Экология через культуру

04(1) Открывалка, сито, флакон, дверная ручка, металлическая губка, струбцина, лезвие, точилка, болт, алюминий. 60х15х15 см. 2017. Все персонажи созданы из сломанных выброшенных предметов, которые таким образом получили новую жизнь. Скульптура основана на фильме «Великолепная семерка» (1960). Каждый герой композиции отвечает конкретному персонажу фильма, передает его внешность и характер. Credit: Елизавета Остапенко, BA (Hons) Fine Art

Статья подготовлена специально для 69 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Петр Ильич Чайковский в своих дневниках писал, что не мог работать в доме в Клину, потому что слышал, как рубят деревья. Звук топора и падающих стволов мешал композитору. Описательная экология – и у Тургенева, Шишкина, Айвазовского. Восхищение природой, а не страх за то, что мы можем ее потерять. Вписаться в современное искусство могла бы картина Брюллова «Последний день Помпеи», если бы извержение Везувия было спровоцировано глобальным потеплением. И дабы обывателю было понятно, художник поместил бы рядом с полотном краткое предупреждение о пагубном влиянии на климат выбросов парниковых газов.

«Зеленые» фильмы

В XX веке художественные полотна с успехом заменили кинофильмы, и, наверное, это самый действенный инструмент экологического культурного просвещения. Ежегодно в мире выпускается более 400 кинокартин, посвященных экологической тематике.

Экологические фильмы, снятые Люком Бессоном, спродюсированные Леонардо Ди Каприо и вице-президентом США Альбертом Гором, привлекли внимание миллиардов людей к проблемам окружающей среды и изменения климата. А известные имена на афишах позволили объединить их в специальные «зеленые» кинофестивали.

Крупнейший фестиваль экологического кино проходит в Вашингтоне, в его программе – показы 150 лент на 35 площадках города. Вашингтонский фестиваль входит в сеть «зеленых» кинофестивалей Green Film Network наряду с еще 12 фестивалями в Испании, России, Мексике, Норвегии, Швеции и других странах.

Искусство из мусора

Художники тоже уделяют много внимания проблемам экологии. Казалось бы, по количеству людей, которые могут увидеть их произведения, им трудно соперничать с кино, но бывают исключения. Например, бразилец Вик Мунис делает копии известных картин, но вместо полотен использует свалки, а вместо красок – мусор. Его картины можно увидеть с высоты птичьего полета. Фотографии работ Муниса попали на обложки многих популярных изданий, в том числе «Нью-Йорк Таймс». Выставки работ Муниса прошли по всему миру. Деньги, вырученные от продажи своих картин, художник отправлял жителям свалок, тем, кто помогал ему делать «полотна».

Сила слова

А началось все с книги. Первая и до сих пор самая известная книга – «Безмолвная весна» была написана американским биологом Рэйчел Карсон в 1962 году. Она рассказывала о губительном воздействии пестицидов на окружающую среду. Благодаря этой книге власти США вынуждены были ужесточить контроль за пестицидами в сельском хозяйстве.

Журнал «Экология и право» решил проанализировать, как в России проходит экологическое просвещение с помощью культуры. Масштаб этого просвещения пока уступает мировым примерам, но радует, что и кино, и фестивали, и архитектура, и даже литература с «зелеными» идеями в России есть.

Кино

Старейшие телевизионные фестивали «Спасти и сохранить» в Ханты-Мансийске и «Зеленый взгляд» в Петербурге начали проводить в 1996 году, в 1999 году был основан Байкальский фестиваль «Человек и природа». Однако эти фестивали в большей степени ориентированы на кино про природу, чем на фильмы об изменении климата, проблеме мусора или захоронения атомных отходов.

Первым фестивалем, который начал привозить актуальное зарубежное документальное экологическое кино, стала «Экочашка» (Ecocup Film Festival). Первые показы состоялись еще в 2010 году – и с каждым годом популярность «зеленого» кино росла. Теперь «зеленое» кино есть и в документальной программе Московского международного кинофестиваля, фестивалях научного кино, а показы лучших документальных лент проходят на телеканалах «Культура» и 24_DOC.

Кино – самый простой способ погружения в тему экологии. Хорошая документальная лента – это ведь не только про экологию, но и про жизнь, что, несомненно, добавляет ценности просмотру.  Кроме того, кино позволяет получить информацию с минимальными усилиями и материальными затратами. А драйвером для проникновения кинолент в массы служат знаменитости, которые либо принимают участие в фильме, либо озвучивают его.

Знаковым событием для экологического кино стал массовый показ фильма Люка Бессона «Дом» в Москве, Петербурге, Самаре, Сочи и Новосибирске. Киносеанс под открытым небом проходил 5 июня 2009 года накануне Дня эколога. Акции, прошедшие в России, были частью всемирной премьеры фильма, одновременно показы шли в Париже, Лондоне и Берлине. Фильм посмотрело более 25 тысяч человек.

В России наибольшее число звезд принимает участие в акциях Всемирного фонда дикой природы (WWF России). Например, Диана Арбенина, Николай Дроздов, Илья Лагутенко и другие выступали в поддержку акции «Час Земли».

В 2017 году в России появилось проблемное экологическое кино. Состоялась премьера фильма Гаяне Петросян «Рожденные свободными», рассказывающего о мировой индустрии развлечений, основанной на выступлениях содержащихся в неволе морских животных. Фильм был снят при участии английского продюсера, потому что в России найти необходимую сумму на подобную киноленту режиссеру не удалось. Фильм позволил вынести проблему на широкое обсуждение.

Если говорить об эффекте экологического кино, то он возможен при выходе десятков фильмов, объединенных «зеленой» тематикой. Например, в США большое количество фильмов о содержании в неволе морских млекопитающих привело к закрытию нескольких аквариумов, где демонстрировались выступления животных. В Европе был введен запрет на выступления животных в цирках, и это тоже стало возможным после выхода множества кинолент, в том числе и художественных.

«Попутная» экология

Кино и кинофестивали напрямую говорят об экологии, провоцируют обсуждение «зеленых» проблем. Более практические, бытовые вопросы экологии обычно поднимаются попутно.

Экологическая повестка как часть культурного события характерна для фестивалей, посвященных здоровому образу жизни, вегетарианству и веганству. Подобные темы подразумевают осознанность и гармонию с природой – поэтому желание собирать мусор раздельно на площадке фестиваля и затрагивать вопросы сохранения природы объяснимо и понятно.

О своей экологичности заявляли фестивали «Пустые холмы», «Тримурти», Organic women day, «Представь зеленое». И даже Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Сочи предложил участникам «зеленые» лекции.

Когда тема экологии является частью другого события, она может быть представлена как контейнеры для раздельного сбора, «зеленые» мастер-классы и лекции, продажа продукции с экологическими маркировками. В этом случае экология выступает фоном, но довольно действенным. Для примера можно взять пластиковые стаканы. В последние несколько лет пластиковые стаканы стали дурным тоном, а бумажные – трендом. Кроме того, появилась мода на многоразовые бутылки, в которые можно наливать воду из кулеров. Одна из причин такого перехода – как раз непрофильные события, организованные с учетом экологических принципов.

Здесь стоит отметить, что любой фестиваль – это не только площадка, проекты и участники. Это еще и спонсоры, гости, партнеры. Не все из них изначально задумывались о сохранении планеты, но, будучи включенными в процесс подготовки события, они проникаются его идеями. Кейтеринг задумывается о многоразовой посуде, площадка – об установке контейнеров для раздельного сбора, спонсоры – об изменении своей продукции с учетом потребностей клиентов.

Однако помимо плюсов попутного донесения экологических идей у фестивалей на другие темы есть большой минус – организаторы плохо представляют себе, что на самом деле экологично, а что нет, и не всегда последовательны. Вот основные «зеленые» ляпы: вывозят на свалку уже разделенный мусор в одном контейнере; собирают батарейки, а вывоз до места утилизации не обеспечивают; используют бумажную одноразовую посуду из первичного сырья, но не знают, что такое экологический след от мероприятия и продукта…

Фотовыставки

Гораздо большую популярность, чем экологические фестивали и кино, в России приобрели фотовыставки. Ежегодно проходят две крупнейшие – «Золотая черепаха» (с 2006 года) и «Первозданная Россия» (с 2014 года). Фотографии выставляются в залах Центрального дома художника на Крымском валу, в Музее Москвы, Экспоцентре на Красной Пресне. Ежегодно эти выставки посещает более 50 тысяч человек.

Кроме того, в Москве в парках и скверах стало модно также устраивать выставки фотографий природы. Но все-таки снимки природных красот отличаются от фотографий экологической проблематики. Пока крупных выставок по ключевым «зеленым» темам – климат, мусор, загрязнение окружающей среды – нет.

В 2017 году на портале «Такие дела» заработал интерактивный проект фотографа Влада Сохина  «Коса и камень» – о том, как изменение климата влияет на жителей и природу Камчатки. «Коса и камень» – это часть проекта «Теплые воды» об увеличении температуры Мирового океана в связи с изменением климата.

Еще один интересный фотопроект – «Исчезающая красота» подготовили актеры Русского драматического театра им. Бестужева (Улан-Удэ). «Эти фотоработы – наше представление о том, каким может быть будущее, где новое поколение сможет увидеть исчезнувших животных только в исполнении актеров. И тогда оценить уровень актерского мастерства будет трудно, поскольку сравнить с «оригиналом» станет невозможно», – описывает суть проекта фотограф театра Александр Данилов.

Имитацию дикой природы как преду­преждение о ее исчезновении использовал художник-анималист Карл Брендерс. Выставка его работ проходила в Москве в пространстве «Флакон» в течение двух дней. Организаторы сохранили в тайне от посетителей, что представлены будут не фотографии, а картины. Выставка была организована Международным фондом по защите окружающей среды IFAW в 2016 году.

За экологию отдельно

Выделить «зеленые» проекты или фильмы среди числа прочих работ, представленных на выставках или конкурсах, позволяют специальные премии.

Так, экологическое объединение «БЕЛЛОНА» ежегодно вручает свою премию. С 2014 года представители организации на одном из крупнейших кинофорумов в России – «Послание к человеку» выбирают лучший фильм, раскрывающий проблемы взаимоотношений человека и окружающей среды. В качестве приза дипломант сажает именное дерево на площадке рядом с кинотеатром «Великан», где проходит фестиваль, и получает диплом.

Можно с уверенностью сказать, что появление аналогичной премии в области фотографии привело бы к изменению взгляда фотохудожников на окружающую среду и привлекло бы внимание к экологическим проблемам.

Архитектура

Идеи сохранения окружающей среды нашли отражение и в работах архитекторов. Безусловно, тенденция связана с внедрением европейских стандартов строительства, которые действуют с 70-х годов прошлого века. Новые «зеленые» технологии уже стали частью современной западной архитектуры, а в России они только-только начали приобретать популярность.

Единственный фестиваль и премия в области «зеленой» архитектуры –
Эко_тектоника. Фестиваль был основан в 2015 году и проходит летом в Подмосковье. Его центральная тема – экологичная и устойчивая архитектура и дизайн. За три года число заявок увеличилось с 200 до 500. На фестивале вручаются премии в следующих номинациях: архитектура, технология и дизайн. А в 2018 году будут награждать и лучшие статьи по теме «зеленого» строительства.

Message to man 2017 Ежегодно экологическое объединение «БЕЛЛОНА» вручает премию на кинофестивале «Послание к человеку» за лучший фильм, раскрывающий проблемы взаимоотношений человека и окружающей среды. Лауреат 2017 года – американский режиссер Патрик Бреснан, автор фильма «Охота на кроликов». На фото: исполнительный директор «БЕЛЛОНЫ» Артем Алексеев, заместитель генерального консула США Демитра Паппас и актер Эрик Робертс посадили именное дерево рядом с кинотеатром «Великан». Петербург, 22 сентября 2017 года.

Как отметила основатель премии генеральный директор Национального агентства устойчивого развития, эксперт по устойчивому развитию Светлана Дувинг, существенного прорыва в «зеленой» архитектуре в России за последние десять лет не произошло. Основная причина в том, что строительство – это долгий процесс, профессионалы этого сектора очень консервативны. Кроме того, потребители не готовы платить за «зеленые» проекты. «У нас нет заказов на «зеленые» объекты. У нас дешевые энергоресурсы, поэтому идея энергоэффективности не работает, а на Западе – это большая денежная составляющая и мотивирующий фактор. А такой мотивирующий фактор, как сохранение природы, – очень сложен для конечного потребителя», – пояснила Дувинг.

Проблемы отрасли становятся видны, когда на протяжении нескольких лет проходит вручение премии, привлекаются эксперты, популяризируются темы и так далее. «Нам приходит больше нереализованных проектов, чем реализованных. И с каждым годом я вижу, что понимание идеологической составляющей экологичной, устойчивой архитектуры растет», – отметила Дувинг.

Культура переработки

Отдельно следует выделить прикладную культуру, или культуру предметов быта. К ее проявлениям можно отнести создание предметов домашнего декора и украшений из мусора: разбитой керамики, стекла, частей неработающих механизмов, упаковок для яиц.

В 2016 и 2017 годах в городе Ступине прошел фестиваль «Мусорный шик». Организаторы просили посетителей приносить старые ненужные вещи, которые могут быть переделаны в арт-объекты, предметы декора, одежду или украшения. А в конце года в Москве состоялся фестиваль «Апсайкл фест». Здесь мастера представили уже готовые работы из старых, негодных вещей – хлама.

«Апсайклинг в России существует давно, просто его мало кто называет именно этим словом. Но когда начнете говорить про лоскутные одеяла и коврики, связанные из старой одежды, то все сразу поймут. У нас апсайклинг возник из дефицита, как бытовая необходимость. Но теперь история совсем про другое – про уменьшение своего экологического следа», – поясняет создатель фестиваля Юлия Процко в интервью The Village.

Музей мусора «МУ МУ» работает в Калужской области, а создала его московская арт-группа Buro. Экспозиция возникла из остатков материалов, которые художники и дизайнеры использовали во время создания интерьеров, инсталляция и других объектов на заказ. Девиз музея: удивиться, узнать, порадоваться.  Здесь можно увидеть кукурузу из старых пластиковых теннисных шариков, карту России из пробок от шампанского, шар из старых ключей, буфет из столовых приборов, картины из мусора. Единственный пока в России музей трэш-арта работает с 2015 года. По словам сотрудницы музея, многие экспонаты приносят посетители, которые уже побывали здесь один раз и приезжают повторно. Таким образом в музее появилась коллекция игрушечных автомобилей из консервных банок.

Самый свежий пример арт-инсталляций на тему экологии – выставка «Пейзаж в переработке», которая проходила в московской галерее «Измайлово» со 2 декабря 2017 года по 20 января 2018-го.

Десять художников создали свои произведения искусства на основе собрания Новой Третьяковки. Пластиковые отходы, фрагменты сгоревшей постройки, части игрушек и деревянных деталей стали материалом для композиций. Некоторые арт-объекты художники сделали  звучащими. Например, произведение «Парниковый эффект» сопровождает звук метанового выброса. Цель выставки, которая проходила под патронажем Гринпис России, – показать, что все в мире поддается переработке и переосмыслению.

Тем не менее, как отмечает координатор движения #РосЭко дизайнер Анна Нафиева, современное искусство применения мусора для самовыражения отстает в России от западного лет на 30.

Дизайнеры-проводники

Переходным звеном между высоким искусством, арт-объектами и повседневностью является дизайн. Художники-дизайнеры переосмысливают предметы быта и материалы для их изготовления и предлагают решения, в основе которых – идея сохранения окружающей среды.

Но насколько востребован «зеленый» дизайн в современном мире? С этим вопросом мы обратились в Британскую высшую школу дизайна (БВШД) – ведущее учебное заведение по современному дизайну в России. «Уже в начале XX века американский архитектор и дизайнер Ричард Бакминстер Фуллер впервые использовал экологичные материалы для создания различных объектов, зданий и даже автомобилей. Британская высшая школа дизайна в конце прошлого года изменила свою миссию: «формировать поколение прогрессивных творческих профессионалов, меняющих мир к лучшему», причем изменение заключалось в добавлении к миссии трех последних слов», – отметила директор по коммуникациям БВШД Елизавета Романова.

Как пояснила Романова, главный вызов для экодизайнеров, как в России, так и за рубежом, –  переключить потребителя с цели потребления на последствия, при этом не снизив привлекательности и удобства продукта. Интересно, что тренд и стремление к «зеленому» есть и у преподавателей, и у дизайнеров, которые будут доносить их до потребителя.

В БВШД в последние годы несколько студентов построили свои работы на переосмыслении вещей. Галина Ларина сделала коллекцию аксессуаров из пластиковых пакетов. Похожие решения есть в коллекции украшений и предметов Анны Леоновой, а также у дизайнерских ламп Анастасии Матюхиной. Арт-объекты Елизаветы Остапенко сделаны из старой посуды, сковородок, щеток и других переработанных материалов.

Юлия Иванова посвятила свой дипломный проект созданию коллекции одежды для беженцев, которая тоже полностью произведена из re-used-материалов. В БВШД 2018 год был объявлен Годом экологии и ответственного дизайна, что должно увеличить количество «зеленых» проектов.

Литература

В России наберется около 10-15 культурных проектов в области визуального искусства, связанных с экологией. Гораздо хуже дела обстоят с литературой.

Единственное издательство, которое позиционировало себя как экологическое и выпускающее книги «зеленой» тематики, – «Зеленая книга» – прекратило свое существование. В проектах издательства были книги «Зеленый офис» Елены Смирновой, «Зеленый драйвер» Романа Саблина, «Богатый. Умный. Экологичный» Дэниэла Ситарза. Аналогов таких книг на рынке не появилось, хотя «зеленые» технологии меняются, сейчас становятся востребованными понятия циклической экономики и устойчивого развития.

Другой источник «зеленой» литературы – книги, выпущенные при поддержке зарубежных фондов. Наиболее известны две книги, изданные российским отделением Фонда Генриха Белля. Одна из них – «Зеленая революция. Экономический рост без ущерба для экономики», другая – про историю прихода во власть партии «Зеленые», уникальная иллюстрация того, как сделать политическую карьеру на «зеленых» идеях.

Основатель движения «Мусора.Больше.Нет» Денис Старк самостоятельно выпустил книгу «Путь в чистую страну». Надо сказать, что пока это единственная попытка осмыслить проблемы раздельного сбора в России.

Общий тираж упомянутых изданий не превышает 7 тысяч экземпляров.

Музэкопросвет

Еще реже, чем книгу об экологии, в России можно встретить музыкальную группу, поддерживающую «зеленые» идеи. Нам удалось найти только два коллектива, которые занимаются экологическим просвещением с помощью музыки.

Участники белорусской группы Port Mone записывают свои альбомы только в студиях, которые работают на энергии солнца или ветра. Кроме того, в своих клипах и на концертах они пропагандируют возобновляемые источники энергии. По мнению музыкантов, Белоруссия не должна строить новые атомные электростанции, ведь у страны есть огромный потенциал для использования возобновляемых источников энергии.

Музыкальные проекты с «зеленым» наполнением есть и в России. Так, группа «Рада и терновник» в 2013 году выпустила концертную программу и альбом «Укок». Программа была создана в защиту объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО – плато Укок в горах Алтая, на границе России и Китая. Альбом стал частью протестов защитников природы против намерения Газпрома построить экспортный газопровод через Укок. Летом 2013 года строительство газопровода было приостановлено. Как полагает один из организаторов концертов группы Андрей Рогожин, остановить строительство удалось во многом благодаря деятельности группы «Рада и терновник».

В обзор примеров экологического просвещения через события в культурной жизни невозможно включить все истории, которые могли бы стать успешными. Многие мероприятия прошли незамеченными не из-за нежизнеспособности идеи, а по причине недостатка средств для пиара. И это печально. Тем более что примеры зарубежных массовых экологических культурных событий показывают, насколько масштабным может быть отклик аудитории на «зеленое» искусство.

Наталья Парамонова