Пески угрожают лесам и реке Мурманской области

Kuzomen desert Кузоменьские пески, Терский берег, Мурманская область. Credit: Анна Киреева

Мы часто слышим о том, как важно заниматься рациональным природопользованием. О том, что освоение Арктики должно основываться на высоких экологических стандартах. О том, что нельзя обеспечивать комфортные условия сейчас ценой создания экологических проблем будущим поколениям: несправедливо перекладывать решение на их плечи.

Но именно это уже несколько десятков лет происходит на Терском берегу Мурманской области. Просто несколько веков назад люди, населявшие север, не знали или не задумались о последствиях своих действий. Интересно, о чем не задумывается наше поколение, развивая Арктику, и как это может сказаться на экосистеме и людях в будущем?

По словам Геннадия Власовича, участкового лесничего и жителя села Кузомень, проблема возникла несколько веков назад, когда Терский берег относился к подворью Соловецкого монастыря. Здесь были построены солеварни, а для выпаривания соли вырубали и жгли местную древесину. Особых технологий продуманной вырубки леса тогда не было, а почвы оказались очень легкими, песчаными.

Дополнительную нагрузку создавало большое количество скота, который держали местные жители. Все это привело к тому, что лес самостоятельно не восстановился.

Kuzomen desert Терский берег, Мурманская область. Credit: Анна Киреева

Кузоменьские пески, которые в просторечии называют пустыней, расположены в юго-восточной части Кольского полуострова вдоль побережья Белого моря по обе стороны от устья реки Варзуга на протяжении 13 километров. Площадь подвижных песков в настоящее время составляет 1600 гектаров в том числе на правом берегу реки — до 800 гектаров.

«Сегодняшний ландшафт был создан в результате пребывания здесь человека – количество вырубленного леса превысило возможности восстановления на этой территории. Почвы здесь песчаные. Вокруг сосновые леса, которые прекрасно живут на таких бедных почвах. Однако если на них производить вырубку со снятием почвенного покрова, то восстановление этой территории в данных климатических условиях будет крайне проблематичным», – рассказала руководитель программы по сохранению лесов и биоразнообразия Кольского Центра Охраны Дикой природы Ольга Петрова.

Борьба с местной пустыней продолжается последние 70 лет.

«Первые годы были не очень удачными, поскольку работы велись лесоводами без научной поддержки, и показали не очень хорошие результаты», – рассказал заместитель начальника управления лесного хозяйства Минприроды Мурманской области Павел Пестов.

Все изменилось в 1980-х годах прошлого века, когда в Кузомени был создан стационар Полярно-альпийского ботанического сада-института, который занимался разработкой методик по закреплению песков. Здесь выращивался посадочный материал. Тогда удалось облесить бугристые пески, которые угрожали поселку Кузомень.

Подвижные же пески до сих пор представляют проблему – они опасны как для реки, так и для населенного пункта. Сейчас ведутся работы по их закреплению.

Kuzomen desert В свое время в сотне метров от берега были установлены специальные заградительные заборы, чтобы предотвратить занос реки. Credit: Анна Киреева

В свое время в сотне метров от берега были установлены специальные заградительные заборы, чтобы предотвратить занос реки. Но при их установке была нарушена технология, и часть заборов просто упала. Сейчас его доски чаще используются туристами, чьи машины застряли в песках, чем по прямому назначению.

По словам Пестова, ограждения не будут восстанавливаться, поскольку цена работ не соответствует результатам от их восстановления.

Он отметил, что сейчас работа министерства, в первую очередь, сосредоточена на укреплении берегов – именно эта проблема сейчас вызывает особую тревогу. Дело в том, что постоянно движущиеся пески изменяют гидрологический режим реки: изменяется ее русло, осыпаются берега. Их состояние у некоторых домов поселка Кузомень критическое.

«К сожалению, на сегодняшний день нет устоявшихся технологий по закреплению подвижных песков. Сейчас ведется экспериментальная работа по выбору технологий и пород, которые дадут наилучшие результаты», – отметил Пестов.

Существует несколько подходов для укрепления песков. Одним из самых эффективных является способ первоначального «залужения» с дальнейшей высадкой леса. Другими словами, сначала создается луг: высаживаются злаки, чья корневая система закрепляет подвижные пески и создает стабильность, а потом на этом лугу высаживается лес.

Kuzomen desert Посадочный материал для борьбы с опустыниванием. Credit: Анна Киреева

Последние три года региональным властям помогают общественники: WWF и Кольский Центр Охраны Дикой Природы ведут работы по посадке леса на берегу реки Варзуга. По словам руководителя Баренцевоморского офиса WWF Олега Суткайтиса, прежде чем приступить к работам, экологи изучали опыт других регионов.

«Опыт Калининградской области на Куршской косе нам не подходит. В Ненецком Автономном Округе тоже происходят подобные работы, которые оплачиваются нефтегазовыми компаниями. Такие работы очень дорого стоят. Например, в НАО работа на одной площадке стоит десятки миллионов рублей», – рассказал он.

В прошлом году в рамках этого проекта было заготовлено 10 кг семян. Этого количества хватит на 10 лет работ. Сейчас семена находятся в семенном хранилище в Петрозаводске. Экологи ждут, когда ученые примут решение о том, где и каким способом их высаживать, какой технологии придерживаться.

На сегодняшний день существуют две зарекомендовавшие себя технологии: первая – высаживание сеянцев с открытой корневой системой. По второй технологии, широко применяемой, например, в Скандинавии, происходит  высадка посадочного материала с закрытой корневой системой. Для этого растения высаживаются в питомнике в специальных торфяных стаканчиках с удобрениями пролонгированного срока действия.

Kuzomen desert Credit: Анна Киреева

«Высаживая такой стаканчик в почву, создается более комфортная среда на период адаптации. Но это гораздо дороже», – отмечает Ольга Петрова. А период адаптации очень важен, поскольку на побережье значительное влияние оказывают постоянные сильные ветра, которые способствуют процессам выдувания, и процесс восстановления становится более сложным.

Здесь деревья растут очень медленно. Скорость высадки зависит от посадочного материала и количества участвующих людей. В прошлом году усилиями экологов и волонтеров удалось высадить один гектар. Прижилось около 70%. В этом году планируется  посадить 3-5 гектаров. Но для того, чтобы хотя бы «идти вровень с пустыней» надо ежегодно высаживать более 10 гектаров.

Все зависит от наличия посадочного материала и погодных условий. В этом году в посадочном периоде принимают участие более 30 человек.

Kuzomen desert Площадь пустыни пока не уменьшается. Credit: Анна Киреева

«Мы очень рады, что в Год Волонтера мы смогли привлечь достаточное количество тех людей, которые хотели бы помочь в посадке деревьев. Среди них много молодежи», – не скрывая радости рассказала Ольга Петрова, которая фактически руководит волонтерским лагерем на берегу реки, где происходят посадки. Сам же посадочный материал заготавливается в Варзуге.

Она рассказала, что лучше всего заниматься такими работами весной, поскольку результаты осенних посадок не очень впечатляют: период адаптации до снега очень короткий, а зимние условия здесь суровые из-за ветров, которые выдувают снега практически до песков, и растение остается незащищенным перед морозами.

«Мы стараемся помогать региональным властям и местным жителям. Главная задача – сохранить реку. Закупка семян – это начало большой программы. Мы хотим, чтобы это была не инициатива общественных организаций, а полноценная региональная программа», – рассказал Олег Суткайтис.

В это время несколько десятков экологов и подростков-волонтеров на продуваемом сильными ветрами берегу реки, под накрапывающим холодным северным дождиком и периодическим, еще не согревающим солнышком, пытались изменить ситуацию, высаживая саженцы сосны, привезенные другой группой волонтеров из леса.

«Площадь пустыни пока не уменьшается», – в один голос говорят экологи.

Анна Киреева

anna@bellona.ru