Кузбасский уголь: цена добычи

1280px-БачатскийУгольныйРазрез Credit: Rvetal

Корень недовольства

Кузбасс – один из самых крупных регионов России по запасам угля и объёмам его добычи. Согласно исследованию Центра экологических инициатив и Высшей школы экономики, в угольной промышленности региона задействовано более 133 тыс. человек, а добычей угля занимаются более 50 шахт и 44 разреза. По данным департамента угольной промышленности Кемеровской области, в 2016 году объём добычи угля по региону составил 227,4 млн тонн, что на 5,4 % больше, чем в предыдущем году. Кузбасский уголь пользуется спросом – экспорт идёт в 55 стран.

Более того, в Кемеровской области продолжается открытие новых разрезов. Так, группа компаний «Каракан Инвест» начала строительство второго угольного разреза Евтинский Перспективный в Беловском районе. Обостряется ситуация близ посёлка Апанас: местные жители протестуют против строительства нового разреза компанией ООО «Сибуголь».

СМИ держат руку на пульсе. Так, редакция регионального портала ВашГород.ру запустила рубрику «Кузбасс в разрезах», в рамках которой опубликовала и обновляет карту угольных разрезов в регионе.

Итоги митинга

Беспокойство СМИ и местных жителей обоснованы. Как отметил координатор российской экологической группы «Экозащита!» в Кемеровской области Антон Лементуев, причина недовольства – тотальное наступление угольных разрезов на поселки, поля и леса в Новокузнецком, Беловском и других районах юга региона. «Мнение жителей не учитывается, а минимальные, гарантируемые законом расстояния до угольных разрезов и отвалов грубым образом нарушаются при полном бездействии властей», – подчеркивает эколог.

По словам Антона, чтобы провести митинг 24 сентября, организатором пришлось пройти через суд: только 22 числа после решения суда мэр Новокузнецка Сергей Кузнецов согласовал мероприятие. Увы, у организаторов оставалось менее двух суток, чтобы распространить информацию и собрать людей. Тем не менее на митинг съехались жители 20 населенных пунктов юга Кузбасса. Как отмечает Антон Лементуев, если бы информация вовремя дошла до жителей дальних районов, он мог бы стать многотысячным.

«Митинг превзошел все ожидания, так как Кузбасс вообще не является регионом с большим числом активных людей, выражающих гражданскую позицию со времен шахтерских забастовок. По моему мнению, администрация не ожидала такой сильной протестной деятельности: еще 26 августа жители трех сел блокировали работу незаконно строящегося угольного разреза «Сибуголь», по которому только сейчас, в октябре, проводится проверка, и уже выявлены серьезные нарушения. Эту проверку вполне можно считать результатом митинга 24-го сентября, так как обращения во все инстанции до него не давали результатов, и разрез продолжал строиться», – рассказывает Антон Лементуев.

Резолюцию митинга в Новокузнецке подписали около 400 человек, и их основные требования – прекратить разработку новых разрезов и усилить контроль за выполнением угольными предприятиями экологических норм в 58 поселениях.

Жизнь вблизи разрезов

По данным исследования ВШЭ и Центром экологических инициатив «Стратегия низкоуглеродного развития России: возможности и выгоды замещения ископаемого топлива «зелёными» источниками энергии», в Кемеровской области находятся около 23 тысячи источников выбросов, от которых в атмосферу поступают более 250 наименований загрязняющих веществ. За последние десять лет сумма валового выброса этих веществе увеличилась на 9%, в основном – за счёт добычи и потребления угля. «На одного жителя Кузбасса ежегодно приходится в среднем 496 кг загрязняющих веществ», – заключают исследователи.

Увы, вопрос контроля за угольной промышленностью не отработан, не зафиксирован на законодательном уровне. «Угольная отчётность продвигается очень медленно, никак не внесут изменения в ФЗ «Об охране окружающей среды». Федерального закона нет, поэтому последующие документы принимаются медленно. Отчетность на уровне предприятий важна, чтобы можно было регулировать ситуацию административными или финансовыми рычагами. Сверхнормативные выбросы вредных веществ в атмосферу должны регулироваться, но вопрос платежей за них отложен на период после 2020 года», – комментирует ситуацию Алексей Кокорин, директор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы.

В итоге, по официальным данным, в Кемеровской области только три человека из ста имеют удовлетворительные условия проживания.

Область занимает первое место по Сибирскому федеральному округу по распространенности острого инфаркта, а также по доле новорожденных с врожденными пороками развития. Аномалии системы кровообращения у младенцев встречаются в 1,6 раза чаще среднего по России показателя, и по аномалиям женской половой системы – в 3,3 раза чаще.

В регионе самые высокие по РФ показатели профессиональной заболеваемости (за последние годы показатель области вырос почти на 5%) – такие данные озвучивает общественная организация «Экозащита!» в докладе «Цена угля».

Фактические данные иллюстрируют критическую ситуацию по области в среднем – это значит, что в населенных пунктах, расположенных в непосредственной близости от мест добычи угля, положение вещей ещё хуже. Согласно документу СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов», в зоне добычи угля устанавливается санитарно-защитная зона от разреза до населенного пункта. Однако по факту предписания СанПиНа не выполняются, что отметил Антон Лементуев: «В основном разрезы и их отвалы сосредоточены вблизи населенных пунктов. По закону, расстояние от жилых домов до края угольного разреза должно быть не менее (а часто более) 1000 метров. Но в Кузбассе более 50 городов и поселков находится ближе, порой в 150-200 метрах, и произошло это по большей части за последние 10-15 лет».

Разрезы буквально съедают территории поселков и деревень, угрожают среде обитания коренных народов: постоянные взрывы, ущерб флоре и фауне, загрязнение вод. Таким образом был уничтожен поселок шорцев Казас, земли которого в 2004 году были переданы администрации Новокузнецкого района и в начале 2014 года захвачены угольным предприятием «Разрес Кийзасский». Жителей постепенно вытесняли с родных земель, а последние дома шорцев были уничтожены пожаром. Случайность ли? Подозрения в умышленном поджоге падают на угольное предприятие.

Согласно ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» от 30 апреля 1999, шорцы и представители других коренных народов имеют право беспрепятственно проживать на своих традиционных землях и вести хозяйственную деятельность. Однако закон угледобытчиков не останавливает – в опасности находятся и другие посёлки шорцев. Так, в кольце угольных разрезов оказалась деревня шорцев Чувашка.

Вопрос рекультивации

Одно из ключевых требований резолюции митинга в Новокузнецке – организация фонда, куда отчислялись бы средства угольными предприятиями на восстановление пострадавших земель.

«Я посчитал с помощью карты, что на сегодняшний день площадь нарушенных земель угольными разрезами и их отвалами составляет не менее 2000 кв. км. И в ближайшие годы она будет увеличиваться, так как восстановление не ведется нигде, за исключением редких единичных случаев на несравнимо малых площадях. Это чудовищная цифра!», – делится данными о масштабах нарушений Антон Лементуев.

Эколог отмечает, что даже восстановленные отвалы – сглаженные и засаженные деревьями – зачастую вновь заваливаются пустой породой из разреза, как, например, в Киселевске. В других местах высаженные деревья просто погибают – подобную картину можно наблюдать, в частности, на отвалах Бачатского разреза.

«Не являюсь специалистом в области технологий рекультивации, но я вижу собственными глазами, что она отсутствует повсеместно. Что можно сделать? Просто начать соблюдать законы и контролировать их выполнение. В Кузбассе не было бы роста напряженности, если бы законы исполнялись должным образом, а мнение граждан учитывалось. Все проблемы исключительно из-за несоблюдения законов», – заключает Антон Лементуев.

Анна Солодянкина