, Мексике, США, Японии, Португалии и Венгрии.

Самый невпечатляющий прирост за последние пять лет показала гидроэнергетика. Главным образом, потому что в последнее время это направление под пристальным контролем с точки зрения устойчивости. В 2017 в мире прибавилось 19 ГВт мощностей «водной» энергетики. На Китай пришлось около 40% новых установок в 2017 году, за ним следуют Бразилия, Индия, Ангола и Турция, Иран, Вьетнам, РФ и Судан.

Одним из самых дорогостоящих видов энергии считается энергия океанов, но «технологический оптимизм» заставляет экспертов говорить о скорой «коммерциализации» отрасли и повышении ее доступности.

На ветер

Энергия ветра показала свой третий рекордный год, добавив более 52 ГВт мощности. Цены быстро падают как для береговой, так и для морской ветроэнергетики. Быстрое падение цен на энергию ветра сделало ее наименее затратным вариантом для новых мощностей в большом количестве стран. Размеры турбин и проектов продолжали расти, и несколько производителей объявили о планах по выпуску машин мощностью 10 МВт и более. По меньшей мере 13 стран – включая Коста-Рику, Никарагуа и Уругвай и несколько стран Европы – в течение 2017 года вырабатывали более 10% электроэнергии при помощи ветра.

Трамваев не хватает

Эксперты подчеркивают, что, несмотря на общие рекордные объемы ввода мощностей, главным образом рост происходит в секторе электроэнергии. Энергетическая трансформация в отоплении и транспорте происходит гораздо более медленными темпами.

Ежегодно на дороги мира выходит более 30 миллионов электромобилей. 1,2 миллиона пассажирских электромобилей были проданы в 2017 г. – на 58% больше, чем в 2016-м. Также выросли масштабы использования электрических автобусов. Однако до сих пор 92% потребностей в энергии на транспорте по-прежнему удовлетворяется за счет нефти, и только 42 страны имеют национальные цели по использованию возобновляемых источников энергии на транспорте.

Политика, направленная на содействие использованию ВИЭ и повышению энергоэффективности в транспортном секторе, по-прежнему сосредоточена на автомобильном транспорте, содействии использованию биотоплива и топливной эффективности. В то время как в сферу внимания должны попасть и железная дорога, и авиация и судоходство (причем, даже в городах).

Хорошие перспективы эксперты видят во внедрении систем интеграции ВИЭ с переменным характером выработки электроэнергии (VRE) . Для многих энергетических рынков сектора транспорта и теплоснабжения могут стать средством, помогающим использовать «излишки» переменчивой генерации на основе солнца и ветра. Например, для сокращения вынужденных потерь ветрового и солнечного электричества, Китай внедряет программы «побочной» электрификации отопления, производства и транспорта в регионах с высоким уровнем производства возобновляемой энергии.

Несколько технологий – хранилища энергии, тепловые насосы и электрические транспортные средства – активно развиваются и в настоящее время помогают объединять VRE сектор с тепловым и транспортным секторами. В некоторых странах быстро развиваются жилые и коммерческие мощности по хранению электроэнергии, особенно в сочетании с солнечной фотоэлектрической энергией.

Пошли в народ

Прорывом и революцией считают такой эффект ВИЭ как увеличение доступа к энергии. Как решение для обеспечения доступа к энергии миллионов людей, особенно в Азии и Африке, эксперты видят распределенные системы возобновляемых источников энергии для доступа к энергии (DREA). Это – небольшие локальные солнечные установки для отопления, охлаждения и приготовления пищи.

Национальные цели по внедрению возобновляемых источников энергии при приготовлении пищи, отоплении и охлаждении появились в 48 странах. В Индии количество установок солнечных тепловых коллекторов выросло примерно на 25% в 2017 году по сравнению с 2016-м. Китай стремится к 2020 году покрыть 2% потребностей на охлаждение зданий с помощью солнечной энергии.

Тенденцией 2017 года стало установление партнерских отношений между транснациональными корпорациями, местными предприятиями и правительствами для развертывания систем DREA. В этом году также наблюдалось то, что все большее число национальных правительств старается создать благоприятные условия для развития подобных систем.

Экономика должна быть экономной

В 2016 году мировой валовой внутренний продукт (ВВП) вырос на 3%, тогда как спрос на энергию вырос только на 1,1%. Интересно, что страны, не входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), продолжают увеличивать потребление энергии наряду с ростом ВВП, а страны ОЭСР в целом – нет.

Снижение спроса на энергоносители на единицу экономического производства стало возможным благодаря сочетанию политики и специальных механизмов. К ним относятся: расширение, укрепление и долгосрочное воздействие стандартов энергоэффективности на бытовую технику, недвижимость и другие отрасли, введение новых стандартов эффективности использования топлива и, в последнее время, структурные изменения в промышленности.

К концу 2017 г., по меньшей мере, 145 стран приняли политику в области энергоэффективности, 157 стран – целевые показатели эффективности использования энергии. Обязательные и добровольные энергетические кодексы зданий – один из наиболее распространенных политических инструментов для содействия использованию возобновляемых источников энергии и энергоэффективности в секторе недвижимости, существуют в более чем 60 странах мира.

Корпорации отвечают

Как отмечают авторы доклада REN21, растет доля участия корпораций в развитии ВИЭ. В последнее время возобновляемые источники энергии сами по себе стали привлекательными, обеспечивая, среди прочего, экономическую конкурентоспособность, долгосрочную стабильность цен и безопасность поставок.

В 2017 году крупные корпорации получили возобновляемую электроэнергию в более чем 70 странах через соглашения о покупке электроэнергии, коммунальные зеленые программы закупок, сертификаты ВИЭ. Кроме того, корпорации в большом числе стран мира инвестировали средства непосредственно в системы возобновляемых источников энергии для собственного потребления.

Тяжелая промышленность, которая традиционно владеет энергогенерирующими активами или заключает двусторонние контракты с производителями энергии, также увеличила объемы выработки на основе возобновляемых источников энергии в последние годы. «Варианты, доступные корпорациям для использования ВИЭ, во многом зависят от рынков и политических рамок, в которых они действуют», пишут эксперты.

И целого мира мало

Несмотря на всё вышеперечисленное в 2017-м впервые за последние четыре года был зафиксирован рост объема выбросов парниковых газов. Пока 80% используемой человечеством энергии производится на основе угля, газа и нефти.

Главными стимулами для роста, по мнению аналитиков REN21, по-прежнему являются целенаправленная политика государств и развитие технологий. Все чаще субнациональные правительства становятся лидерами в климатических и ВИЭ-инициативах. Частный сектор все чаще играет роль в стимулировании внедрении возобновляемых источников энергии в рамках своих закупок и инвестиций.

В 2017 году вновь возросло число стран с целевыми показателями возобновляемой энергии и политикой ее поддержки. Возобновляемая энергетика и энергоэффективность активно продвигаются в рамках обязательств по достижению нулевых выбросов или с помощью конкретных механизмов, таких как налоги на выбросы углерода, ликвидация субсидий на ископаемые виды топлива и схемы торговли выбросами.

Цели по снижению парниковых газов в масштабах всей экономики и для конкретных секторов остаются одним из основных средств, позволяющих влиять на развитие возобновляемых источников энергии. По состоянию на конец 2017 г. в 146 странах установлены целевые показатели по ВИЭ, в 48 странах – для «возобновляемого» отопления и охлаждения, для ВИЭ в транспорте – в 42 странах.

Эксперты сети REN21 говорят: чтобы спасти планету от глобального потепления нужно ускорить переход на ВИЭ в транспортном секторе и отоплении. Технологии ВИЭ уже заметно потеснили уголь в мировой энергетике, теперь на очереди нефть и газ. «Добиться энергетического перехода можно при условии активных действий со стороны правительств, – считает председатель REN21 Артурос Зервос. – Например, прекращение субсидий на ископаемое топливо и ядерную энергетику, инвестирование в необходимую инфраструктуру и установление жестких целей и политики в области отопления, охлаждения и транспортировки. Без этого руководства миру будет трудно выполнить обязательства в области климата или устойчивого развития».

Ольга Подосенова