В следующем году начнутся работы по утилизации атомного ледокола «Арктика»

Arctica Атомный ледокол "Арктика" Credit: rosatomflot.ru

19 марта 2018 года между ГК «Росатом» и филиалом СРЗ «Нерпа» был заключен государственный контракт «Подготовка к выгрузке и выгрузка АППУ атомного ледокола «Арктика» с последующим размещением на хранение в пункт долговременного хранения (ПДХ) «Сайда».

«Мы начинаем готовить инфраструктуру, непосредственно работы в реакторном отсеке начнутся после прихода ледокола к нам. До этого должен быть выполнен его доковый ремонт, а атомоход «Сибирь» должен быть переведен обратно на «Атомфлот», – рассказал заместитель главного инженера по основному производству СРЗ «Нерпа» Олег Хаютин на прошедшем вчера в Мурманске заседании общественного совета по безопасному использованию атомной энергии в Мурманской области.

ingressimage_Kashka.JPG Мустафа Кашка, ФГУП «Атомфлот». Credit: Анна Киреева

«До конца этого года судно должно уйти на «Нерпу». Технические работы в отсеке могут начаться в следующем году. Сначала надо завершить все работы по «Сибири», на это может уйти до полутора месяцев. Кроме того, нам предстоит провести доковое освидетельствование «Арктики» – то же самое проводилось и по «Лепсе», и по «Володарскому», и по «Сибири», – рассказал первый заместитель

SRZ Nerpa СРЗ «Нерпа». Credit: СРЗ «Нерпа»

генерального директора ФГУП «Атомфлот» Мустафа Кашка.

Напомним, что ледокол «Сибирь был построен в 1977 году на Балтийском заводе. В 2014 году Госкорпорация «Росатом» приняла решение о выводе ледокола из эксплуатации.

В  марте 2016 года между ГК «Росатом» и СРЗ «Нерпа» был заключен госконтракт «Подготовка к выгрузке и выгрузка атомной паропроизводящей установки (АППУ) атомного ледокола «Сибирь» с последующим размещением в пункте долговременного хранения «Сайда».

Говоря о подготовке к реализации проекта Хаютин рассказал, что сначала был разработан соответствующий проект и программа выгрузки радиоактивного оборудования из корпуса ледокола, проведены ОВОС и оценка безопасности проводимых работ, разработана проектно-конструкторская документация на блок-упаковку.

Затем приступили к подготовке соответствующей инфраструктуры на нашем заводе: была создана временная рейдовая стоянка для ледокола в целях обеспечения, как безопасной стоянки ледокола, так и возможности прохода судов. Был выполнен ремонт и оснащение крана ПК-100, переоборудована кабина крановщика для защиты от ионизирующего излучения. На берегу была подготовлена вся инфраструктура для приема оборудования ледокола.

Перед буксировкой ледокола на СРЗ «Нерпа» был выполнен его доковый ремонт, был разработан проект буксировки.

Sibir_icebreaker Ледокол «Сибирь» подготовлен у буксировке на утилизацию. Photo: Анна Киреева

Для вывода из эксплуатации «Сибири» был выбран вариант с демонтажем и выгрузкой оборудования АППУ из ледокола и загрузкой его в отдельную блок-упаковку. Все оборудование, которое размещено в баке железоводяной защиты, выгружалось в технологические подставки, которые были размещены на грузовой палубе.

«Для выгрузки ядерного реактора была изготовлена специальная траверса, специальный транспортный кессон. Сейчас все оборудование загружено в блок-упаковку. В настоящее время ведутся работы по дезактивации реакторного отсека и планируются работы по переводу блок-упаковки в губу Сайда с помощью плавучего дока «Итарус», – рассказал он.

По словам заместителя главного инженера «Нерпы», измеренная доза гамма излучения блок-упаковки с помещенным в ней оборудованием соответствует основным положениям, действующим на предприятии.

Отмечая на вопрос «Беллона.Ру» о сложностях, с которыми столкнулось предприятие по первой в мире утилизации атомного ледокола, Хаютин лаконично ответил, что «Сложности были: менялась последовательность демонтажа, были и другие нюансы, но все было решаемо в рабочем порядке».

Но Мустафа Кашка рассказал о том, что сложностей было не мало, и сотрудники предприятия оперативно их решали.

Sibir Ледокол «Сибирь» на ФГУП «Атомфлот» перед буксировкой на утилизацию. Photo: Анна Киреева

В частности, по его словам, у «Нерпы» была большая проблема,  связанная с тем, что «многое у нас делается не так, как начерчено». У блоков биологической защиты было отступление от конструкторской документации: в чертежах одно, в железе  совсем другое.

Кроме того, есть вопрос по дозам для персонала. Сейчас эти дозы не критические, но существует понятие распределения этих доз по периодам. Эти работы проводятся одним и тем же персоналом.

«Местами было работать не так просто. Искали и способы, как пилить, чтобы встать чуть подальше, где-то свинцовыми листами закрывали. Тут скрывать нечего. Но и полученные дозы, и завершающийся процесс наглядно показывают, что это абсолютно реализуемая работа», – уверен Кашка.

Анна Киреева

anna@bellona.ru