Экологи «разгромили» проект «Северный поток – 2». Минприроды России обещает учесть все замечания

Kurgalskiy zakaznik Kader swamp Сосны на дюне над болотным комплексом Кадеры. Credit: Виктор Терешкин

Зал Дома культуры в Кингисеппе был почти заполнен слушателями, перед которыми для начала выступил глава администрации района Виктор Гешеле. Он рассказал о том, что район нацелен на развитие крупных химических производств, которым нужен, в том числе, газ. Поэтому администрация приветствует важный для государства проект нового газопровода и сделает всё, чтобы он не прошёл мимо.

Глава администрации выслушал красиво оформленные и достаточно скучные доклады представителей компании «Норд стрим 2 АГ» и ушёл. А зря, так как тут началось самое интересное. После приглашения задавать вопросы к микрофону выстроилась очередь желающих, где в первом ряду оказались учёные и природозащитники.

Первым взял слово представитель Коалиции «Чистая Балтика» Михаил Дуркин. Он задал очень серьёзный вопрос, касающийся толкования применения конвенции Эспоо, посвященной трансграничному влиянию разного рода проектов, могущих нанести ущерб на территории прилегающих стран.

Вопрос заключался в следующем: если на территории той же Финляндии реализуется проект «Северный поток – 2», то будет ли она нести ответственность за то, как проект реализуется в России?

Вопрос представляется логичным. Если Россия отвечает за последствия, которые будет иметь проект на территории Финляндии, то должна быть такая же ответственность и со стороны Финляндии. В частности, Финляндия, как активная участница проекта, может отвечать за ущерб, наносимый российской территории.

Ведущий слушания заместитель директора Департамента международного сотрудничества Мминприроды России Владимир Ивлев ответил коротко: нет, не должна и не будет нести ответственность.

После этого слово взяли критики проекта, которые по сути дела разнесли его «в пух и прах», в связи с тем, что компания «Норд стрим 2 АГ» необоснованно и незаконно предлагает провести газовую трубу через уникальный Кургальский заказник.

Пытаясь прервать критические выступления, ведущий слушаний и представители компании заявляли, что частный случай с заказником не имеет отношения к теме мероприятия, поскольку на нем обсуждается трансграничное влияние строительства газопровода. В ответ звучали резонные возражения: проект один, хоть и реализуется в разных странах, а Кургальский заказник охраняется международными конвенциями: Хельсинкской и Рамсарской. Если учесть, что предложение пустить трубу через заказник основано на необъективных данных, можно ставить под сомнение весь проект в целом.

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям организации Гринпис России Михаил Крейндлин напомнил, что рассматривались как минимум 3 маршрута: в коридоре «Северного потока – 1» и два варианта через Кингисеппский район – через мыс Колгонпя Сойкинского полуострова и Нарвский залив Кургальского полуострова. Компания «Норд стрим 2 АГ» выбрала наихудший вариант через южную часть Кургальского заказника. В результате предлагается прокладка огромной траншеи в одном из самых ценных мест заказника на полосе длиной 3,7 км и шириной 85 м.

Выбор этого маршрута необъясним. Компания уверяет, что он дешевле и нанесёт меньше вреда природе, чем альтернативные. Однако, хотя проекту исполнилось уже несколько лет, до сих пор не представлено убедительных доказательство того, что трубу нельзя проложить рядом с «Северным потоком – 1». По мнению многих уважаемых экспертов, решение о прокладке трубы через Кургальский принималось на основе недостоверной информации и не может считаться обоснованным.

Выступающие приводили новые и новые «несуразности», содержащиеся в 800-страничном отчёте «Материалы оценки воздействия на окружающую среду проекта Nord Stream 2 для консультаций в рамках Конвенции Эспо».

Александр Сутягин (Мониторинг Балтийской трубопроводной системы) обратил внимание на то, что точки подрыва старых затопленных боеприпасов по трассе трубы расположены так, что недопустимому воздействию будут подвержены места нагула и нереста салаки, атлантического лосося и кумжи, а также места размножения и нагула балтийской кольчатой нерпы и серого тюленя. Могут быть повреждены объекты исторического и культурного наследия: затопленные суда, где находятся останки советских воинов и гражданских лиц.

Недостоверная информация приведена по загрязнению донных осадков. Если верить «Норд стрим 2 АГ», трасса газопровода в Нарвском заливе проходит через практически чистые грунты. Эти данные взяты из атласа Всероссийского научно-исследовательского геологического института (ВСЕГЕИ) 2010 года. «Чистота» грунтов связана с тем, что в 2005–2009 годах исследования тут вел не ВСЕГЕИ, а «Севморгео». По их данным грунт Нарвского залива сильно загрязнен.

Александр Сутягин также сообщил, что существуют как минимум пять альтернативных вариантов прохождения трубы. Их описание передано компании «Норд стрим 2 АГ».

Ботаник Елена Глазкова выступила от имени сотрудников петербургского Ботанического института. Она говорила о том, что отчет Эспоо содержит неполное и недостоверное описание окружающей среды – флоры и растительности заказника Кургальский, которые пострадают при строительстве газопровода. Занижена ценность южной части заказника, притом, что именно в обследуемом коридоре сотрудники института обнаружили около 100 местонахождений охраняемых видов.

Компании «Норд Стрим 2 АГ» были предоставлены данные о ценности южной части Кургальского заказника, но компания не полностью отразила их в отчёте Эспоо. В нём умышленно занижена оценка негативного воздействия строительства, В результате которого будут уничтожены почти сто местообитаний редких видов, занесённых в Красную книгу Ленинградской области и Красную книгу Российской Федерации.

В отчёт Эспоо не включены данные о том, что Кургальский заказник намного более ценен, чем участок Сойкинского полуострова, где проходит альтернативный маршрут трубы.

Побережье Нарвского залива – это единственный ненарушенный участок материкового побережья Финского залива в Ленинградской области, где сохранились почти нетронутые эталонные приморские комплексы. Этот участок представляет огромную ценность.

«Мы считаем, что прохождение газопровода через территорию заказника «Кургальский» противоречит законодательству и международным обязательствам России. Необходимо вернуться к обсуждению альтернативных вариантов прохождения газопровода»,  – заявила Елена Глазкова.

«В «Материалах оценки воздействия…» искажена картина существующих международной и национальных сетей природоохранных территорий в Балтийском море. Некоторые из этих территорий, к примеру, сеть «Натура 2000», описаны довольно полно. Вместе с тем необоснованно мало представлено информации по водно-болотным угодьям международного значения», – дополнила предыдущее выступление Анна Доронина («Биологи за охрану природы»).

Также она добавила, что в ОВОС вообще не представлена информация об Изумрудной сети территорий особого природоохранного значения, или сети «Эмеральд», в результате чего создаётся искажённая картина по региону в целом.

В отчёте имеются разночтения по длине и площади сухопутного участка газопровода через заказник «Кургальский»: 3,8 км и 31 га соответственно; 3,7 км и 31 га соответственно; 3,7 км и 31,8 га соответственно…

От имени организации «Биологи за охрану природы» поступило ещё одно заключение, которое заслуживает внимания.

«Ознакомление с данными материалами [ОВОС] выявило большое количество неточностей и противоречий с данными по птицам и млекопитающим морского и сухопутного участков российской части планируемого газопровода.

Многие положения отчета Эспо существенно противоречат ранее разработанным материалам по этому же проекту – Сравнительной экологической оценке альтернативных вариантов трассы Российского участка газопровода «Северный поток – 2». Её провело в 2015 г. ОАО «Экоэкспрессервис» по заданию компании «Норд Стрим 2 АГ».

Ущерб природным комплексам, птицам и млекопитающим в случае строительства в Кургальском заказнике будет существенно выше, чем заявлено в отчете.

Существует высокая опасность травмирования тюленей при подрыве затопленных боеприпасов. Трасса планируемого газопровода проходит по местам гнездования видов, внесенных в различные Красные Книги: как орлан-белохвост, белая куропатка, галстучник, седой, трехпалый и белоспинный дятел, серый сорокопут, лесной жаворонок. Непосредственно по трассе газопровода расположены тетеревиный и глухариный ток.

Прокладка газопровода с лежащей вдоль нее технологической дорогой увеличат доступ людей к охраняемым природным комплексам. Существенно возрастет вероятность лесных пожаров. Таким образом, ущерб данным местообитаниям необходимо трактовать как сильный или даже катастрофический».

Олег Бодров (Общественный совет южного берега Финского залива) считает, что планы строительства нового газопровода в сочетании с другими инфраструктурными проектами южного берега Финского залива (ЮБФЗ) могут привести к масштабным негативным изменениям, разрушить социально-экологическое равновесие и воспроизводство здоровой среды обитания.

Близость портов и АЭС стимулирует бизнес-инициативы, к примеру, строительство гигантского российско-американского алюминиевого завода. За последние десятилетия в проекты на 180 километров береговой линии от Санкт-Петербурга до Эстонии вложено порядка 40 млрд евро. В разрушение каждого метра береговой линии вкладывается более 200 000 евро.

Хотя каждый проект сопровождается оценкой его воздействия на окружающую среду (ОВОС), комплексной оценки нет.

Известно, что суммарное негативное воздействие на среду обитания нескольких антропогенных объектов может складываться не арифметически, а многократно усиливаться за счёт так называемых эффектов синергизма. Результаты многолетних исследований экологов на ЮБФЗ показывают, что уже есть признаки, говорящие о наличии такого эффекта.

«Необходима стратегическая оценка всех работающих, строящихся и планируемых объектов. Участвовать в ней должны равноправно власть, бизнес и общественность. Необходимо выделить территории для новых промышленных объектов, для рекреационного использования, а также те, где будет запрещено любое вмешательство в природные экосистемы. До проведения такого зонирования считаем недопустимым прокладку газопровода «Северный поток 2» через южный берег Финского залива», – заявил Бодров.

Мнение коренного населения на слушаниях представил Дмитрий Харакка-Зайцев, член постоянного форума ООН по вопросам коренных народов.

Для коренного ижорского народа строительство газопровода через Кингисеппский район неприемлемо в принципе. В первую очередь потому, что оно связано с запуском опасных промышленных производств, которые будут негативно воздействовать на территорию проживания этого малочисленного народа финно-угорской группы.

Дмитрий особо подчеркнул, что существует федеральное законодательство, которое защищает интересы малочисленных народов. Его необходимо соблюдать.

Компания «Норд стрим 2 АГ» до сих пор не проводила никаких консультаций с коренными жителями.

Среди выступлений с критикой потерялось несколько приветственных фраз.

Так к микрофону выходил некий представитель местной молодёжи. Он был очень краток: молодёжь поддерживает этот проект, важный для развития России.

Под конец выступил представитель местного бизнеса. Он с очевидной издёвкой заверил, что полностью поддерживает борьбу за спасение «морских свинок» и «серых нерп», но газопровод. Это тот проект, который делает жизнь людей лучше. Это работа, квартиры, еда и мебель, образно говоря. Под конец его выступления прозвучал риторический вопрос из первого ряда, где расположились экологи: «Да кто же против развития? Разговор ведь о другом!».

Нужно сказать, что, несмотря на накал страстей и попытки прервать выступающих, голос протестующих был услышан. По крайней мере, ведущий слушания замдиректора департамента Международного сотрудничества МПР Владимир Ивлев обратился к представителям компании «Норд стрим 2 АГ» с требованием учесть все замечания экологов. Он также попросил прислать все отзывы, все критические замечания лично ему в МПР и обещал взять их под личный контроль.

В заключение будет полезно привести ещё несколько слов представителя Гринпис России Михаила Крейндлина, над которыми стоит серьёзно задуматься лоббистам опасного и незаконного маршрута трубы: «Мы считаем, что компания «Норд стрим 2 АГ», настаивая на прокладке газопровода через Кургальский заказник, создает дополнительные проблемы всему проекту «Северный поток 2», давая в руки его противников столь серьезные аргументы. Надеемся, что этот вариант все-таки не будет одобрен. В противном случае будем думать о возможности обращения в суд».

Игорь Ядрошников