Дачник с размахом

37734 Credit: Движение «Против захвата озер»

Именно он, член совета ветеранов Ленинградского высшего военно-политического училища им. Андропова, совладелец Выборгского ЦБК и бывший глава Красносельского района Петербурга, прирезал к своей даче береговую полосу реки Рощинка и пожарный разворот муниципальной улицы Островной. Решение суда о возврате улицы не выполняется уже 4 года (с декабря 2013), и год назад при тушении пожара пожарные машины действительно не смогли развернуться в образовавшемся тупике. В результате дом соседей Карагополова, супругов Павловых, полностью сгорел. Компенсацию за уничтоженное имущество Павловы до сих пор не получили, а «до кучи» Карагополов недавно взыскал с них 15 тысяч судебных издержек за попытку оспорить его землезахват.

Вообще, Карагополов довольно известный в Петербурге предприниматель. Из-за широкого размаха деятельности весной этого года, его путь невольно пересекся с печальной судьбой экс-спикера городского парламента Вадима Тюльпанова, который насмерть поскользнулся на ступеньках принадлежащей на паях Карагополову вип-сауны.

Свое рощинское поместье Анатолий Карагополов посещает крайне редко, в основном проводя время в заграничных путешествиях и выкладывая красочные фото в социальных сетях.

Однако от незаконно захваченного участка дороги он принципиально не отступается и недавно затеял какие-то земляные работы на месте бывшей улицы – лишь бы не дать ей вернуться в муниципальную собственность.

[Впрочем, с таким же рвением влиятельный бизнесмен защищает и другие незаконно прирезанные к своему участку территории, в частности водоохранную зону, о чем «Беллона» уже писала в свое время.

Более того, при этом берегозахватчик даже угрожал автору данных строк.

«В 2008 году, катаясь по озеру на лодке, я причалила к этому самому берегу, – рассказывает лидер движения «Против захвата озер» Ирина Андрианова. – Тут же появился владелец поместья Анатолий Карагополов, яростно заявляя, что пляж его собственность, что насыпал в этом месте 10 «камазов» песка и никому не даст им пользоваться. Он кричал, что купил берег, милицию, прокуратуру и всю местную власть, и если бы не мой ребенок, давно бы спустил на нас своих собак».

После инцидента Ирина написала заявление в Рощинскую милицию. В ответе начальника 89 отдела было сказано, что, поскольку береговая зона, где случился конфликт, принадлежит А. К. Карагополову на праве частной собственности, в его действиях отсутствуют противоправные деяния.» – ред.]

xRAY8R47Fjc Анатолий Карагополов.

Покупка у несуществующего лица

История землезахватов на улице Островной достойна детективной повести. Чтобы прирезать к своей даче участки, не подлежащие по закону приватизации, – береговую полосу и часть поселковой улицы – Карагополов с помощью рощинского землеустроителя Павла Хорина организовал оригинальный гешефт. Сначала кусок улицы Островной якобы был бесплатно передан под строительство жилого дома в собственность некоей гражданке Нине Вершининой. Спустя три месяца (согласно документам) свежеиспеченная собственница, так ничего на нем и не построив, продала свой участок Карагополову всего за 30 тыс. руб. Примечательно, что муниципальный землеустроитель Хорин был доверенным лицом сразу обеих сторон – и виртуальной продавщицы, и покупателя. Но гораздо интереснее другое. Оказалось, что самой Вершининой как физического лица никогда не существовало. Ее паспортные данные оказались переписаны с паспорта гражданки Нины Верушкиной, которая являлась мачехой тогдашнего заместителя главы окружной администрации Рощино Александра Андриенкова.

Все описанные манипуляции вскрылись в процессе долгой переписки с прокуратурой и МВД. Однако, даже признав факт перепродажи через несуществующее лицо, полиция в возбуждении уголовного дела отказала, назвав произошедшее «технической ошибкой». По требованию активистов Павловых, соседей Карагополова по улице Островной, прокуратура десять раз оспаривала отказ в возбуждении уголовного дела, но МВД настаивало на своем. Карагополов и Хорин (последний жив-здоров, хотя и отошел от дел) так и не понесли наказания за свои проделки.

zam_glavy_Andrienkov Нынешний глава администрации Рощино Валерий Савинов вручает грамоту бывшему заму Андриенкову, который предоставил паспортные данные своей родственницы для махинации.

Из решения суда: «В период 1999-2000 годов Карагополовым были приобретены пять земельных участков, расположенных вдоль улицы Островной. Два из них оказались соединенными между собой и вобрали в себя часть улицы, относящейся к автомобильным дорогам общего пользования. Таким образом, часть улицы перешла в собственность Карагополова, а оставшаяся часть муниципальной дороги уперлась в его забор и стала тупиковой. При этом отвод земельных участков в натуре и регистрация сделок Росреестре проводились должностным лицом – инженером-землеустроителем администрации поселка Рощино Павлом Хориным».

Параллельно Павловы попытались вернуть пожарный разворот другим путем (видимо, предчувствие подсказывало им, что этот вопрос жизненно важен, и оно, к сожалению, не обмануло). Посредством долгой переписки им удалось заставить тогдашнего выборгского прокурора Олега Минаева обязать через суд рощинскую администрацию обустроить в образовавшемся уличном тупике разворотную площадку. В 2013 году процесс был выигран, но … на этом все и кончилось. Глава администрации Валерий Савинов отнюдь не спешил выполнять судебное решение, опасаясь, видимо, вступить в конфликт с влиятельным дачником. Возможно, до него дошли слухи о боевом захвате Выборгского ЦБК, осуществленного под руководством Карагополова в 1998 году, когда трудовой коллектив попытался было сопротивляться власти нового собственника. Год за годом судебное решение не выполнялось. А спустя три года пожарный разворот ой как понадобился: случился пожар у Павловых.

Доказали собственной судьбой

Дом, в котором проживали в Рощино супруги-пенсионеры Наталья и Владимир Павловы, был двухквартирным – вторую его половину еще с 50-х годов прошлого века занимала соседская семья. Занявшись бизнесом и приобретя уверенность в своих силах, молодой сосед Петр Кожевников перенял «карагополовские» замашки. В частности, в 2010 году попытался было незаконно приватизировать берег Рощинки, на который выходит его часть участка (часть, принадлежащая Павловым, к воде не выходит).

Наталья Павлова, которая является активистом движения «Против захвата озер», сумела защитить пляж. Она заставила Выборгского прокурора применить меры прокурорского реагирования на нарушение закона и оспорить в суде неправомерную приватизацию береговой полосы (запрещенную ч.8 ст.27 Земельного кодекса РФ). Итог – процесс был выигран, песчаная коса вдоль улицы Островной возвращена государству, и рощинский актив сейчас помогает Павловым поддерживать ее в чистоте.

Кстати – удивительное совпадение! – тогдашний глава Выборгской районной администрации Константин Патраев, продавший берег Кожевникову, после суда тоже заявил журналистам, что имела место «техническая ошибка», а вовсе не должностное преступление… И Следственный комитет также отказался возбудить уголовное дело против лиц, виновных в незаконной приватизации береговой полосы.

Но это, так сказать, лирическое отступление, долженствующее показать особенности взаимоотношений соседей по дому. Сосед Павловых по дому Петр Кожевников последнее десятилетие сам бывал на участке редкими наездами, уступив дачу для отдыха на летние периоды своим родственникам.

YDEQuSsJGFw Супруги Наталья и Владимир Павловы. Credit: Движение «Против захвата озер»

22 октября 2016 года на соседской половине была молодежная вечеринка, шумных гостей принимал сын Петра Кожевникова, специально ради этого мероприятия приехавший в родительский дом из Германии. На следующий день около 6 вечера молодые люди разъехались, а спустя три часа Наталья из своего окна увидела языки пламени, с треском и хлопками вырывающиеся из помещения соседа.

Пожарные приехали быстро, двумя расчетами, поскольку 109 пожарная часть находится совсем рядом. Но сразу потушить не получилось: пожарные машины не могли свободно маневрировать при многократных выездах на дозаправку емкостей водой. Из-за отсутствия пожарного разворота машина, исчерпавшая запас воды, должна была медленно двигаться задним ходом, теряя драгоценные минуты. В итоге тушили пламя 5 часов, за это время дом почти полностью сгорел и стал непригодным для проживания.

Кстати, в акте о пожаре от 109 ПЧ «Леноблпожспас» было отмечено, что пожар потушен в нормативный срок – всего за 10 минут. Дознаватель Аверьянова знала, что пожарные врут, но мер к исправлению записи в акте не предприняла никаких.

В довершение всех бед, Наталья столкнулась с явным намерением органов дознания МЧС «не обнаружить» место возгорания. А это – очень важный момент для погорельца. При неустановлении дознанием конкретных виновников пожара, сумму материального ущерба пострадавшим обязан выплатить собственник домовладения, в котором обнаружен очаг возникновения огня.

Дознаватель Выборгского отдела надзорной деятельности МЧС Ксения Аверьянова почему-то «забыла» осмотреть помещения с камином, где веселилась молодежь, «не заметила» невыключенные рубильники внутриквартирного электрощита, не открыла люк подвала, где только при вторичном осмотре была обнаружена подводка к квартире Кожевникова неизвестного электрокабеля, находившегося под напряжением даже во время проливки пожарными конструкций дома. Конечно, Наталья Павлова жаловалась на плохую работу дознавателя Аверьяновой МЧСовскому начальству. Но вместо того, чтобы самому рассмотреть жалобу, начальник Выборгского отдела надзорной деятельности МЧС Дмитрий Хабибуллин тут же переправил ее своему областному начальству, и оно в жалобе отказало. И только визит к областному прокурору заставил органы дознания МЧС провести повторный осмотр пожарища. Был составлен новый протокол, и теперь у суда в дальнейшем не возникнет вопроса о том, кто же является собственником жилого помещения с очагом возгорания, и на кого ложится в итоге ответственность за нанесенный соседям материальный ущерб.

В итоге, на средства, собранные многочисленными друзьями-активистами, Наталья и Владимир обустроили временное жилье, и теперь они могут, не скитаясь по чужим квартирам, спокойно добиваться возмещения материального ущерба и начинать восстанавливать сгоревший дом.

Но тут возникает резонный вопрос – а как в Выборгском районе чувствуют себя другие погорельцы, не имеющие ни средств на отстройку, ни подобных упорства и юридической грамотности?

Не отдам из принципа!

В 2017 году Наталья возобновила переписку с прокуратурой по поводу возвращения пожарного разворота. Сначала выяснилось, что Выборгская прокуратура о решении суда напрочь забыла и не наблюдала за его исполнением. Но это еще не самое смешное: по прокурорской версии, судебный пристав, оказывается, просто не вручил ответчику – Рощинской администрации – исполнительный лист! Так вот, оказывается, кто виноват в систематическом невыполнении решения суда!

У ленинградского областного прокурора Бориса Маркова оказалась совсем другая, оригинальная версия неисполнения решения. Недавно Марков проводил личный прием граждан в Выборге, и дочери Павловых Марии удалось на него записаться. Выслушав Марию Владимировну, прокурор устало вздохнул: «А вы знаете, что есть такие решения, которые исполнить невозможно?» Тут Мария Павлова, сама много лет проработавшая в органах правопорядка, опешила от неожиданности. Получается, прокурор, который должен надзирать за исполнением законов, не только дает им вольные оценки, но еще и оправдывает неисполнение!

080 План улицы Островной, которая обрывается забором Карагополова.

А главное – почему это невозможно исполнить? Лишь потому, что это нарушит покой Карагополова? Впрочем, недавние события показали, что Анатолий Кимович уже не столь уверен в заступничестве влиятельных лиц. Во всяком случае, он решил подстраховаться на случай, если Рощинская администрация все-таки попытается подвинуть его забор.

Пару недель назад, ночью, Владимир Павлов вдруг услышал за забором Карагополова (как раз в том месте, где находится похищенный пожарный разворот) грохот работы экскаватора. Выяснилось, что за забором ведутся земляные работы. Схватив фотоаппарат, Владимир выбежал на улицу. Оказалось, что нанятые Каралаполовым узбекские рабочие, что-то копают на месте пожарного разворота, а грунт сваливают на тротуар улицы Советская, около главного въезда на участок. Павлов принялся фотографировать ночную работу техники, что очень не понравилось строителям. Они атаковали неугомонного соседа и отобрали фотоаппарат (который так и исчез бесследно вместе с вывезенной кучей камней и грунта). Павлов вызвал полицию, которая прибыла и увезла в 89 ОВД всех участников потасовки. После чего трое молодых рабочих заявили, что 70-летний Павлов их в одиночку «избил». «Возможно, Карагополов решил сделать решение суда неисполнимым физически, для чего построить на месте пожарного разворота некое несносимое капитальное сооружение», – предполагает Наталья.

В прошлом году Владимир сделал рисковый шаг – предъявил собственный судебный иск Выборгской районной администрации с требованием отмены выделения земельного участка на пожарном развороте (как мы помним, он был выделен несуществующему лицу Вершининой, а затем продан Карагополову). В качестве третьего лица к процессу был привлечен и сам Карагополов. И, если в одиночку администрация имела все шансы проиграть, то качественная юридическая поддержка состоятельного дачника прикрыла ее своей броней. Павлов проиграл, а следом Карагополов взыскал с него издержки за услуги юриста. Теперь в деле о развороте существуют два взаимоисключающих судебных решения: с одной стороны, администрация обязана восстановить пожарный разворот, а с другой – выделение частного участка на нем легализовано.

Кто-то возразит – зачем тратить столько времени и нервов на бесплодную борьбу с ветряными мельницами? Ну, во-первых, не бесплодную. Павловы добились возвращения в общественную собственность берега перед участком Кожевникова, и даже Карагополова заставили сделать символический проход на огороженный им берег (это случилось еще в 2008 году, по предписанию прокуратуры). Но самое главное – борьба Павловых формирует отсутствовавшую доселе правоприменительную практику по аналогичным делам. Благодаря им другие активисты теперь знают, какую тактику использовать против захватов общественных территорий. Сами захватчики и чиновники после общения с Павловыми уже давно остерегаются действовать также нагло, как 15 лет назад. Что касается лично Карагополова… Что толку, что пока он не уступил «ни пяди» нечестно завоеванной земли? Он вынужден постоянно судиться, вести переписку с надзорными органами, встречать свое имя в негативном контексте в СМИ. Да и рощинская дача стала для него в последнее время лишь символом, за который он сражается «из принципа». Узнав о таком опыте, многие потенциальные захватчики, возможно, не захотят его повторять.

Ирина Андрианова