Водоемы Татарстана закатывают в бетон и песок

Credit: activatica.org

В Казани дали добро на возведение очередной намывной территории. В этот раз речь идёт о районе Ново-Татарская слобода, где планируют построить финансовый кластер, призванный стать казанской «Уолл-стрит». Общая площадь планировки – более 1,1 тыс. га. Часть из них будет намыта.

Вообще же, в последние несколько лет намывные работы стали чем-то весьма привычным не только для столицы Татарстана, но и для республики в целом. И в этом плане новый проект не является чем-то из ряда вон выходящим не только по смыслу, но и по масштабам.

Например, в той же Казани расширяется за счёт акватории реки Казанка, протекающей через центр города, построенная ко Всемирной Универсиаде Кремлевская набережная. Намывается и противоположный – правый берег реки. Засыпка Волги под застройку с 2012 по 2015 год шла в Займище – на окраине столицы региона. Сюда сгружали сотни тонн придонных отложений, оставшихся после строительства водозабора в Иннополисе и дноуглубительных работ в Свияжске.

Под расширение горнолыжного комплекса «Свияга» производилась засыпка участка Волги, а также памятника природы – речки Сулицы. Происходило это незаконно, вопреки решению суда.

Или вот еще один пример. Верховный суд Татарстана подтвердил правоту жителей Сосенок, расположенных под Казанью, которые снесли забор, незаконно огораживающий участок лесного фонда и берег. В том числе, планировалось досыпать часть берега за счёт акватории – с чем местные жители также были категорически не согласны.

Если с незаконным захватом леса и берега всё понятно, то почему люди протестуют против намывов? Например, вышеупомянутые работы в Займище были прекращены именно вследствие активных протестов общественности.

А на Change.org была составлена петиция против засыпки Казанки и Волги, которую на сегодняшний момент подписало уже более 56 тыс. человек. Журналист Юлия Файзрахманова, автор обращения, пишет: «мы сопоставили точки наиболее массового мора с местами засыпки на Волге и Казанке. Они совпадают…»

Файзрахманова сравнивала территории наиболее массовой гибели речных обитателей с адресами работ по засыпке на обеих реках, проводимых ПСО «Казань» (крупнейшим «намывщиком» региона, чей директор Равиль Зиганшин по совместительству является депутатом горсовета республики).

Массовая гибель рыбы, птиц и другой живности зафиксирована на Казанке, в Займище, в акватории Куйбышевского водохранилища (где ПСО «Казань» намыла аж 450 га) и на прилегающих участках Волги. Мертвую рыбу находили на Волге и в Спасском районе (Куралово), в озере рядом с поселком Васильево, в речке Карамалке в Камском Устье, в Лаишевском районе. Опять-таки, в тех местах, где проводились намывные работы.

Тема получила широкую огласку в начале августа 2017 года, после того, как местный житель в 500 метрах от Третьей транспортной дамбы, только на одном участке реки заснял на свой мобильный телефон порядка трехсот мертвых рыб и не менее 20 мертвых уток. Некоторые утки были еще живыми. Трех спасенных селезней очевидец Вадим отвез в Республиканскую ветеринарную лабораторию Татарстана. Сделанное им видео посмотрели почти 22 тыс. человек.

Главный госинспектор Татарстана в области охраны окружающей среды Фаяз Шакиров прокомментировал ситуацию следующим образом: «Все специальные мероприятия, в том числе берегоукрепительные, вред рыбе нанести не могут».

Однако у специалистов-экологов ровно противоположное мнение.

«На Казанке и Волге, где Равиль Зиганшин ведет намыв, возникают «котлы смерти», – облака сине-зеленых водорослей, где концентрация токсичных веществ возрастает многократно», – сообщает Activatica. – Река не в силах разогнать токсичные «облака» собственным течением, и происходит это исключительно в участках намыва береговой линии. Попав в такое «облако» с пусть даже небольшой концентрацией токсинов, рыба погибает от ядов нервнопаралитического, протоплазматического и гемолитического действия».

Ещё одна причина того, что из-за намывных работ гибнут обитатели рек и озер региона, – замор. «Когда отрезают водоём, исчезает проточность, нет водообмена», – отмечает ихтиолог Вячеслав Образов. В итоге рыбе просто не хватает воздуха. Часто оба этих фактора суммируются. Примером тому служит Куйбышевское водохранилище.

«В течение нескольких лет естественные зоны мелководья превращались в бетонные набережные, Казанка сильно заиливалась, и зоны самоочищения, которые восстанавливают качество воды, все сейчас отсутствуют, они просто замыты. Последняя зона самоочищения в этой части реки оставалась как раз на участке у парка имени Горького. Сложилась эта взрывоопасная ситуация как раз из-за намыва у дворца Вагиза Мингазова. Там два года идет строительство очередной набережной. По каким разрешающим документам, неизвестно. Вместе с намывом в реку попадают отходы, биогенные и органические вещества. На видео мы видим мертвых рыб, отсутствие перьев у птиц и пораженную кожу. Это отравление в условиях жары. Я думаю, что результаты анализов покажут дефицит кислорода в воде, избыточное содержание аммония, нитратов, нитритов, органических веществ. Может быть, что-то еще найдут. Рыба в такой воде начинает гибнуть, соответственно, гибнут и утки, которые питаются отравленной рыбой. Людям в этой воде купаться также нельзя», – говорит зав. кафедрой природообустройства и водопользования Института управления, экономики и финансов КФУ Нафиса Мингазова.

Последнее утверждение жители Казани могли проверить на себе. Довольно скоро после выхода из чистой на первый взгляд воды у людей начинали чесаться глаза, воспалялись слизистые, на коже крапивицей высыпала сыпь, а в ушах, после контакта с водой, ощущалася зуд.

Более того, токсины сине-зеленых водорослей даже способны убить взрослого человека – для этого может быть достаточно 2,5 литра выпитой с ними воды. Стоит ли в таком случае говорить о том, как тяжело приходится рыбе, птицам или, скажем, ондатре?

Существуют и другие опасности.

«Продукты разложения несомненно попадут в воду, а стоячая вода и высокая температура  способствуют размножению микроорганизмов, – уверяет Халит Хаертынов, главный инфекционист РТ. – Можно подхватить кишечные инфекции гепатит А, группы заболеваний энтеровирусной инфекции. Достаточно немного заглотать воды или, например, приняться за еду, не помыв руки после такого купания».

К сожалению, не смотря на действия местных общественников, пока что новые намывы продолжают возводиться, соблюдаются ли при этом все необходимые технологии – тоже вопрос, причем, судя по всему, вопрос риторический. Однако активисты и местные жители не намерены сдаваться и продолжают борьбу.

Александр Пиянзин