Петербург: часть опасных отходов придется выбрасывать

electronic waste Credit: DaveBleasdale

В прошлогодней листовке комитета по природопользованию, охране окружающей среды и экологической безопасности СПб (КПООС) черным по белому сказано: «Не выбрасывай в урну, сдавай в специальные пункты приема 1) батарейки и аккумуляторы, 2) ртутные лампы и градусники, 3) лекарства с истекшим сроком годности, 4) бытовую химию, краски, масла, 5) бытовые приборы и оргтехнику, 6) покрышки автомобильные». В качестве специальных пунктов фигурировали экомобиль, курсирующий по городу и делающий по графику стоянки в определенных местах, стационарные экофургоны и «беспилотные» экотерминалы.

За несколько лет работы сознательным горожанам больше всего полюбились экофургоны. В отличие от экомобилей, которые нужно было ловить в определенное время в определенном месте, фургоны стояли на своих местах всегда. А в отличие от экотерминалов (и от экомобилей, кстати, тоже), персонал фургонов принимал всю перечисленную в листовке номенклатуру опасных отходов. В экомобиль и экотерминал можно было сдать только базовый набор – батарейки\аккумуляторы, ртутные лампы и градусники. Конечно, нельзя сказать (увы!), что весь город в едином порыве маршировал к фургонам со своими мешочками «табуированного» мусора. Но та часть населения, которая приучила свою совесть к ответственному обращению с отходами, «заточила» свои планы именно под адреса экофургонов.

И вдруг 21 февраля они уехали. Навсегда. А на сайте КПООСа еще в начале февраля появилось коротенькое сообщение о том, что подведомственное ему предприятие ГУП «Экострой» «завершает прием опасных отходов у населения»: «согласно постановлению Правительства Санкт-Петербурга от 09.03.2017 № 127 «О мерах по совершенствованию государственного управления в сферах благоустройства, природопользования и охраны окружающей среды и внесении изменений в некоторые постановления Правительства Санкт-Петербурга», деятельностью по обеспечению функционирования системы сбора опасных отходов занимается Комитет по благоустройству Санкт-Петербурга».

И действительно, КБ подхватил эстафету. По городу уже ездят экомобили от его имени, и стоят экотерминалы (нового дизайна). Но ни первый, ни второй формат не позволяет сдать старые лекарства, жидкую химию, электронику и покрышки.

На наш вопрос, почему нельзя было оставить и «всеядные» фургоны на старых местах, зам. председателя комитета Кирилл Пащенко объяснил, что, во-первых, принимать всю прежнюю номенклатуру КПООСа его комитет просто не имеет права. Его юрисдикция – коммунальные ТБО. Жидкая химия – это, соответственно, не ТБО. Автопокрышки – не коммунальные отходы. Лекарства – это вообще медицинские отходы, отдельный жанр. Про необходимость отдельно сдавать оргтехнику (помимо аккумуляторов) Кирилл Анатольевич вообще ничего не знает. А во-вторых – фургоны некуда ставить.

Оказывается, при передаче полномочий по приему опасных отходов КПООС не предоставил в КБ правоустанавливающие документы на участки под ними. Почему он этого не сделал – догадаться несложно: скорее всего, экофургоны, как и все остальные стационарные фургоны нашего города (те, что торгуют пирожками, книгами и т.д.), занимали свои места безо всяких документов. Формально это запрещено, и теперь КБ может с полным правом сослаться на закон.

Справедливости ради скажем, что в рамках своих полномочий КБ сделал количественный шаг вперед: число экотерминалов (экобоксов) выросло с 210 до 381, число экомобилей – с 2 до 7 и, соответственно, увеличилось количество остановочных пунктов и частота их посещений. Так, согласно графику на сайте комитета, 6 марта экомобиль делает 18 остановок по часу каждая в Невском районе, а в следующий раз повторит их объезд уже 12 марта. И так – со всеми городскими районами. Экобоксы выставлены около посещаемых социальных объектов – школ, поликлиник, библиотек и т.д. Более того, с 1 января 2019 года нам, по идее, уже не понадобятся ни боксы, ни экомобили: КБ обещает, что с этого дня региональный оператор по обращению с ТБО оснастит все мусорные площадки во всех дворах специальными контейнерами для опасных отходов. А если таковые не появятся, то предлагается звонить в комитет с жалобами.

Но и во дворах будут принимать все тот же стандартный набор. Складывается парадоксальная ситуация: «переходный период», когда КПООС принимал опасные отходы не так массово и даже не всегда законно, оказался более охватным в части номенклатуры приема. Теперь все стало правильно, законно и массово, но часть опасных отходов просто «выпала» из внимания властей.

Ирина Андрианова