Черное золото угрожает Черному морю

Oil platform Credit: Tom Benson

В мае 2017 года глава госкорпорации «Роснефть» Игорь Сечин и исполнительный директор ENI Клаудио Дескальци подписали договор о разведочном бурении на шельфах Черного и Баренцева морей. Работы в Черном море планируется начать уже в конце текущего года.

Буровая платформа Scarabeo 9, принадлежащая итальянской компании Saipem, зафрахтованная для реализации вышеуказанного проекта, 21 сентября пришла в Констанцу, где будет произведен монтаж буровой вышки. После этого платформа отправится на российский шельф – на Западно-Черноморскую площадь недалеко от Геленджика и Новороссийска.

Сам по себе факт проведения подобных работ у берегов главного курортного региона страны вызывает обоснованные опасения местных жителей и экологов. Разлив нефти может не только нанести непоправимый ущерб уникальной природе края, но и оставить без работы немалое количество людей, занятых в туристическом бизнесе. Также к экономическим последствиям можно добавить падение цен на недвижимость, тем более что жить в Краснодарский край многие перебираются как раз благодаря его благоприятным климатическим и экологическим условиям.

Противники проекта предупреждают, что в случае аварии на глубине до 2200 метров в агрессивной сероводородной среде – а именно в таких условиях должно пройти разведочное бурение – загерметизировать скважину будет чрезвычайно сложно. Под угрозой 1,2 тыс. км побережья Черного моря, то есть около его четверти.

В качестве наглядного примера того, чем может обернуться для региона разлив нефти, экологи приводят катастрофу в Мексиканском заливе на буровой платформе Deepwater Horizon, также проводившей разведывательное бурение и затонувшей 22 апреля 2010 года. Только глубина бурения в ее случае составляла 1500 метров, а такой неблагоприятный фактор, как агрессивная сероводородная среда, отсутствовал.

Как итог – одна из крупнейших экологических катастроф техногенного характера в истории. Закрыть скважину не могли в течение 152 дней, что привело к выбросу 5 млн баррелей сырой нефти, образовавшей пятно площадью 75 тыс. кв. км или порядка 5% поверхности Мексиканского залива. Было загрязнено 1770 км побережья.

Последствия катастрофы, несмотря на беспрецедентно высокие затраты на их  устранение, полностью ликвидировать не удалось до сих пор. Причём, как указывают оппоненты «Роснефти», у корпорации и у России нет ресурсов, сравнимых с теми, что были задействованы при ликвидации ущерба нефтеразлива в Мексиканском заливе.

Поэтому местные жители выражают свое несогласие с бурением на черноморском шельфе.  В частности свой протест они выразили на митинге, прошедшем 3 сентября в Сочи. Также раздаются призывы к бойкоту заправок «Роснефти».

Подогревают недовольство и нарушения во время реализации проекта. Экологическая вахта по Северному Кавказу указывает на то, что общественные обсуждения, необходимые для получения положительного результата государственной экологической  экспертизы, не были проведены в Геленджике, Новороссийске, Анапе и Темрюкском районе края. Свидетельствующие об этом ответы организация получила от администраций данных муниципальных образований. Администрации Сочи и Туапсинского района на запросы не ответили.

Эковахта направила жалобу в Азово-Черноморскую межрайонную природоохранную прокуратуру. Но вместо того, чтобы провести проверку, что входит в число непосредственных обязанностей ведомства, оно перенаправило заявление в Черноморско-Азовское морское управление Росприроднадзора – то есть в то ведомство, которое и выдало положительное заключение государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) на проект бурения. Ждать того, что оно найдет нарушения само у себя, вряд ли стоит.

Если к этому добавить то, что «Роснефть» считается лидером в стране по количеству разливов и текущих трубопроводов, то картина становится совсем тревожной.

Можно вспомнить разлив под Нефтеюганском летом 2015 года, произошедший по вине дочерней компании «Роснефти» «РН-Юганскнефтегаз». Ущерб от него Росприроднадзор оценил в 270 млн рублей. 27 июля уже 2016 года на Верхнечонском месторождении в Иркутской области, эксплуатируемом «Роснефтью», произошел взрыв, в результате которого погибло 6 человек. За последние два года также произошёл ряд аварий на объектах, принадлежавших ранее «Башнефти», случилась разгерметизация трубопровода на Ванкорском месторождении в Красноярском крае, произошёл разлив 5 т нефти на месторождении Монги в Сахалинской области, в результате чего нефть попала в речку Нельбуту, впадающую в центральную часть Ныйского залива Охотского моря.

Так что вопрос о целесообразности и полезности проекта не только для отдельно взятых корпораций, но и для широкого круга жителей черноморского побережья, остается открытым.

Александр Пиянзин