Горнорудная промышленность превращает северные районы Швеции в промышленные гетто

Swedish mining Credit: Bi-port

Швеция – известная горнорудная страна. Добыча железной руды, цинка, меди, свинца и других металлов происходит, в основном, в северных регионах страны. Вокруг шахт и рудников строятся города и инфраструктура. Однако, как показывает практика, не всегда высокие цены на руду обеспечивают экономический успех проектов и процветание городов.

Заброшенные рудники и шахты, переполненные шламохранилища, пустеющие города, проекты по перемещению целых городов во имя целей и прибылей крупных компаний, жесткие протесты местного населения – это обратная сторона имиджа успешной горнодобывающей страны.

В 1990-е годы прошлого века правительство Швеции изменило законодательство таким образом, чтобы открыть небольшим местным и международным компаниям доступ на рынок разработки полезных ископаемых. Государство отказалось от собственного обязательного участия (доли в 50%) во всех новых проектах за крайне скромный налог на минеральные ресурсы, который в общий бюджет страны не приносит и одного процента доходов.

Ожидалось, что подобная «инвестиционная привлекательность» вызовет бум желающих разрабатывать минеральные ресурсы Швеции, в том числе, возвращаться к бывшим разработкам, которые при старом законодательстве и низких ценах на руду перестали быть коммерчески привлекательными.

Так и случилось. Крупные и совсем небольшие, шведские и международные компании стали с легкостью получать лицензии на разработки минеральных ресурсов, особенно на севере. Подстегивала промышленный бум и цена на железную руду. С обычных 30 долларов за тонну еще в 2005 она выросла к 2011 году до 180 долларов.

Mine rehabilitation_Sweden Реабилитация территории заброшенного рудника, Швеция. Credit: Bi-port

Экологические бедствия

Одним из примеров того, к каким катастрофическим последствиям может привести легкий допуск всех желающих к разработке минеральных ресурсов, является опыт компании «Сканмайнинг» (Scanmining). Несмотря на протест Агентства по охране окружающей среды, компания получила экологическое разрешение и лицензию на разработку цинка  в местечке Блайкен (Blaiken) в провинции Вестерботтен.

Еще до начала разработок дамба накопителя сточных вод разрушилась. Зимой трубы, по которым загрязненная вода поступала на очистку, замерзли из-за некачественно сделанной изоляции. Кроме того, компания существенно ошиблась в оценке объемов залежей цинка, и всего через полтора года обанкротилась и оставила разработки.

С тех пор идут работы по приведению в порядок и очистке шламоотстойника, откачке из него воды, поддержании дамбы, очистке донных отложений. Стоимость работ, продолжающихся с десяток лет за счет государства, оценивается в 70 млн рублей ежегодно.

Пустующие города

Естественно, развитие промышленности в любой точке планеты влечет за собой развитие инфраструктуры и городов: для транспортировки руды строятся новые дороги, для работников компаний и их семей строятся жилые дома, школы, больницы, оживает малый бизнес, сфера услуг, процветают компании-поставщики.

И если, по какой-либо причине, компания оставляет проект, построенные города начинают пустеть.

Опустошение моногорода Малмбергет (Malmberget) на севере Швеции было обусловлено технологической аварией. Более ста лет ведущая государственная горнорудная компания LKAB разрабатывала месторождение железной руды, которая залегает непосредственно под моногородом с населением в 5 000 человек.

Malmberget Котлован в городе Малмбергет. Credit: Макс Байков

На протяжении многих лет жители города жаловались на то, что ночные подземные взрывы «раскачивают» дома, иногда в асфальте появляются трещины, которые вызывают беспокойство о безопасности проживания в городе. Но больше всего жители жаловались на то, что подземные взрывы не дают городу спать, вызывая проблемы со сном и сопутствующие заболевания.

Весной 2012 года в центре Малмбергета образовался огромный котлован, порядка 150 метров в глубину и в ширину. Обвал произошел из-за интенсивной работы рудника и поделил самый центр городка на две части. В результате никто не пострадал, но компания много лет затягивала процесс переселения людей от пылящего и небезопасного котлована.

Сегодня он обнесен высоким металлическим забором и оставлен. Центр города в сотне метров от ямы представляет собой пустующее, но функционирующее гетто: везде в глаза бросается серость, заброшенность и неухоженность. Первые этажи зданий, на которых некогда располагались аптеки, магазины, кафе и парикмахерские, закрыты и заколочены, а на верхних этажах все еще живут люди. В субботний день центр города пуст и тих, в единственной открытой пиццерии нет ни одного посетителя.

Протесты местного населения

В 2013 году на всю Швецию прогремела новость о протесте местных жителей городка Каллак (Kallak) против планов британской компании  Беовулф (Beowulf) по добыче железной руды на месторождении, открытом еще в 1947 году. Каллак находится недалеко от города Йоккмокк (Jokkmokk) – на обширной территории традиционного проживания саамов, где они до сих пор занимаются оленеводством.

kallak-police Полиция разгоняет протестный лагерь в Каллак. Credit: emovie-remaja27

Протест был жестким и самым резонансным за последние десятилетия в Швеции. Оленеводы, саамы, местные жители и экологи разбили лагерь в районе планируемых изысканий, не пуская туда технику и рабочих. Название маленького северного поселения попало в национальные СМИ после того, как местная полиция стала разгонять участников протестного лагеря с применением силы.

«Здесь находятся самые ценные заповедные земли Лапонии, они охраняются ЮНЕСКО», – рассказал Ян Эрик Лента (Jan Erik Lenta), представитель местной саамской общины.

По его словам, это не единственная проблема будущего проекта. Основной протест жителей вызвали планы компании по транспортировке руды. Скорее всего, она будет транспортироваться от места разработки до первого пункта железной дороги по единственной узкой дороге, проложенной в этих местах. Что на практике будет означать сотню груженых самосвалов, идущих в обоих направлениях, ежедневно.

Усугубляет ситуацию и тот факт, что по узкому длинному отрезку именно вдоль этой дороги проходит маршрут миграции оленей. Кто когда-либо видел, как ведут себя олени, когда видят автомобиль, поймут всю сложность ситуации. Сотня тяжелых грузовиков ежедневно на пути миграции оленей сделают оленеводство невозможным.

waste pond pumping Очистка вод шламохранилища. Credit: Bi-port

Оленеводство является отличительной чертой именно этой части страны: в Йоккмокке в оленеводстве, производстве продукции и заготовке мяса оленей, в развитии и поддержании саамской культуры, занято больше человек, чем в любой другой сфере.

Не смотря на то, что голоса жителей коммуны до сих пор разделены пополам в вопросе, стоит ли  позволить компании начать разработки, этот протест для Швеции был поворотным.

Все началось с дебатов об устойчивом землепользовании в Парламенте страны. На фоне недовольства местного населения разработками, не приносящих существенного дохода в бюджет страны и иногда приводящих к катастрофическим последствиям, выяснилось, что с 2000 года и до протеста в Каллаке, правительство не отклонило ни один запрос на разработку полезных ископаемых.

Региональные власти стали активнее противостоять некоторым планам компаний, что ввело промышленность в состояние шока – до 2013 года никто не ставил перед отраслью неудобных вопросов.

Продолжение следует

Анна Киреева

anna@bellona.ru