«Северный поток – 2» уже у границ Кургальского заказника

Kurgalskiy zakaznik Буровая установка. Credit: Виктор Терешкин

Проект «Северного потока – 2» стоимостью под миллиард евро движется как тяжелый танк, ломая на своем пути все преграды. В ход идут подкупы нужных ученых, липовые общественные экспертизы, кривые и косые карты заказника, шантаж, угрозы.

«Капитал», – говорит Quarterly Reviewer, – «избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому. Доказательство: контрабанда и торговля рабами» (T. J. Dunning, цит. соч., стр. 35, 36).

Kurgalskiy zakaznik Геодезический репер. Credit: Виктор Терешкин

Под охраной ФСБ

Евгений Усов, пресс-секретарь Гринпис России, увидел пограничный пост, стал тормозить:

– Приготовь паспорт и сделай лицо попроще. Если станут допытываться – куда, зачем, говори – мы орнитологи.

Я быстро сдергиваю жилет с надписью «Пресса». Да, орнитологи мы, птицелюбы, северных серушек считаем!

Молоденький лейтенант-пограничник, хмуря брови, внимательно изучил наши паспорта, вопросов задавать не стал. Скомандовал – проезжайте. Вспомнился герой Лескова – эх, если б у меня хоть завалященькая медаль была, я бы весь уезд перепорол! А то ведь приходится пуговицу показывать…

Через 400 метров после первого поста – второй, в тылу у него большая армейская палатка, от которой по полю идут хорошо заметные вешки.

– Охраняют самое начало провешенного коридора, – комментирует Усов. – Бдят. На страже интересов Родины!

Kurgalskiy zakaznik Вешки. Credit: Виктор Терешкин

Проезжаем второй пост, и метрах в пятистах за ним, сворачиваем на заросшую травой грунтовку, опытный Усов крутит руль, загоняя машину за придорожную полосу деревьев. Чтобы машина не была видна с шоссе. Я натягиваю жилет. Советую Жене:

– Если будут задерживать, тут же поднимай удостоверение в развернутом виде, громко кричи – не стреляйте, мы журналисты!

– Шутыник, – живо реагирует Усов, – когда будешь жарить шашлык из этот невеста, не забудь пригласит!

Идем к лесу, в нем натыкаемся на мелиоративную канаву, по венцы наполненную водой. Суем длинный дрын в коричневую воду. Пытаемся нащупать дно. Ясно – зачерпнем даже в болотные сапоги. Понятное дело – бобры – анархисты. Чихали на все режимы, строят плотины, где хотят. Надо ее искать. Доходим до «переправы», переходим, подстраховываясь палками. Купнуться – не страшно, а вот аппаратам придет конец. Выходим на поле и идем прямо по вешкам. Под ногами пышные круглые куртинки цветушего калгана. Находим металлический геодезический репер. Форсируем по плотине вторую канаву. Впереди за деревьями машина с бурильной установкой. Вокруг нее ходят люди в зеленых балахонах и касках. Снимаем из кустов эту картинку. И меня вдруг ожогом мысль – да что же это такое, ведь это наша земля, цветущая. Наша. А эти – что они тут делают, что готовят уникальнейшему заказнику?

– Женя, – говорю я. – Идем прямо на них, это наше право. Будем брать интервью.

Evgeniy Usov. Kurgalskiy zakaznik Евгений Усов пробирается по бобровой плотине. Credit: Виктор Терешкин

Машина ползет к шоссе, люди в плащах и касках шагают за ней. Догоняем последнего, я представляюсь, спрашиваю:

– А что вы тут делаете? Над чем работаете?

Высокий, загорелый мужик в каске нехотя отвечает:

– Геодезические работы проводим. Для ветки газопровода.

– А вы знаете, что тут уже рядом граница заказника «Кургальский», в нем реликтовые леса, краснокнижные растения, гнездовья птиц? – вступает Усов.

– А нам то что, – отвечает геодезист, – работу заказали, деньги платят. В заказник мы не лезем.

Фирму, от которой он работает, геодезист называет с явной неохотой. «Сварог», геодезическая компания. ООО.

– Представьтесь, пожалуйста, – требую я.

– А вам зачем, – огрызается он. – Напишите – Игорь. А у вас есть разрешение ФСБ на работы в этой зоне? А вот у нас – есть!

И торопится к машине, которая едет к палатке пограничников. Дальше понятно, сейчас сообщат пограничникам – тут журналисты шляются, вопросы провокационные задают. А разрешеньица-то у них и нету. И – пошла писать губерния. Ату их! На цугундер!

Уходим, добираемся до нашей машины. Едем к тому месту, где трасса должна пронзить песчаные дюны.

Kurgalskiy zakaznik Kader swamp Сосны на дюне над болотным комплексом Кадеры. Credit: Виктор Терешкин

Просторы болота Кадер

Тут, у побережья Кургальского полуострова сосновые, мачтовые боры. Огромные дюны, здоровенные муравейники. Подъзжаем к основанию дюны. На деревьях намотаны полосы белой пластиковой ленты.

– Вот тут трасса должна выйти из уникального болота Кадер, – зло говорит Усов. – Там уникальные гнездовья. Редчайшие травы. Все готовы пустить в распыл. Все!

Лезу на дюну, под ногами горелые остатки леса. На самой дюне гуляет ветер, настоянный на травах. Над дюнами голубое небо. Когда ветер накатывает с залива, пахнет морем, осохшими водорослями. Вспоминаю, как снимал серых тюленей, которых выпускали в бухте неподалеку. Как они выскакивали из клеток, и, зачуяв родную стихию, бежали к воде, смешно отталкиваясь ластами. Как блаженно плавали, ныряли. И выныривали, с водорослями на гладких, мокрых головах. Что-то теперь будет с залежками кольчатой нерпы, с тюленями, когда поведут по дну залива глубокую траншею, когда загремят подводные взрывы, взметая со дна илы с цезием-137? Что будет с просторами уникального болота Кадер, с борами, когда будут крушить деревья под просеку в 80 метров шириной? А потом начнут прокладывать траншею под две нитки газопровода.

Анна Лосева, специалист по морским млекопитающим уверена:

– Главный вред будет нанесен не залежкам, а кормящимся нерпам, когда будут прокладывать газопровод. Два очень вредных фактора будут влиять: беспокойство от работающих кораблей, и уничтожение кормовой базы. Ведь при дноуглублении со дна будут подняты огромные объемы всевозможной дряни.

Kurgalskiy zakaznik Аншлаг заказника «Кургальский». Credit: Виктор Терешкин

Елена Глазкова, сотрудница Ботанического института им. В.Л. Комарова (ст. научный сотрудник отдела Гербарий высших растений, кандидат биологических наук), считает – территория Кургальского заказника уникальна – по числу охраняемых видов растений ей нет равных в Ленинградской области. Это ботанический рай. По ее данным, непосредственно в коридоре планируемой трассы обнаружены местонахождения порядка 20 охраняемых видов растений, лишайников и грибов, в том числе и виды Красной книги Российской Федерации. Кроме того, на пути газопровода оказываются редчайшие сообщества песчаных морских побережий Нарвского залива, в которых в массе произрастают охраняемые в области виды растений – орхидея дремлик тёмно-красный, осока песчаная и прострел луговой. Сейчас побережье Нарвского залива – это единственный ненарушенный участок материкового побережья Финского залива в Ленинградской области. Маршрут планируемой трассы затрагивает также северную часть уникального болотного комплекса Кадер, являющегося местом произрастания целого ряда охраняемых видов растений, а также средой обитания многих видов птиц, в том числе охраняемых.

Кургальский заказник – это ключевая орнитологическая территория. Однако с уверенностью можно сказать, что она также соответствует и всем критериям ключевой ботанической территории. Причем не регионального, а паневропейского масштаба.

Kurgalskiy zakaznik Гнездо лебедя у мишени. Снимок 1989 года.

В ход пошла тяжелая артиллерия

Кургальскому заказнику всегда приходилось туго. Даже когда здесь была пограничная зона, и поток посетителей был невелик. Долгие годы на Кургальском Рифе гремели взрывы. Там работал полигон для учебных бомбометаний и стрельб. Возле островков стояли притопленные катера и баржи, на островках – списанные истребители. Вот по ним-то и работала штурмовая авиация. Уж какую задачу выполняли авиаторы – покрыто большой военной тайной. Скорее всего, отбивали высадку десанта оголтелой финской или шведской военщины. Помню, какая оторопь меня взяла, когда в бинокль увидел – бомба, скачущая рикошетом по воде, врезалась в островок. И в воздух взметнулось облако пуха и перьев. Егерь заложил в три этажа матом – это они в гнездо лебедей попали! Борьба с военными была изматывающей и долгой. Полигон закрыли лишь в 2003. Но новые времена принесли Кургальском заказнику новые беды. Президент Путин еще в 2011 году заявил, что Усть-Лужский порт должен к 2018 году войти в десятку крупнейших портов мира. И будет переваливать около 180 млн тонн грузов ежегодно. А для этого ему неминуемо понадобится расширяться – не только в сторону Сойкинского полуострова. Но и Кургальского. И если мы – экологические журналисты, активисты, правозащитники этот момент упустим – от заказника не останется и следа. И всегда найдутся эксперты из псевдоэкологов, которые всё обоснуют.

Вот ещё ядовитейшая деталь. Через Карельский перешеек «Газпром» уже протянул ветку «Северного потока – 1». Бульдозером прет, расчищая трассу для «Северного потока – 2». Но вот что мне сообщила местная экологическая активистка Ирина Барановская только что:

Kurgalskiy zakaznik Болванка врезалась в песок рядом с гнездом. Снимок 1989 года.

– Все поселки на Кургальском полуострове не газифицированы. Причем глава Кингисеппской администрации обещает, что «Северный поток – 2» проведет к ним газ.

Олег Бодров, председатель совета Общественной благотворительной экологической организации «Зеленый Мир» считает, что коренное население региона Лужской губы может и должно обратиться к Владимиру Путину и другим заинтересованным сторонам с просьбой сохранения и защиты их традиционного уклада жизни и предложением перенести «Северный поток – 2» в коридор «Северного потока – 1». 9 июля в Вистино будет праздник Ижорской культуры, в котором будут участвовать представители других общин малочисленных народов. А Вистино – рыбная столица Южного берега Финского залива, практически отрезается от его береговой черты. А рыбацкая деревня Косколово отделена от воды колючей проволокой порта Усть-Луга…

Все рыбоперерабатывающие заводы южного берега Финского залива закрыты. А портовый бизнес рассматривает Кургальский полуостров как бизнес-объект. На 49 лет вся территория Кургальского отдана в аренду Лесопромышленному холдингу для… заготовки древесины. Кроме того эту территорию рассматривают как рекреационную зону для города с населением 30 тысяч человек…

Kurgalskiy zakaznik Сосны на дюне. Кургальский заказник. Credit: Виктор Терешкин

По экологам, протестующим против рассечения Кургальского заказника на две части газопроводом громыхнула тяжелая артиллерия. Сергей Нарышкин, директор Службы внешней разведки недавно заявил, что США убеждают другие страны в нецелесообразности сотрудничества с Россией. В качестве примера Нарышкин привел противодействие реализации проекта «Северный поток – 2».

Ученым, которые общались с рыбаками в Вистино, уже довелось услышать – «экологи – агенты Госдепа».

Виктор Терешкин