Как космические технологии помогают бороться с загрязнением рек

Mine water pollution Credit: flickr.com/photos/11065676@N00/

На вопросы «Беллона» отвечает Ольга Чупаченко, директор Центра спутникового мониторинга и гражданского контроля.

– В конце прошлого года на конференции сообщества природоохранных ГИС в России в Санкт-Петербурге вы говорили, что ваша организация постоянно увеличивает область своего спутникового мониторинга…

– Да, и не только спутникового мониторинга, но и гражданского контроля, поскольку мы используем космоснимки не для научных или коммерческих целей, а именно как инструмент общественного контроля деятельности золотодобывающих артелей. Например, в прошедшем полевом сезоне наш космический мониторинг охватил девять районов Красноярского края и четыре основных золотодобывающих района в Забайкалье. В общей сложности на территории этих двух сибирских регионов мы выявили семьдесят масштабных загрязнений водных объектов. Причем масштабных даже по сибирским меркам – когда мутная вода идет вниз по течению реки на десятки, а иногда даже сотни километров.

– Такое бывает?

– Такое, к сожалению, бывает сплошь и рядом. К примеру, в прошлом году в Эвенкии мы постоянно фиксировали сильные загрязнения рек в бассейне Подкаменной Тунгуски общей протяженностью не менее 300 км. Снова несколько раз отличилась своими многокилометровыми мутьевыми потоками многострадальная река Большая Мурожная в Нижнем Приангарье, загрязнение которой мы фиксируем практически каждый полевой сезон. Красноярский Росприроднадзор в итоге провел внеплановую проверку, установил факт сброса артелью старателей в Большую Мурожную технологических сточных вод, факты размещения в руслоотводном канале, в водоохранной зоне и береговой полосе отходов производства и потребления. Но мы по своему опыту уже знаем, что максимум, что будет грозить золотодобытчикам – это штраф в несколько десятков тысяч рублей.

– Разве нельзя изъять лицензию на золотодобычу у злостных нарушителей и решить тем самым проблему?

Olga Chupachenko Ольга Чупаченко, директор Центра спутникового мониторинга и гражданского контроля.

– Теоретически можно, и природоохранные организации периодически призывают надзорные органы к таким решительным шагам. Полтора года назад была попытка отозвать лицензию у артели старателей «Ангара-Север» за систематические нарушения природоохранного законодательства в Красноярском крае. В Забайкалье региональный Росприроднадзор пытается прекратить право компании «Прииск Соловьевский» на пользование рекой Дипака, загрязнение которой мы также фиксировали в прошлом году. Но это единичные случаи, и до отзыва лицензий по экологическим соображениям дело практически никогда не доходит.

– То есть остаются штрафы?

– Да, причем мизерные. Вот передо мной последняя статистика по Забайкалью. Посмотрите, какую сумму требуют с предприятий по фактам загрязнения поверхностных вод при проведении работ по добыче россыпного золота: ПАО «Ксеньевский прииск» (река Горбица) – 30 тыс. руб., ОАО «Прииск Усть-Кара» (река Лужанки) – 30 тыс. руб., ООО «Боровое» (река Невидимка) – 80 тыс. руб., ООО «Гранит» (реки Давенда и Дыроватка) – 110 тыс. руб., ООО «Забпродукт» (река Эдакуй) – 40 тыс. руб., АО «Прииск Соловьевский» (река Дипака) – 70 тыс. руб. Могут ли такие штрафы стимулировать золотодобывающие компании менять свое отношение к соблюдению природоохранного законодательства? Сильно сомневаюсь. Да и накопленный опыт это подтверждает.

– Опыт? Насколько я знаю, ваша организация появилась не так давно.

– Официально Центр спутникового мониторинга и гражданского контроля был создан в самом начале 2017 года. Но нельзя сказать, что он появился из ниоткуда, вдруг, на пустом месте. Мы считаем себя продолжателями дела, которое начало некоммерческое партнерство «Прозрачный мир» почти пять лет назад. Я сама работала в «Прозрачном мире» и сейчас продолжаю, в принципе, делать на новом месте ту же самую работу: выявлять по космическим снимкам участки загрязнения рек в зонах воздействия разрабатываемых месторождений россыпного золота и предоставлять эту информацию заинтересованным экологическим организациям.

– И в органы государственного экологического надзора?

– Нет, наш Центр спутникового мониторинга и гражданского контроля не обращается напрямую с жалобами в госорганы – мы выступаем в качестве экспертной организации. Наша задача – поиск и расшифровка космоснимков, покрывающих зоны воздействия артелей старателей. Далее мы оперативно передаем информацию нашим партнерам – общественным экологическим организациям, которые самостоятельно обращаются в соответствующие органы государственного надзора, пишут жалобы, подключают юристов при необходимости и в целом занимаются своей профильной уставной деятельностью – защитой природы. А мы в это время сидим и расшифровываем новые порции спутниковых снимков, если это полевой сезон, а в межсезонье обновляем свои базы данных по лицензионным участкам золотодобычи, переводим в картографический вид данные о границах месторождений россыпного золота, которые выставлялись на аукционы, и готовимся к расширению географии своей деятельности.

– Расширение географии своей деятельности – это мониторинг новых районов добычи россыпного золота?

– Совершенно верно. В прошлом году при поддержке экологической коалиции «Реки без границ» мы пришли в Забайкальский край и отработали там, я думаю, на «отлично». Была большая поддержка со стороны государственных надзорных органов, большое внимание со стороны местных средств массовой информации. В этом году мы вступаем в новый полевой сезон в партнерстве со Всемирным фондом дикой природы (WWF России) и открываем для себя еще один регион мониторинга – Амурскую область. Надеюсь, и там мы сможем в очередной раз показать и доказать эффективность применения современных методов спутникового мониторинга.

– До сих пор приходится доказывать?

– Да, к сожалению, сознание наших чиновников перестроить достаточно трудно, а внести изменения в нормативную базу, чтобы в полной мере пользоваться преимуществами современных технологий дистанционного контроля – еще труднее. В прошлом году по нашей инициативе Гринпис России обратился в Федеральную службу по надзору в сфере природопользования с просьбой довести до территориальных управлений Росприроднадзора в Сибири и на Дальнем Востоке информацию о возможностях привлечения средств космического мониторинга в природоохранной деятельности – в частности, при выявлении загрязнений рек взвешенными веществами при добыче россыпного золота. В итоге федеральный орган Росприроднадзора разослал информационные письма с рекомендациями шире применять методы дистанционного зондирования Земли в своей работе, но будут ли регионы следовать этим рекомендациям в новом полевом сезоне – покажет время.

Печать

Хотя я считаю, что с прошлого года действительно начался некий «перелом» в сознании чиновников и золотодобытчиков. Понятие о спутниковом мониторинге, его возможностях постепенно проникает в общество. Сами представители госнадзора в регионах, где мы работаем, в этом году информировали компании о том, чтобы они не рассчитывали только на плановые проверки с их стороны, потому что благодаря современным космическим технологиям информация о возможном загрязнении рек даже на самых удаленных участках золотодобычи может поступать в территориальные управления Росприроднадзора в течение двух-трех дней.

– То есть инспекторам Росприроднадзора можно больше не ездить за сотни верст по проселочным дорогам для фиксации загрязнения водного объекта – достаточно спутникового снимка, чтобы определить наличие факта нарушения природоохранного законодательства?

– Наше действующее законодательство все равно требует личного присутствия и осмотра места предполагаемого нарушения, что называется, в натуре. Требуется также установить точную концентрацию взвешенных веществ в воде ниже по течению. Тем не менее, спутниковый мониторинг загрязнения водных объектов обладает целым рядом неоспоримых преимуществ. Космоснимки информативны за счет большого спектра диапазонов и режимов съемки, охватывают большие территории и незаменимы для оперативного мониторинга удаленных и труднодоступных мест. Спутниковый снимок имеет точное время съемки, индивидуальный номер, его невозможно подделать, поскольку вы всегда получаете лишь копию из генеральной базы данных любого профильного агентства, и намеренное искажение информации всегда можно установить.

Кроме того, использование космоснимков часто дешевле, чем организация исследовательских экспедиций и камеральной обработки данных. Однако, повторюсь, сейчас спутниковые снимки можно использовать лишь как основание для обращения в надзорные органы, но не как вещественное доказательство совершения экологического правонарушения. Но надеюсь, наши надзорные органы все же придут к пониманию и признанию современных космических технологий, и тогда пресекать нарушения природоохранного законодательства станет гораздо проще.

Александр Анатольев