Президент России обозначил экологические проблемы страны

nikel industrial pollution Credit: Rosa Menkman

Обозначенные проблемы существуют не один год, но в своем выступлении Президент не назвал ни способы или сроки решения проблем, ни ответственных за их решение, ни источники финансирования.

«Трудно говорить о долгой и здоровой жизни, если до сих пор миллионы людей вынуждены пить воду, которая не соответствует нормам, если выпадает чёрный снег, как в Красноярске, а жители крупных индустриальных центров из-за смога неделями не видят солнца, как в Череповце, Нижнем Тагиле, Челябинске, Новокузнецке и некоторых других городах», – цитирует отрывок послания официальный сайт Кремля.

Путин не обошел своим вниманием и переход на наилучшие доступные технологии (НДТ).

ingressimage_dirtywater.jpg

«Мы ужесточили сейчас экологические требования к предприятиям, что, безусловно, снизит промышленные выбросы. С 2019 года на экологичные, наилучшие доступные технологии должны перейти 300 промышленных предприятий, оказывающих значительное негативное воздействие на окружающую среду, а с 2021 года это должны сделать все предприятия с высокой категорией риска для окружающей среды. Мы много раз «подходили к этому снаряду», и представители промышленности всё время ссылались на трудности, с которыми они сталкиваются. Всё, дальше отступать уже некуда. Хочу, чтобы все знали: никаких переносов больше не будет», – рассказал он.

Все это, конечно, правда. Над справочником НДТ работают уже несколько лет – он должен выйти в 2019 году. Предприятиям потребуется время на адаптацию, и оно тоже предусмотрено. Конечно, очень любопытно ознакомиться с этим справочником, а также посмотреть, какими будут штрафы за невыполнение или несвоевременное выполнение требований. В России и сейчас жесткое экологическое законодательство, но штрафы за его нарушение для компаний-загрязнителей довольно мягкие.

ingressimage_garbage-0.png Photo: GMR

«Также потребуется модернизировать ТЭЦ, котельные, коммунальное хозяйство, за счёт строительства обходов разгрузить города от транзитных автомобильных потоков, использовать экологичные виды общественного транспорта. Предстоит существенно повысить качество питьевой воды. Сегодня в России органами государственной власти, общественниками выявлено порядка 22 тысяч свалок. Нам нужно решить эту проблему и в первую очередь, в первую очередь хотя бы убрать, рекультивировать свалки в черте городов», – обозначил очередные проблемы Президент.

И тут все верно, эти проблемы существуют уже много лет, но кардинально ничего не меняется. Жаль, что о них упоминается «одной строкой» и без какой-либо конкретики. Возьмем, к примеру, проблему модернизации ТЭЦ. Он назрел очень давно. Но тут важно ответить на вопрос, что понимать под модернизацией. Перевод мазутной ТЭЦ на уголь никак не может быть модернизацией, но именно так подобные проекты презентуют в ряде регионов России.

«Будут реализованы проекты по сохранению уникальных природных систем Байкала, Телецкого озера, а также всего Волжского бассейна, что прямо повлияет на улучшение качества жизни почти половины населения России. Откроются 24 новых заповедника и национальных парка. Надо сделать их доступными для экологического туризма, что важно для воспитания бережного, ответственного отношения к природе», – пообещал Президент.

Создание новых особо охраняемых природных территорий (ООПТ), особенно нескольких десятков – это очень хорошая новость, если удастся решить вопрос их финансирования. Сейчас Правительство предлагает финансировать новые ООПТ федерального значения за счет штрафов и платы за возмещение ущерба в уже существующих. Логика странная, поскольку нужно стремиться к тому, чтобы штрафов становилось все меньше. Кроме того, как штраф вообще можно рассматривать в качестве источника дохода?

Особое внимание было уделено Арктике и реализующимся в этом регионе проектам.

«Ключом к развитию русской Арктики, регионов Дальнего Востока станет Северный морской путь. К 2025 году его грузопоток возрастёт в десять раз, до 80 миллионов тонн. Наша задача – сделать его по-настоящему глобальной, конкурентной транспортной артерией. Обратите внимание, в советское время активнее использовали, чем мы в предыдущее. Но мы нарастим и выйдем на новые рубежи. Здесь нет никаких сомнений», – уверен Путин.

polar bears arctic Сокращение площади морских льдов, где белые медведи живут и добывают пищу, может в ближайшем будущем привести к исчезновению популяции. На фото: три взрослых белых медведя в поисках пищи на морскому льду на юго-востоке Гренландии. Credit: Kristin Laidre, Вашингтонский университет / flickr.com

Конечно, освоение минеральных ресурсов, без сомнения, приведет к увеличению грузопотока по трассам Северного морского пути (СМП), но в этом случае речь не идет о транзитных перевозках. Президент говорит о СМП как о «глобальной, конкурентной транспортной артерии», а здесь надо взвесить все результаты от повышения этой привлекательности Севморпути.

Дело в том, что согласно Конвенции по морскому праву ООН, иностранные суда имеют право на свободный проход по трассам СМП, разрешение на который предоставляются по заявительному принципу при соответствии судов условиям мореплавания, в том числе и без ледокольной проводки. Экономическую выгоду Россия может получить только от фактически предоставленных ледокольной проводки и услуг ледовых лоцманов – это очень скромные деньги в масштабах страны. Как бы потом нам не пришлось с берега наблюдать за проходом иностранных судов по акватории и разбираться с экологическими последствиями.

«Уже запущен целый ряд масштабных индустриальных проектов в Арктике. Они отвечают самым строгим экологическим стандартам. Укрепляем научную, транспортную, навигационную, военную инфраструктуру, что позволит надёжно обеспечить интересы России в этом стратегически важном регионе. Строим современные атомные ледоколы. Наш арктический флот был, остаётся и будет самым мощным в мире», – отметил Президент.

Про наш самый мощный в мире атомный ледокольный флот все понятно – он реально самый мощный и уникальный, потому что ни одна страна в мире больше не строит атомных ледоколов. Тут даже сравнивать нечего. А вот про экологическую безопасность арктических проектов вопросов много. Например, что такое «самые строгие экологические стандарты»? Они самые строгие в мире? Кто их таковыми определил, и где вообще можно с ними ознакомиться?

В условиях закрытости многих арктических проектов и нефтегазовых компаний для общественности, нам, видимо, предлагается поверить на слово. В то, что разрабатываемые в Арктике проекты ведутся бережно и безопасно для окружающей среды очень хочется верить, но это крайне сложно, поскольку нет ни одного региона России, окружающая среда которого не пострадала бы после прихода в регион нефтяников.

Анна Киреева

anna@bellona.ru