ТОР: территория в законе

deforestation Credit: flickr.com/photos/housephotography

«Спецрежим»

Создать сеть территорий опережающего социально-экономического развития с особыми условиями предложил президент Путин в послании Федеральному собранию в декабре 2013 года. Через год был принят закон «О территориях опережающего социально-экономического развития», определяющий специальный правовой режим осуществления предпринимательской деятельности на подобных территориях.

Статус территории опережающего развития дает ее резидентам многочисленные экономические преференции. Фактически, ради экономического эффекта ТОР позволено жить по собственным законам. Территорией распоряжается специальная управляющая компания. Она решает вопросы выделения земельных участков, подключения объекта к сетям и инфраструктуре, выполняет роль многофункционального центра.

Особый правовой режим освобождает резидентов ТОР от уплаты таможенных сборов, налога на имущество и земельного налога. Территории опережающего развития получили нулевую ставку налога на добычу полезных ископаемых, нулевую ставку налога на прибыль, льготную ставку отчислений на обязательное социальное страхование.

Также для ТОР создан режим свободной таможенной территории, льготный режим подключения к различным объектам инфраструктуры, возможность привлечения в льготном и ускоренном порядке иностранного персонала. При этом на создание инфраструктуры ТОР выделяются бюджетные деньги.

Восемнадцать (большая часть) ТОР располагается на территории Дальнего Востока, остальные – в Сибири и некоторых российских моногородах. С момента принятия федерального закона «О территориях опережающего социально-экономического развития» общее количество инвесторов, получивших статус резидентов только в дальневосточных ТОР, достигло 224. Сумма заявленных инвестиций составляет свыше 2,19 трлн рублей.

Ветер в угольные копи

Изначально инициатива по созданию территорий опережающего социально-экономического развития позиционировалась как средство поддержки проектов несырьевой направленности и малого бизнеса. И действительно на Дальнем Востоке появились проекты по развитию туризма и даже – по производству чистой энергии.

К примеру, резиденты ТОР «Беринговский» на Чукотке занялись реконструкцией Анадырской ветростанции. Специалисты одной из компаний заменят на четырёх ветрогенераторах объекта устаревшую автоматизацию и силовые агрегаты. По окончанию работ самая крупная на крайнем Севере ВЭС даст дополнительные 2,5 МВт энергии для региона.

«Чистая энергия ветра позволяет снижать использование дорогостоящего топлива и улучшить экологическую обстановку», – говорят инициаторы проекта. Они отмечают, что ветростанция включена в общую сеть Анадырского энергоузла и снабжает потребителей в городе Анадыре и поселке Угольные Копи, в котором проживают более 3 тысяч человек. Реализация проекта по восстановлению ветропарка позволит в дальнейшем снизить тариф на электроэнергию в поселке. Полная реализация заявленных проектов создаст около 1200 рабочих мест.

Анадырская ветростанция – не единственный проект по ветрогенерации в Чукотском автономном округе. Соглашение о реализации проектов в области ВИЭ на территории Чукотского автономного округа на третьем Восточном экономическом форуме было заключено между ПАО «РусГидро», Правительством Чукотского автономного округа и японскими компаниями «Мицуи Корпорейшн», «Комайхалтек Инк».

Из одного кармана в другой

И все же «экологически чистые проекты» на территориях опережающего развития – это скорее исключение, чем правило. Большинство резидентов реализуют традиционные для России проекты, в том числе – сырьевой направленности.

Несмотря на то, что изначально ТОР задумывались как средство поддержки местного бизнеса, на практике в этом поле хорошо освоились именно крупные корпорации. В создании дальневосточных территорий опережающего развития активно участвуют такие гиганты отечественной индустрии как «Роснефть», «Газпром» и СИБУР. «Роснефть» обосновалась в ТОР «Нефтехимический» в Приморском крае. «Газпром» и СИБУР строят заводы по газопереработке и газохимии в ТОР «Свободный» в Амурской области. В Большом Камне (Приморский край) планируется строительство судостроительного комплекса «Звезда», которое ведет консорциум «Роснефти», «Роснефтегаза» и Газпромбанка.

«Реализацию проектов создания ТОР нельзя считать успешной, – считает доцент МГУ, кандидат экономических наук Андрей Кобяков. – Сам проект ТОР изначально был достаточно невнятным. Было просто общее представление о том, что нужно выделять некие территории, создавать некий особый режим, и это, дескать, привлечет туда какие-то проекты. Какие должны быть масштабы у ТОР, какие они должны быть по охвату территорий – мне кажется, этот вопрос вообще не был проработан на стадии проекта».

По мнению экспертов и местных жителей, реализация программы территорий опережающего развития уже начинает негативно влиять на социально-экологическую ситуацию на Дальнем Востоке. Это связано с тем, что принятие закона сопровождалось внесением изменений в Гражданский, Градостроительный, Трудовой, Земельный и Лесной кодексы.

«Поднебесные» инвестиции

Сегодня основным источником инвестиционных вливаний в Дальний Восток является Китай: 85% всех иностранных вложений приходится на эту страну. Около 20 китайских предприятий уже работают на территориях опережающего развития только в одном Приморском крае.

«В совокупности изменения в законодательстве открывают иностранным компаниям широкие перспективы для ведения хозяйственной деятельности в России. А наиболее вероятным местом проявления такой активности являются слабозаселённые территории Дальнего востока, граничащие с КНР», – говорят эксперты. Закон о ТОР критикуют за упрощение доступа граждан КНР к аренде земель, природным ресурсам и льготной экономической деятельности в ТОР.

Так, одна из статей законодательства о ТОР позволяет иностранным компаниям проводить принудительное изъятие земельных участков и расположенного на них недвижимого имущества по ходатайству иностранной компании. При этом сумма компенсации за отчуждаемое определяется самой компанией.

Общая стоимость проектов, которые китайские инвесторы намерены реализовать на Дальнем Востоке, превышает $30 млрд, заявил посол Китая в России Ли Хуэй на заседании коллегии Минвостокразвития во Владивостоке. «Наиболее активно развивается взаимодействие в нефтегазовой промышленности, сельском хозяйстве и финансовой сфере», – приводит слова посла пресс-служба администрации Приморского края.

Освоение китайскими предпринимателями территорий Забайкалья и Дальнего Востока вызывает беспокойство и протесты местных жителей. Уже есть прецедент с загрязнением почв токсичными ядохимикатами китайскими предпринимателями в Иркутской области.

Вызывает сомнение и экономический эффект от деятельности в пределах ТОР. «Власти Забайкальского края и китайская компания «Хуаэ Синьбан» из провинции Чжэцзян подписали заявление о намерениях передать Китаю в аренду 115 тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий, – пишут российские СМИ. – Протяженность территории этих угодий вдоль границы составит 1,5 тысяч километров. Огромные территории земель и пастбищ выделены сроком на 49 лет по цене 250 рублей за гектар в год. Аренда одного гектара за полвека даст стране 12 тысяч рублей!».

Жители Сахалина протестуют против ТОР «Горный воздух». «На территории «туристической жемчужины» ведется строительство, вырубается лес. В итоге мы получим лысые сопки, под вырубку уже попадает площадь леса, равная крупному городскому микрорайону. Строители уничтожили любимый горожанами родник, где все брали идеально чистую воду. Водопроводная вода в Южно-Сахалинске плохая. Все недоумевают: разве не уникальная сахалинская природа является главным туристическим брендом острова?», – рассказывает журналист ИА Citysakh.ru Алексей Лукашевич.

Статистика показывает, что при всех преференциях и послаблениях, объем налоговых доходов, полученных от резидентов территорий опережающего социально-экономического развития, «не оказывает существенного влияния на доходы бюджетов регионов Дальнего Востока».

Об этом же свидетельствуют и результаты опроса предпринимателей, проведенного экспертно-аналитическим центром Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС). Правительство РФ в прошлом году досрочно прекратило деятельность нескольких особых экономических зон. «В процессе реализации проектов ТОР может оказаться, что выживут только те территории, где реализуются крупные промышленные и логистические проекты», – говорится в новом исследовании РАНХиГС.

По данным РАНХиГС, более 80% проектов резидентов ТОР и Свободного порта Владивосток ориентированы либо на производство продукции невысоких уровней переработки для зарубежных потребителей, либо на логистическое обслуживание экспортных потоков.

Интересы ТОР фактически оказываются выше всех других законов. Проверки хозяйственной деятельности ТОР осуществляются без Счетной Палаты. Главный недостаток инициативы создания территорий опережающего развития с точки зрения большинства экспертов: закон о ТОР игнорирует федеральные законы о законодательных и исполнительных органах власти субъектов РФ, о местном самоуправлении, о приватизации, об обязательном страховании, об иностранцах, о лицензировании, об экологической экспертизе, о таможенных отчислениях и другие законодательные акты Российской Федерации.

Закон лишает органы власти регионов и местного самоуправления властных полномочий, отбирает у местных жителей возможность защищать свое конституционное право на чистую окружающую среду. Закон отменяет общественные слушания и референдумы по вопросу ограничения пользования территорией муниципального образования – все это нарушает права местного населения и становится прямой угрозой для уникальной уязвимой природы Дальнего Востока.

«Создание территорий опережающего развития – это инструмент тонкой настройки экономики, – говорит бывший заместитель председателя и член совета директоров Центрального банка, кандидат экономических наук Сергей Алексашенко. – А в нашей стране не построен фундамент: защита прав собственности, независимый суд, равенство всех перед законом, политическая конкуренция, ответственность власти перед гражданами».

Говоря о рисках, эксперты рекомендуют губернаторам вписать ТОР в программы регионального развития. А также устранить пробелы в законодательстве. Предлагается в целях нейтрализации негативных экологических последствий разработать для территорий опережающего развития «зеленые стандарты», а также определить посредников между самими компаниями и общественностью, что могло бы обеспечить соблюдение требований экологической безопасности.

Но эти вопросы пока на стадии идей. Зато быстро воплощаются в жизнь инструменты интенсивной эксплуатации территории. «До этого закон о ТОР у нас только на суше работал, потом мы послушали инвесторов и поняли, что надо еще и на акваторию выходить», – говорит полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев.

Ольга Подосенова