«Роснефть» загрязняет Кубань еще не начав добычу в Черном море?

34324523495_f04b21b090_o Credit: Эковахта по Северному Кавказу

В декабре прошлого года российская нефтяная компания «Роснефть» совместно с итальянской Eni приступила к разведывательному бурению на шельфе Черного моря – на месторождении Вал Шатского. Ресурсная база Западно-Черноморского участка шельфа, к которому относится месторождение, по предварительным оценкам, составляет порядка 600 млн тонн. Расчетная глубина скважины превышает шесть километров. Расстояние от берега – 63 км. По заверению главы гос. корпорации Игоря Сечина, бурение должно осуществляться с соблюдением всех экологических нормативов.

Однако, несмотря на все обещания, первые проблемы экологического характера проявились практически сразу – уже на этапе разведывательного бурения. 13 февраля Экологическая вахта по Северному Кавказу сообщила об обнаружении свалки нефтесодержащих жидких отходов в Темрюкском районе Краснодарского края, которые, по сообщениям местных жителей, регулярно привозят автоцистернами и сливают на северо-востоке от хутора Белый. Сброс осуществляется на участке, находящимся в пользовании ООО «Биопотенциал».

Участок относится к землям сельхозназначения и, соответственно, никак не приспособлен к складированию или захоронению опасных отходов. Более того, судя по снимкам из космоса, резервуары, куда сливается нефтешлам, расположены прямо посреди садов. Члены Эковахты сделали снимки резервуаров с маслянистой жижей и отправили заявления в прокуратуру, Россельхознадзор и Росприроднадзор.

Транспортировкой отходов занимается не «Шатскморнефтегаз» (совместное предприятие «Роснефти» и Eni, зарегистрированное в Люксембурге, которое производит разведывательное бурение на месторождении), а подрядчик – компания Instar Logistics.

Рядом с участком «Биопотнциала» активистам удалось найти ещё одно место слива отходов. Причем, в нескольких десятках метров от обводного канала, выше него по рельефу местности. Это значит, что нефтепродуктам ничего не мешает попадать в источник питьевого водоснабжения.

В письме, подписанном директором департамента геологоразведочных работ ОАО НК «Роснефть» Тимофеем Стрельцовым, указывается, что все работы осуществляются в соответствии с законодательством.

«Информация о том, что «участок никак не приспособлен для обращения с опасными промышленными отходами поскольку относится к землям сельскохозяйственного назначения», а также информация о том, что «обнаружена вырытая в земле огромная яма, на дне которой была черная маслянистая жижа», являются ложными», – говорится в документе.

Таким образом, платформа, не успев начать добывать нефть, уже наносит вред окружающей среде – загрязняет сельскохозяйственные земли Краснодарского края.

Кроме того существуют опасения и по поводу соблюдения экологических норм при выгрузке отходов с судов и их погрузке на автотранспорт. «Эта деятельность ведётся на территории АО «Новороссийский судоремонтный завод», где нет никаких условий, чтобы заниматься перегрузкой подобного рода специфических грузов», – сообщает Эковахта.

Экологи и общественные активисты Краснодарского края уже давно бьют тревогу. По их мнению, если на шельфе действительно будет развернута полномасштабная нефтедобыча, одним только загрязнением сельхоз. земель отходами, образованными во время разведывательного бурения, не отделаться.

В случае аварии на глубине до 2200 метров в агрессивной сероводородной среде – а именно в таких условиях должна происходить добыча нефти, если она начнется, – загерметизировать скважину будет чрезвычайно сложно. Работы также осложнят сильные течения и особенности геологического строения участка дна.

Наглядным примером того, чем для региона может обернуться авария на буровой, является катастрофа в Мексиканском заливе на платформе Deepwater Horizon, принадлежащей British Petroleum. Платформа проводила разведывательное бурение и затонула 22 апреля 2010 года. Однако глубина бурения составляла 1500 метров, и такой неблагоприятный фактор, как агрессивная сероводородная среда, отсутствовал.

А таких ресурсов, как были задействованы при ликвидации катастрофы в Мексиканском заливе (последствия которой до сих пор полностью не устранены), ни у компании Игоря Сечина, ни у России нет.

Тревожную картину дополняет тот факт, что «Роснефть» снискала печальную славу лидера страны по количеству разливов и текущих трубопроводов. Известный краснодарский активист Евгений Витишко называет цифру более чем в 5 тысяч прорывов и других аварий с разливом нефти в год.

Судя по нарушениям, допущенным во время подготовки проекта, а также по истории со складированием нефтешлама в районе хутора Белый, опасения, что и на черноморском шельфе «Роснефть» не будет уделять должного внимания экологической безопасности, далеко не беспочвенны.

Чем же может обернуться возможная катастрофа на Черном море? Евгений Витишко считает, что все будет зависеть от направления течений в момент аварии. По его словам, под угрозой не только краснодарское побережье, но и территории сопредельных государств – Грузии, Украины и даже Турции. Но, в первую очередь, в опасности, помимо экосистемы самого моря, курорты краснодарского края – Сочи и Анапа, рискующие в одночасье превратиться в зону экологического бедствия. Разлив нефти может не только нанести непоправимый ущерб уникальной природе края, но и оставить без работы немалое количество людей, занятых в туристическом бизнесе.

Всего под угрозой 1,2 тыс. км побережья Черного моря, то есть около его четверти.

Александр Пиянзин