«Норильский никель» намерен снижать выбросы

Elena Bezdenezhnykh Вице-президент ПАО «ГМК «Норильский никель» Елена Безденежных. Credit: Из личного архива

Двадцатилетний опыт «Беллоны» по реализации проектов в России говорит нам о том, что основа успехов проектной работы лежит в способности взаимодействовать с компаниями, администрациями и организациями, на территории и в области интересов которых осуществляется проект.

Производственная деятельность компании «Норильский никель» всегда находилась в поле зрения многих экологических организаций, включая «Беллону». Вопросы взаимодействия, взаимопонимания и информационного обмена – это то, чего, наверное, не хватало все предыдущие годы, если говорить о сотрудничестве горно-металлургической компании и экологов.

Может быть, Год экологии, который был объявлен в России в 2017 году, повлиял на то, что «Беллона» и «Норникель» начали находить точки соприкосновения. В прошлом году впервые «Беллона» была приглашена на ежегодную конференцию «Норникеля», где обсуждались, в том числе, и вопросы, важные и интересные для экологов.

От конференции сложились впечатления, что компания признает наличие проблем и готова их обсуждать не только за закрытыми дверями, но и публично в присутствии экологических организаций.

Сегодня мы публикуем ответы на вопросы «Беллоны», которые дала вице-президент ПАО «ГМК «Норильский никель» Елена Безденежных.

– Что заставило компанию так резко повернуться в сторону решения экологических проблем? Оказали ли влияние постоянно ужесточающиеся международные экологические стандарты и налоги, требования рынка и новых крупных потребителей продукции компании?

– Я не считаю, что политика «Норникеля» в отношении экологии вдруг резко изменилась. Компания и раньше работала с учётом установленных нормативов и лимитов воздействия на окружающую среду, снижала объем выбросов в атмосферу, проектировала и строила очистные сооружения, проводила модернизацию производства. Например, выбросы диоксида серы по площадкам Заполярный и Никель в Мурманской области уже снижены до 82,4 тыс. тонн в год, то есть более чем в два раза с момента основания Кольской ГМК. В 1998 году, когда компания была образована на базе комбинатов «Североникель» и «Печенганикель», выбросы диоксида серы по ним составляли 188 тыс. тонн в год. Это заметный и ощутимый результат нашей работы по реконструкции производства.

Другое дело, что темпы этих улучшений нередко оставляли желать лучшего – по разным причинам, но в основном по технологическим. Собственно, понимание этого и привело нас к решению запустить беспрецедентный по масштабу «серный проект» и окончательно закрыть Никелевый завод.

Разумеется, в своей работе мы ориентируемся на международные экологические стандарты и соблюдаем их. Но наша природоохранная деятельность базируется не на влиянии внешних факторов, а на осознании «Норникелем» своей ответственности перед работниками и жителями тех регионов, где расположены наши производственные площадки. Мы считаем своей обязанностью создание для людей комфортных условий жизни на этих территориях – чистые воздух и вода – неотъемлемая часть этих условий. Поэтому бережное отношение к окружающей среде является приоритетным направлением стратегии развития компании.

– Ожидается ли положительное влияние экологических мероприятий на экономику компании? Может быть, такое влияние есть? Или это дополнительные затраты, которые не приведут к улучшению экономических показателей?

– В современных условиях эффективность промышленной и экономической деятельности любой крупной компании во многом определяется применяемыми экологическими решениями.

В то же время мы осознаем, что масштабные инвестиции в экологию одномоментно и напрямую не влияют на производственные результаты и прибыль.

Экономический эффект ожидаем в долгосрочной перспективе. Мы рассчитываем, что к 2023 году, когда будет реализован серный проект в Норильске (оценочная стоимость $2,5 млрд, сокращение выбросов диоксида серы в Заполярном филиале на 75%), и завершена модернизация производства в целом по компании, в том числе на Кольской ГМК, существенно повысится инвестиционная привлекательность «Норникеля» и его рыночная стоимость за счет роста курса акций.

– Каковы целевые показатели и сроки по планам сокращения выбросов на Кольской ГМК? За счет каких мероприятий будут достигнуты указанные цели? В конце 2016 года Владимир Потанин в интервью газете «Ведомости» заявил, что рассматриваются различные варианты снижения выбросов Кольской ГМК, вплоть до закрытия плавильного производства в поселке Никель. Будет ли закрываться плавильное производство или будет каким-то образом модернизироваться?

– Как я уже говорила ранее, с момента основания Кольской ГМК общие выбросы диоксида серы на предприятии сократились более чем в 2 раза. Этому способствовало внедрение наилучших доступных технологий производства, например, закрытие цеха обжига в поселке Заполярный и ввод в эксплуатацию участка брикетирования рудного сырья. Другим важным проектом стала реконструкция производства в Мончегорске с применением технологии электроэкстракции.

Следующим шагом станет еще одно важное технологическое нововведение: разделение производимого концентрата на богатый и бедный (фабрика будет реконструирована и модернизирована в том числе для этого). Бедные концентраты, с более высоким содержанием серы, компания будет продавать на внешние рынки. Эти концентраты и были источником значительной части выбросов и, соответственно, справедливых жалоб жителей окрестных городов и поселков, в том числе с норвежской стороны.

Таким образом, после 2019 года, когда полностью завершится модернизация технологической цепочки, и компания будет плавить на своих мощностях в поселке Никель только богатый концентрат, мы ожидаем снижение выбросов диоксида серы до уровня примерно в 40 тыс. тонн. То есть, на 50% от сегодняшнего уровня.

Что касается закрытия плавильного цеха в Никеле, то этот вопрос будет решен окончательно, когда мы завершим проекты модернизации, которые позволят плавно исключить этот цех из нашей технологической цепочки. Кроме того, у закрытия производства есть ещё и важный социальный аспект, о котором нельзя забывать. Говорить о конкретных сроках сегодня преждевременно, но «Норникель» уже начал на территории Печенгского района целый ряд крупных социальных проектов, направленных на развитие здесь новых направлений деятельности, например, туризма и эко-туризма.

Всего же на реализацию своих экологических проектов на Кольском полуострове «Норникель» в среднесрочной перспективе направит свыше 20 млрд рублей.

– Используется/может ли использоваться никель, произведенный в Мурманской области, в батареях электромобилей? «Норильский никель» собирается совместно с финскими партнерами построить завод по производству батарей для электрокаров: где, когда, сколько планируется производить батарей, сколько потребуется никеля?

– Наши металлы, как известно, используются практически во всех отраслях промышленности, включая автомобилестроение. Как крупная современная компания, «Норникель» не стоит в стороне от научно-технического прогресса, одним из трендов которого является создание электромобилей. По некоторым прогнозам, к 2025 году потребление рафинированного никеля для производства аккумуляторных батарей может возрасти до 450 000 т. Учитывая эту перспективу, в прошлом году «Норникель» и химический концерн BASF начали переговоры о поставках сырья для последующего производства материалов для литий-ионных аккумуляторов. Европа планирует пересесть на экологически чистые электромобили, и нам приятно быть частью этого глобального проекта. К слову, сырье для BASF, возможно, будет поставлять рафинировочный завод в Харьявалте (Финляндия) – одно из самых современных и экологически безопасных предприятий «Норникеля».

Беллона