Кто отвечает за лесной мусор?

Forest waste trash dump

Вариантов, впрочем, не очень много. Первый «кандидат» – это орган исполнительной власти региона, отвечающий за управление лесным фондом на его территории. В случае с Ленинградской областью это – комитет по природным ресурсам. Второй вариант – лесной арендатор. Тем более что почти все леса региона находятся в аренде главного пользования, то есть под заготовку древесины (это не значит, к счастью, что все леса завтра можно будет срубить, но формально арендная плата поступает почти за всю территорию). В пользу ответственности арендатора говорит статья 60.12 Лесного кодекса РФ: по ее смыслу, «охрана лесов от загрязнения» лежит на совести арендатора, и за ненадлежащее исполнение этих обязанностей возможно «досрочное расторжение договоров аренды».

Скажем сразу: и комитет, и арендаторы солидарны в том, что убирать леса они не должны, а вся ответственность лежит на муниципальной администрации (это – кандидат номер три). Когда волонтеры, много раз подряд убиравшие мусор в лесу в районе станции Лемболово (Всеволожский район), обратились в комитет с просьбой провести профилактику образования свалок (посредством установки контейнера), ответ был таким: «выявленные в границах муниципальных образований в лесном фонде несанкционированные свалки твердых бытовых отходов свидетельствуют о невыполнении администрацией муниципального образования возложенных на нее законом обязанностей». При этом зам. главы КПР Павел Немчинов сослался на ст.8 №89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» и на 131-ФЗ «О местном самоуправлении».

Аналогично директор лесозаготовительной компании ООО «Альфа», арендующей участки в Шалово-Перечицком заказнике (Лужский район), категорически не согласен отвечать за мусор: «Это некомпетентные сотрудники прокуратуры считают, что плохое «санитарное состояние леса» – это мусор. На самом деле этот термин касается только здоровья деревьев. Уборкой и вывозом мусора должна заниматься местная администрация, которая делать ничего не хочет и пытается переложить свои обязанности на лесных арендаторов».

Казалось бы, в прошлом году Конституционный суд поставил в этом споре точку. Когда прокуратура Республики Саха (Якутия) через суд обязала было администрацию Нерюнгринского района убирать мусор в лесах, та обратилась в высший судебный орган страны и выиграла! Конституционный суд решил, что в случае, если обязанность ликвидировать лесные свалки возложить на муниципалитеты, их необходимо наделить соответствующими полномочиями, а также обеспечить финансирование подобных работ.

В противном случае нарушается закрепленный Бюджетным кодексом принцип самостоятельности бюджетов, а в конечном итоге ставится под сомнение конституционный принцип самостоятельности местного самоуправления и конституционное право граждан на его осуществление. За год до этого КС рассматривал аналогичное дело муниципалитета из Свердловской области и вынес похожее решение, о котором Нерюнгринской горсуд знал, но не учел его. Поэтому в своем решении КС еще и отчитал якутских коллег: конституционно-правовое истолкование норм законодательства, данное ранее Конституционным судом, является обязательным для «учета в правоприменительной практике, в том числе судебной». Суды не вправе оставить без внимания ранее вынесенное постановление.

Казалось бы, вопросов больше быть не должно. Но, тем не менее, уже этим летом они возникли снова. Комитет по природным ресурсам Ленинградской области, похоже, не читал решения Конституционного суда, раз прислал такое письмо.

RBNuJf7TCS0 Credit: Движение «Открытый Берег»

Что любопытно, собственные подчиненные Павла Немчинова трактуют закон прямо противоположным образом, то есть – вполне корректно. Так, инспектор заказника «Север Мшинского болота» (Лужский район) Андрей Иванов, выступая в августе перед волонтерами, приехавшими убирать в заказнике мусор, также определил, что вообще-то эта обязанность лежит на арендаторе, хотя заставить его выполнить свои обязанности крайне сложно. Его однофамилец и инспектор Шалово-Перечицкого заказника Александр Иванов изложил автору статьи аналогичную позицию. Правда, он не уверен, что арендатора можно понудить вывозить мусор из контейнеров, которые установлены не им. «Зато если их убрать, и на их месте вырастет свалка уже на земле, то убирать ее будет обязанностью арендатора». Правда, понуждение его представляет собой очень сложную процедуру: «Я зафиксирую свалку, отправлю информацию моему начальству, они переправят в госэкоконтроль, оттуда предписание пойдет директору Лужского лесничества, который, в свою очередь, предпишет арендатору». Добавим – арендатор, скорее всего, выполнять предписание откажется, придется понуждать его через суд. А за это время свалка вырастет до размеров Эвереста. Но это – уже несовершенство применительной практики, а закон есть закон.

По факту же мусор в лесах по большей части убирают волонтеры. Самоорганизуются, приезжают в лес, собирают мусор в мешки, после чего просят муниципалов помочь с вывозом. Справедливости ради скажем, что в большинстве случаев муниципальные администрации вывезти уже собранный мусор соглашаются. В некоторых случаях соглашаются после утомительных переговоров в стиле «это же лесной фонд, это будет нецелевое использование муниципальных бюджетных средств», или после просьб поднести мусор поближе к границе поселения, чтоб загрузить в машину было проще. Но все-таки обычно соглашаются. И за это им огромное спасибо, особенно учитывая решение КС в пользу муниципалитетов. Может, лучше им о нем не сообщать?

Почему комитет по природным ресурсам столь рьяно отмахивается не только от своей обязанности по вывозу, но и от ответственности арендаторов, понятно: это – его клиентура, и ссориться с ними он не намерен. К тому же понуждение арендаторов к исполнению своих обязанностей возможно только через суд, что потребует от комитета дополнительных как материальных, так и людских ресурсов. Гораздо проще свалить корпоративную ответственность на муниципалов.

Комментарии юристов

Анастасия Филиппова, РОО «Новый экологический проект»: «В настоящее время правоприменительная практика такова, что ответственность за охрану лесов от загрязнения целиком возложена на арендатора лесного участка. Если участок не в аренде – на орган исполнительной власти региона. В Ленинградской области прокуратура неоднократно через суд добивалась от арендаторов ликвидаций свалок, в том числе, и в границах заказника «Шалово-Перечицкий». С учетом вывода Конституционного суда и в условиях дефицита бюджетов властям, безусловно, проще переложить ответственность за чистоту леса на арендатора».

bmyRYfsOtEQ Credit: Движение «Открытый Берег»

Павел Моисеев, ЭПЦ «Беллона»

Ликвидация несанкционированных свалок не может сводиться только к очистке лесных участков от мусора. Она предполагает помимо этого транспортировку коммунальных отходов, их обработку, утилизацию, обезвреживание, захоронение. А это та сфера, которая законодательно, пусть и рамочным образом, закреплена и за муниципальными образованиями. Поэтому  проблема не в том, что органы местного самоуправления заставляют заниматься государственным делом без наделения их государственными полномочиями, а в том, что естественная сфера ответственности именно муниципальных образований четко за ними не закреплена нормативно и не подкреплена необходимыми источниками финансирования.

Изъятие основных полномочий в области обращения с твердыми коммунальными отходами у муниципальных органов означает введение в данной области, по сути, чрезвычайной схемы управления, чреватой риском нарушения самостоятельности местного самоуправления в решении вопросов местного значения.

По нашему мнению, необходимо незамедлительно внести необходимые изменения в действующее законодательство, устранив данные противоречия.

Ирина Андрианова