Минприроды Коми «выходит из комы»

forest Credit: flickr.com/photos/danilchenko/

Общественность, в особенности экологическая, была шокирована и тут же начались протесты. Они не ограничивались обращениями и письмами в различные инстанции (Путин, главы Минприроды РФ и Республики Коми), что принесло свою пользу. Протест вышел на улицу.

Через считаные дни после необдуманного решения – 22 октября 2016 года – к зданию, где располагается высшая республиканская власть, с одиночным пикетом вышла руководитель «Экологов Коми» Нина Ананина.

«Я вышла к зданию главы Коми. Простояла 15 минут. Потом подошёл какой-то мужчина и сказал, что митинги запрещены. Он вызвал полицию. Приехал автозак, куда меня и посадили. В отделении у меня изъяли плакат, составили протокол и предложили ждать смс от суда», – рассказала эколог. Суд приговорил Нину к штрафу в 10 000 рублей.

Нина Ананина вышла на пикет от имени трёх общественных организаций – «Экологов Коми», Комитета спасения Печоры и «Изьватас», которые стали главными действующими лицами в борьбе за восстановление экологического контроля.

Через четыре дня одиночные пикеты прошли в трёх районах республики: Усинском, Ижемском и Сосногорском. Заместитель председателя Комитета спасения Печоры Иван Иванов, стоявший с плакатом в посёлке Нижний Одес Сосногорского района, сказал: «Митинги требуют согласования, а нам надо действовать немедленно».

Представители власти пытались препятствовать инициативе жителей, но каждый раз оказывались побеждёнными. Наиболее ярким примером чиновничьего произвола стала ситуация с митингом в Усть-Усе. Власти на полном серьёзе заявили, что его можно проводить только в Усинске на заранее определённых и согласованных площадках. Организаторам сообщили: садитесь в автобусы и поезжайте по ноябрьскому морозу за 80 километров в Усинск.

После обращения организаторов в прокуратуру, чиновники успокоились и митинг «разрешили».

В тридцатиградусный мороз 27 ноября 2016 года люди вышли на пикеты в поддержку Минприроды в селе Мутный Материк.

В новом 2017 году митинги состоялись в Усть-Усе, Ижме, Сыктывкаре, Сосногорске.

Митинг в Сосногорске прошёл при температуре минус 25 в январе 2017 года. Организатор Анна Нестерова (ведёт во «ВКонтакте» группу «Зелёный Сосногорск») в своём выступлении сказала: «Решение главы Республики Коми является ошибочным, поскольку противоречит назначению каждого из ведомств, что неизбежно приведёт к конфликту интересов, решения при выходе из которого будут всегда приниматься в пользу промышленности и бизнеса, а значит, в ущерб экологическим требованиям… В республике, где случаются многочисленные техногенные аварии, приводящие к значительному ущербу для природы, падению уровня жизни местных жителей, ослабление экологического контроля и надзора недопустимо!».

Требование восстановить Минприроды становилось всё популярнее, в том числе благодаря противодействию властей. О проблеме узнавало всё больше людей.

Практически на всех митингах весны 2017 года, которые были вызваны катастрофическим пожаром на буровой месторождения им. Алабушина, люди требовали не только «укоротить» нефтяников, но и вернуть ведомство.

Почти 68 000 человек подписались под петицией против объединения министерств.

С декабря прошлого года в требованиях митингующих появился ещё один пункт, напрямую связанный с восстановлением Минприроды: провести референдум!

На конференции Комитета спасения Печоры 17 декабря 2016 года впервые прозвучали слова о том, что референдум, как высшая форма проявления народной власти, может окончательно решить вопрос с восстановлением экологического контроля в республике.

Это, вероятнее всего, стало самым же действенным приёмом общественности в «убеждении» власти, которая очевидно испугалась. Иначе, как объяснить упорное сопротивление инициаторам референдума со стороны избиркома и прочих структур?

На референдуме жителям Коми планируется задать следующие вопросы:

  1. Считаете ли вы, что в структуру органов в системе исполнительной власти в Республике Коми должно входить Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми?
  2. Считаете ли вы, что глава Республики Коми и Госсовет Республики Коми должны инициировать на федеральном уровне решение о запрете эксплуатации промысловых нефтепроводов, введённых в эксплуатацию до 2000 года?
  3. Считаете ли вы, что необходимо исключить из программы развития Республики Коми геологоразведочные работы по золоту и промышленному освоению месторождения золота «Чудное» в Национальном парке «Югыд ва»?

10 января 2017 года Избирательная комиссия Республики Коми рассмотрела вопрос о регистрации инициативной группы по проведению республиканского референдума. Избирком придрался к слову «местный», употреблённому вместо «республиканский» и отказал.

«Процедура по проведению референдума инициируется впервые за последние двадцать лет, – прокомментировала ситуацию руководитель «Экологов Коми» Нина Ананина. – Вполне объяснимо, что были некоторые недочёты. Но очень печально, что именно они сыграли свою роль при отказе».

2 марта 2017 года избирком не смог рассмотреть новое ходатайство о референдуме из-за отсутствия кворума. Не хватило всего одного члена с решающим голосом.

«Я не верю, что это случайность. Сегодня последний день, когда они должны были рассмотреть наше заявление и решить, передавать или не передавать в Госсовет Коми. Формально завтра закон будет нарушен, и не по нашей вине», – прокомментировал это странное событие зампредседателя Комитета Спасения Печоры Иван Иванов.

7 марта 2017 года избирком отказал в регистрации ещё раз, так как трое подписавших ходатайство отозвали свои подписи.

Во время обсуждения Иван Иванов рассказал о давлении на инициаторов референдума, которым настойчиво «предлагают» отозвать подписи. Нина Ананина рассказала, что с ней разговаривал кто-то из правительства Коми и «крайне рекомендовал» сделать это: «Угрожали моим местом работы, но я защищена Трудовым кодексом – у меня маленький ребёнок, и меня просто не могут уволить».

5 мая 2017 года избирком всё-таки принял документы по референдуму. По мнению Нины Ананиной, это решение вызвано обращением активистов в Следственный комитет: «После того, как трое членов инициативной группы в прошлый раз отозвали свои подписи, мы написали заявление в Следственный комитет. У нас вызвало вопросы, каким образом оказались обнародованы персональные данные участников инициативной группы, поскольку давление на них было оказано адресно. То есть кто-то знал, а мы списки не обнародовали. И на наш взгляд, передать эти данные мог кто-то из избиркома».

29 мая 2017 года вопрос о референдуме рассматривал комитет по законодательству и местному самоуправлению Госсовета. Его члены заключили, что лингвистическая и правовая экспертиза показала: вопросы референдума не соответствуют требованиям закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

К примеру, в обращении к избирателям написано «вы», а не «Вы». Ещё не устроило чиновников, что вопрос о восстановлении Минприроды, якобы, связан с вопросами формирования бюджета. Тот факт, что в жизни вообще трудно найти что-либо не имеющее отношения к тому или иному бюджету, был проигнорирован.

Но, в конце концов, 13 июня 2017 года глава Коми Сергей Гапликов заявил на заседании президиума Правительства Коми Республики о том, что Минприроды будет воссоздано.

Пресс-служба главы республики процитировала его заявление: «В прошлую пятницу мы встретились с руководителями «Изьватас» и «Коми Войтыр», которые обратились ко мне с письмом, где подробно и очень убедительно, на примерах, обосновали позицию и изложили пожелание вернуть к функционированию Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды. Экология, защита окружающей среды – этот приоритет сегодня очевиден, и мы должны идти вместе с общественниками, нога в ногу, в решении сложных, важных, но очень перспективных задач».

Как стало известно, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды должно начать работать к сентябрю 2017 года.

«Мы приветствуем намерение главы республики, – отреагировал на заявление зампредседателя Комитета Спасения Печоры Иван Иванов. – Подчёркиваю – намерение. Какие-то выводы можно будет делать только после издания соответствующего указа.

Речь в первую очередь идёт о полномочиях, которыми будет наделено восстановленное министерство. Ранее оно вело эконадзор: республиканский и федеральный, к примеру, в сфере лесопользования.

Важный вопрос также в представительстве на местах. Главная сила нашего Минприроды, на мой взгляд, была в людях. В тех, кто находится в районах, в лесничествах и может осуществлять реальный экологический надзор. Если восстановят МПР как ведомство без структуры и без достаточных полномочий, то радоваться будет нечему.

Нужно подчеркнуть, что в части референдума намерение Сергея Гапликова ничего не меняет. Если бы указ о восстановлении министерства появился сегодня, то можно было бы начинать думать, как быть с оставшимися двумя вопросами. Таким образом, у нас нет оснований отказываться от требования провести референдум.

МПР ликвидировали относительно недавно. Восстановить его несложно. Для этого не надо ждать сентября. Если идёт затягивание, то это вызывает сомнение в искренности заявленных намерений.

Решение о дальнейшей судьбе референдума будет приниматься инициативной группой, коллегиально».

Игорь Ядрошников