Власти Петербурга ничего не знают о том, куда вывозят токсичные отходы ГИПХа

Giph Petersburg Холм на территории, где стояли корпуса ГИПХ. Ясно видно, откуда уже увезли грунт. Credit: Виктор Терешкин

Ни Комитет по природопользованию правительства Санкт-Петербурга, ни природоохранная прокуратура города никакими сведениями о том, куда вывозят грунты, не располагают.

Напомним, на месте института, располагавшегося прямо центре города – на проспекте Добролюбова, д. 14, должен в самое ближайшее время вырасти комплекс зданий, в который войдут административные здания Верховного Суда РФ и Судебного департамента ВС РФ, жилой комплекс на 600 квартир и Дворец танцев Бориса Эйфмана.

«Не вижу ничего, не слышу ничего…»

Вчера на пресс-конференции «Борьба с несанкционированными свалками. Общие экологические требования в области обращения с отходами на предприятиях», прошедшей в «Интерфакс Северо-Запад», побывал наш корреспондент Виктор Терёшкин.

Aleksandr Kuchaev Заместитель председателя Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Александр Кучаев: «А за этим объектом надзирает Ростехнадзор». Credit: Виктор Терешкин

В конференции приняли участие заместитель председателя Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга Александр Кучаев, природоохранный прокурор Петербурга Павел Хлебкович, старший помощник прокурора Петербурга Юлиана Алексеева, заместитель главы администрации Выборгского района Арина Артемова.

– Только что я вернулся с Биржевой площади, фотографировал рукотворные холмы на месте, где стоял ГИПХ. Невооруженным глазом видно – одна треть уже вывезена. Комитет по природопользованию давал разрешение на вывоз? Куда везут эти токсичные грунты – полигон «Красный Бор» уже два года закрыт? – спросил я Александра Кучаева.

– А за этим объектом надзирает Ростехнадзор, – не полез за словом в карман он.

– Может быть, природоохранный прокурор Петербурга Павел Хлебкович ответит? – не унимался я.

– Я об этой проблеме ничего не слышал. Вот вернусь на работу – займусь, – ответил прокурор.

А у ворот в высоченном синем заборе на проспекте Добролюбова, 14 я до пресс-конференции дождался, когда они распахнутся, пропуская легковушку, и спросил высокого хмурого охранника:

– Отсюда вывозят грунты?

Pavel Hlebkovich Природоохранный прокурор Петербурга Павел Хлебкович: «Я об этой проблеме ничего не слышал. Вот вернусь на работу – займусь». Credit: Виктор Терешкин

Он глянул на меня, как пограничник Карацупа на японского шпиона и буркнул:

– Не знаю ничего!

Куда везут токсиканты?

По опыту, накопленному в ходе журналистского расследования 2013 года, результатом которого стал материал «Имперский яд ГИПХа», я понимал, что грунты, пропитанные всей таблицей Менделеева, при существующей системе надзора могут оказаться где угодно. В конце октября 2011 года в Интернете появились сообщения, что во Всеволожском районе у деревни Старая и поселка Суоранда по ночам появляются сотни КАМАЗов с подозрительными грузами. Появились и снимки колонн большегрузных машин. Жители деревни Старая, входящей в Колтушское сельское поселение Всеволожского района, даже встали живой цепью, чтобы перекрыть проезд к нелегальной свалке. Дело несколько раз чуть не дошло до рукопашных схваток. Все эти перевозки – по разным адресам, фактически – веерные, продолжались всю зиму. Поэтому всем экологическим активистам Всеволожского района нужно быть начеку! Район рядом с городом, бандитские схемы по вывозу любых отходов отработаны.

Меня беспокоил и полигон «Красный Бор». Закрыт-то он закрыт. Но рядом с ним огромный карьер, а сможет ли устоять охрана, когда ей будет сделано ну очень нескромное предложение? Написал Виктории Марковой – председателю Межмуниципальной инициативной группы по экологической безопасности (МИГ). Она оперативно ответила – пока никаких сигналов от наших активистов не поступало.

Giph Petersburg Ночью этот экскаватор работает не покладая ковша. Credit: Виктор Терешкин

Но могут быть другие варианты, – встревожила меня Виктория. Депутат ЗАКСа Максим Резник уже направил запрос в адрес Генпрокурора Юрия Чайки, в котором поинтересовался контрактом на 95 млн рублей, заключенным Ремонтно-строительным управлением Управделами президента с петербургским ООО «Ленмонтаж». У этой компании нет лицензии на обращение с отходами. Тем не менее, она должна вывезти 90 тысяч кубов отходов с площадки бывшего ГИПХа на полигон ТБО ЗАО «Промотходы». А расположен он как раз во Всеволожском районе, деревня Самарка, участок 1. Вторая точка – деревня Лепсари, опять же Всеволожского района, полигон ТБО ООО «Полигон ТБО». Есть и третья точка – это полигон ТБО ООО «Новый Свет-ЭКО», расположенный в Гатчинском районе, вблизи посёлка Новый Свет, участок 2. Об этом написала Фонтанка.ру.

Виктория Маркова не исключает, что токсичные отходы с бывшей территории ГИПХа могли попасть и на берег Финского залива. Тут, на берегу реки Красненькой, недалеко от станции метро «Автово» расположен золоотвал, которым с недавних пор владеет ООО «Синий».

И тут я вспомнил то, о чем мне уже писал один экоактивист, назовем его Василий Иванов: года три назад этот самый грунт с площадки ГИПХа вывозили на террикон рядом с рынком в Автово.

P.S. Наша редакция послала запросы в Управление делами Президента РФ, Ростехнадзор, Комитет по природопользованию и природоохранную прокуратуру. Мы будем пристально следить за событиями. Обещаем.

Виктор Терешкин