Защитит ли Орхусская конвенция оппонентов российской АЭС в Беларуси и экологов других стран?

razor wire Credit: flickr.com/photos/uploaded/

Первый прецедент

Это первый прецедент в истории Орхусской конвенции, но не только – впервые давлению на экологических активистов за их деятельность была дана оценка авторитетного органа ООН, что будет иметь определенные последствия для страны на международном уровне.

Дело о преследовании антиядерных активистов-оппонентов Белорусской АЭС было открыто Комитетом по соблюдению Орхусской конвенции ЕЭК ООН еще в начале июля 2014 года по жалобе белорусского общественного объединения «Экодом». Однако выводы и рекомендации по нему этот орган представил спустя без малого три года, в июне 2017 признав многочисленные эпизоды преследования. Эти выводы и рекомендации легли в основу проекта решения, который 6-я Встреча сторон Конвенции единогласно приняла 15 сентября в Будве (Черногория), и Беларусь должна будет его исполнить. Кроме того, после принятия этого решения страна будет находиться под наблюдением Комитета по соблюдению, который начнет отслеживать все случаи преследования экологических активистов.

Беларусь была уличена в нарушении статьи 3 Конвенции, требующей от подписавших ее сторон обеспечивать, чтобы граждане не подвергались притеснению в любой форме за отстаивание своих экологических прав.

По словам Ирины Сухий, члена Совета ОО «Экодом», деятельность антиядерных активистов в Беларуси была мирной и не нарушала закон – активисты подверглись преследованиям лишь за то, что хотели получить информацию о сооружении АЭС, занимались ее экспертной критикой и требовали учета их мнения в принятии связанных со строительством решений.

Преследование как юридически доказанный факт

По мнению юриста Европейского «Экофорума» Андрея Андрусевича, прецедент по преследованию был первым и наиболее сложным в практике Комитета, поскольку, как правило, юридически сложно установить связь между фактами преследования и реализацией прав активистов в рамках Орхусской конвенции.

Комитет рассмотрел ряд эпизодов, среди которых были обыски, штрафы, аресты и высылки критиков Белорусской АЭС. К сведению была принята информация от обеих сторон – как от жалобщика (Общественного объединения «Экодом»), так и от государственных органов Беларуси при посредничестве Минприроды.

Определенную роль сыграло и то, что дело с символичным номером 102 стало одним из трех, которое Комитет по соблюдению Орхусской конвенции возбудил в отношении строительства Белорусской АЭС. По нарушениям, выявленным еще в 2014-м году, Встреча сторон Конвенции дала Беларуси рекомендации, часть из которых страна выполнила.

И, поскольку в Беларуси преследование оппонентов строительства АЭС было организовано государством и носило массовый характер, то юридически оказалось возможным установить взаимосвязи в триаде: когда, кто и по какому поводу подвергался давлению. Так, во многих случаях активисты, известные своей критикой строящейся в Беларуси станции, были задержаны примерно в одно и то же время, накануне события или акции, связанной с Островецкой АЭС – ежегодным шествием «Чернобыльский шлях», личным обращением критиков АЭС в посольство Российской Федерации в Беларуси. Репрессии были применены в отношении актива Белорусской антиядерной кампании (БАЯК). Так, в жалобе «Экодома» поданной в Комитет по Соблюдению Орхусской конвенции говорится: «Все вместе эти пятеро человек (в отношении которых были применены репрессии), были ядром актива, вовлекающих граждан в дискуссии по поводу строительства Белорусской АЭС».

Будут ли внедрены эффективные меры защиты активистов?

По информации неправительственных организаций, в частности, Global Witness, на протяжении последних лет преследования экоактивистов в мире становятся все более распространенными – с каждым годом все больше людей подвергаются арестам, задержаниям и нападениям за их природоохранную деятельность. Наибольшее количество преследований происходит в Бразилии, однако, по мнению правозащитника и эколога Виталия Серветника, ситуация в России также тревожна, и экологические активисты подвергаются здесь не меньшему давлению, чем правозащитники. Ни Россия, ни Бразилия не являются сторонами Орхусской конвенции. Но преследования происходят и в странах-сторонах Конвенции, об этом НГО подготовили специальный доклад.

Поможет ли первый прецедент защите активистов по всему миру? По мнению Андрея Андрусевича, юриста Европейского «Экофорума», не стоит ожидать, что Комитет по соблюдению Конвенции откроет большое количество дел по преследованию после белорусского прецедента. Каждый случай специфичен, и иногда единичные эпизоды  довольно сложно доказать. Если, например, активиста уволили с работы, и это был единственный факт давления, то вряд ли Комитет откроет дело по этому поводу. Кроме того, как отметила в своей презентации на параллельном событии 6-й Встречи сторон белорусская активистка, член Совета Общественного объединения «Экодом» Татьяна Новикова, белорусский прецедент может быть полезен странам ВЕКЦА (Восточная Европа, Кавказ, Центральная Азия), являющимся сторонами конвенции, но вряд ли в чистом виде будет применим по отношению к тем странам, где государство не преследует общественных деятелей.

Андрей Андрусевич подчеркнул, что белорусский прецедент даст возможность создать механизмы оперативного реагирования на преследование активистов и в других странах. Об этом во время своего выступления на первом пленарном заседании 6-й Встречи сторон Орхусской конвенции от имени белорусских НГО попросила собравшихся Татьяна Новикова, одна из фигуранток дела о преследовании: «Мы считаем, что должны быть рассмотрены способы быстрого реагирования на основе существующих органов и механизмов, либо в дополнение к ним созданы новые». Председательствующий Встречи заявил, что эта просьба будет удовлетворена. И поскольку вопрос о давлении на активистов был одним из главных вопросов, обсуждаемых на встрече, – им обеспокоились как представительство ЕС, так и Литва и международные НГО – есть шанс, что к следующей 7-й встрече сторон, которая пройдет через четыре года, органы Конвенции смогут не только предложить, но и отработать ряд механизмов защиты.

Татьяна Иванова