Турецкие власти благожелательно относятся к проекту АЭС «Аккую», но люди протестуют

Sign12 Дорожный знак АЭС Аккую, Турция. Credit: Андрей Ожаровский

Лицензия на генерацию без лицензии на строительство

15 июня зарегистрированное в Турции и на 100% принадлежащее российским компаниям совместное предприятие Akkuyu Nükleer A.Ş. получило от Управления по регулированию энергетического рынка Турции лицензию на производство электроэнергии на 49 лет – до 15 июня 2066 года, сообщает пресс-служба предприятия. Строить собираются четырёхблочную АЭС с реакторами ВВЭР-1200/В-509. На российских АЭС такой тип реакторной установки использовать не предполагается.

Пока строительство росатомовской АЭС в Турции не начиналось, у компании имеется лишь лицензия на проведение подготовительных работ на площадке, но лицензия на строительство ещё не получена.

Akkuyu Nuclear Power Plant Эскиз внешнего вида АЭС «Аккую». Credit: ОВОС

Тем не менее росатомовское совместное предприятие демонстрирует оптимизм. «АО «Аккую Нуклеар» ожидает в ближайшее время получить окончательное разрешение на пользование землей от Министерства лесного хозяйства и Министерства финансов Турции. Кроме этого, в ближайшее время Турецкое агентство по атомной энергии (ТАЕК) должно выдать ограниченное разрешение на строительство. Оно позволит приступить к строительству так называемой «неядерной» части АЭС, например, котловану реакторного острова, строительству турбинного острова, вспомогательных зданий и сооружений. Получение основной лицензии на строительство и, соответственно, выход на так называемый «первый бетон» ожидается в марте 2018 г.», – говорится в сообщении пресс-службы компании.

Получение лицензии на производство электроэнергии до получения разрешения на сооружение АЭС выглядит по меньшей мере странно. Но, по мнению турецких наблюдателей, атомный проект пока имеет политическую поддержку со стороны руководства Турецкой Республики, что даёт ему известные преференции, которые, впрочем, могут быть отменены в случае изменения политической конъюнктуры.

Кто заплатит 3-5 миллиарда долларов за репозитарий?

Пока же не все вопросы со строительством российской АЭС на турецкой земле решены. Например, как сообщала ранее «Беллона», остаётся открытым вопрос об обращении с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ) и радиоактивными отходами (РАО).

2136 SNF Ежегодно на каждом из четырёх реакторов будет нарабатываться 22428 кг ОЯТ. Credit: ОВОС

С ОЯТ ситуация остаётся неопределённой, ведь пока не заключено соответствующее соглашение между Россией и Турцией. По данным ОВОС, ежегодно на каждом из четырёх реакторов будет нарабатываться 22428 кг ОЯТ (в пересчёте на диоксид урана). Нетрудно посчитать, что четыре реактора за 60 лет работы произведут 5382,72 тонн ОЯТ.

Российское законодательство допускает ввоз иностранного ОЯТ (точнее, облучённых тепловыделяющих сборок ядерных реакторов), но не для захоронения, а только с целью «временного технологического хранения и (или) их переработки» (статья 48 Федерального закона России «Об охране окружающей среды»). При этом закон устанавливает «приоритетность права возвратить образовавшиеся после переработки радиоактивные отходы в государство происхождения ядерных материалов или обеспечить их возвращение». Это означает, что отходы от переработки ОЯТ АЭС «Аккую» должны будут возвращены в страну их происхождения – то есть в Турцию, которой придётся как-то обеспечивать безопасность хранения или производить захоронение значительного количества отходов на своей территории.

Есть также существенные проблемы с обеспечением финансирования деятельности по обращению с РАО и ОЯТ. В межправительственном соглашении «О сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации атомной электростанции на площадке «Аккую» в Турецкой Республике», подписанном 12 мая 2012 года в статье 9 установлено, что проектная компания (Akkuyu Nükleer A.Ş.) выплачивает за продаваемую электроэнергию сумму в размере 0,15 цента США за кВ*ч «на счёт по обращению с отработавшим топливом и радиоактивными отходами».

Но эта сумма явно занижена и не может покрыть всех издержек, связанных с РАО и ОЯТ, наработка которых начнётся в случае ввода АЭС в эксплуатацию. Например, МАГАТЭ утверждает (IAEA-TECDOC-1758), что в других странах установлено, что на обращение с РАО и ОЯТ необходимо отчислять значительно большие суммы – в пределах от 0,51 до 0,97 цента США за кВ*ч произведённого ядерного электричества, расчёты произведёны для Швейцарии и Литвы соответственно. Это в 3,4 – 6,5 раз больше, чем предполагается в Турции.

olive Оливковые рощи в Турции считаются ценными сельскохозяйственными и природными объектами. Credit: yesilgazete.org

Занижение объёмов финансирования затрат на обращение с РАО и ОЯТ может привести как к проблемам с безопасностью, так и к экономическим проблемам. По той же оценке МАГАТЭ, расходы на обращение с РАО и ОЯТ для четырёхблочной АЭС, схожей с «Аккую», могут составлять от $3-5 млрд. Поскольку отчисления от продажи электроэнергии составят не более трети нужной суммы, в 2060-80 годах России, как владельцу этой АЭС, скорее всего, придётся финансировать работы по строительству в Турции репозитария для захоронения радиоактивных отходов турецкой АЭС или ввезти турецкие отходы на свою территорию, что, впрочем, как мы уже упоминали, пока запрещено действующим российским законодательством.

Важно отметить, что по межправительственному соглашению Турция не несёт никакой финансовой ответственности за Akkuyu Nükleer A.Ş., и все не учтённые пока затраты должны будут покрываться российской стороной. В статье 3 указанного межправительственного соглашения прямо говорится: «Направления сотрудничества, предусмотренные настоящей статьей, выполняются Российскими организациями и Турецкими организациями без финансовых обязательств с Турецкой Стороны». Схема «строй-владей-эксплуатируй» предполагает также полную ответственность российской стороны за обращение с РАО и ОЯТ и за вывод АЭС из эксплуатации (см. статью 12 межправительственного соглашения), а это может повлечь необходимость расходов в размере $4-5 млрд.

Оливковые рощи мешают строить АЭС

У АЭС «Аккую» есть и много других не решённых проблем. К примеру, в Турции существует закон об оливковых рощах, которые признаются ценными сельскохозяйственными и природными объектами, нуждающимися в охране. Строительство АЭС несёт угрозу оливкам, поэтому оно незаконно, пишет турецкая «Зелёная газета» (Yeşil Gazete). Но правительство готовит поправки в закон, который может стать смертным приговором для оливковых рощ. Конечно, данная ситуация вызывает протесы.

zabor3 Забор вокруг места предполагаемого строительства АЭС Аккую. Credit: Андрей Ожаровский

Люди против АЭС «Аккую»

В мае автор посетил регион Мерсин, где расположена площадка «Аккую». Сама деревенька Аккую уже переселена, а двух-трехкилометровая зона вокруг места предполагаемого строительства огорожена забором с колючей проволокой.

Против строительства выступили жители и мэр ближайшего к АЭС посёлка Бюкеджели (Büyükeceli), через который проходит приморское шоссе Мерсин-Анталия. Но после этого строптивый муниципалитет был ликвидирован. Теперь центр местного самоуправления находится в сорока километрах в посёлке Гюльнар, где жители не столь сильно озабочены соседством со строительством опасного объекта.

В центре провинции, городе Мерсин антиядерные настроения весьма сильны. По имеющейся информации большинство населения провинции и её столицы не поддерживает атомную стройку. Автору удалось побеседовать с некоторыми активистами Антиядерной платформы Мерсина. Из бесед стало понятно, что несмотря на серьёзное сопротивление людей власти и атомщики в Турции пытаются проталкивать проект всеми способами, даже ограничивая участие критически настроенных людей в общественных слушаниях.

Ful2 Фуль Угрхан (Ful Uğurhan), врач и антиядерная активистка из Мерсина. Credit: Андрей Ожаровский

Фуль Угрхан: нельзя строить АЭС, если люди этого не хотят

Фуль Угрхан (Ful Uğurhan) – по профессии врач, она вышла на пенсию в то время, когда активизировались усилия «Росатома» по проникновению в Турцию:

– В январе 2013 году, когда «Росатом», точнее «Аккую Нуклеар» открыл свой офис в Мерсине, я была шокирована, не могла поверить, что у нас, несмотря на всё то, что произошло на АЭС «Фукусима-1» и в Чернобыле, начнётся строительство опасной АЭС. Я в течение трёх месяцев каждый раз приходила к офису атомщиков с плакатом и листовками. Так получилось, что длина окон офиса ровно 37 шагов – и это как раз был 37-й год с момента получения первой лицензии на строительство АЭС. Так я там и ходила… Полиция не мешала, прохожие останавливались, разговаривали со мною.

– Люди из Инфоцентра своеобразно реагировали на мои плакаты – однажды они выставили в окнах экраны и стали крутить ролики, пропагандирующие атомную энергетику. Я на следующий день принесла свой лаптоп – показала видео взрывающейся «Фукусимы», «Чернобыля».

– Здесь многие против атомной энергетики. Одна из самых серьёзных антиядерных здесь акций была 17 апреля 2011 года – непрерывная человеческая цепь от Мерсина до Аккую – 157 километров! В феврале 2014 года мы провели марш «Врачи против АЭС» – тоже от Мерсина до Аккую.

– Я не хочу жить в регионе, в стране, где есть АЭС. Я хочу, чтобы «Росатом» уважал культурные традиции Турции. Нельзя строить АЭС, если люди этого не хотят.

Еркан Демир: АЭС не может быть нам навязана извне

Еркан Демир (Erkan Demir), инженер-геолог, руководитель Ассоциации инженеров Мерсина:

– В 1999 году я был студентом и в то же время работал инженером. Уже в то время я был противником ядерной энергетики. С инженерной точки зрения любой проект должен быть устойчивым, продуктивным и безопасным. Но атомная энергетика этими свойствами не обладает. Поэтому я против.

– Я стал антиядерным активистом и, в то же время, я возглавил Ассоциацию инженеров Мерсина, это придало мне намного больше ответственности.

Erkan3 Еркан Демир (Erkan Demir), инженер-геолог, руководитель Ассоциации инженеров Мерсина. Credit: Андрей Ожаровский

– Моя позиция в том, что мы должны учиться у природы, быть близкими к природе, защищать её. АЭС – враждебна природе. Есть так много рисков, связанных с атомной энергетикой, это и технические, инженерные, и экономические риски. В Турции, как в стране развивающейся, у нас есть некоторые особенные проблемы.

– Здесь, в провинции Мерсин, большинство населения точно против атомной энергетики. Но в целом в Турции всё не так просто, противников АЭС много, но их доля не столь значительна, как в нашей провинции. Но это не означает, что АЭС может быть нам навязана извне. Мы должны защищать природу, свою жизнь и мы продолжим противостоять атомной энергетике здесь.

– Моя специализация – геология. Я знаю, что на площадке «Аккую» есть риск сильных землетрясений. Когда я изучил ОВОС, я убедился, что она не отражает реальную ситуацию, это просто формальность, чтобы дать проекту зелёный свет.

– Для утверждения отчёта об оценке воздействия на окружающую среду были организованы общественные слушания. Слушания проводились не в Мерсине, а в деревне Бюкеджели (Büyükeceli), близ места предполагаемого строительства АЭС. Это было 4 года назад, в 2013 году. Я и группа моих товарищей туда поехали, но нас на слушания не пустили! Кто-то узнал в нас противников атомной энергетики, и нас просто выгнали. Это явное нарушение, но слушания были признаны состоявшимися. После этого общественные обсуждения потеряли смысл. Но это факт, что в провинции Мерсин 86% против строительства АЭС.

Предыстория проекта

Турция начала предпринимать попытки развивать атомную энергетику в 1950-е годы. Тогда многим казалось, что АЭС-это прогресс, тогда ещё не случились катастрофы на «Маяке», «Чернобыле» и «Фукусиме», не были накоплены горы радиоактивных отходов. Иногда это время называют периодом «атомного романтизма». В 1955 году Турция подписала соглашение о «мирном атоме» с США, в 1956 году было учреждён Турецкий Комитет по Атомной Энергии (TAEK), и начаты поиски места размещения будущей АЭС. В 1976 году была оформлена лицензия на площадку в провинции Мерсин близ деревеньки Аккую.

Даже в те далёкие времена это вызвало протесты населения, но инвесторов для турецкой АЭС долгое время не было, и о проекте постепенно забыли, пока в это дело не вмешалась Россия, точнее государственная корпорация «Росатом». В 2009 году, через 33 года после лицензирования площадки «Аккую» совместное с росатомовскими структурами предприятие участвовало в конкурсе на строительство АЭС. Но предложение по стоимости киловатт*часа вырабатываемой АЭС электроэнергии в 21,16 цента США значительно превысило рыночные цены на электроэнергию в Турции. Потом были попытки демпинга, но на долгое время стало ясно, в рыночных условиях для того, чтобы окупиться, как обещали российские атомщики за 15-20 лет, электроэнергия российских «АЭС-2006» должна стоить 21,16 цента США за киловатт*час. Это значительно превышает как стоимость газовой генерации, так и многих возобновляемых источников энергии.

Но «Росатому» не привыкать действовать без оглядки на рыночные условия и использовать политические рычаги. В мае 2010 года было подписано межправительственное соглашение «О сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации атомной электростанции на площадке «Аккую» в Турецкой Республике». Оригинал Соглашения на английском и русском языках прилагаем к данной статье.

По этому соглашению Турция бесплатно предоставляет участок для строительства АЭС, Россия обеспечивает «финансирование на льготных условиях». Финансового вклада Турецкой стороны в строительство АЭС не предусматривалось, ведь вкладываться в производство сверхдорогого атомного электричества смысла не было. Все риски, связанные со строительством АЭС, как экономические, как и экологические несёт Россия. Позднее эту странную схему в «Росатоме» назовут «BOO – Build-Own-Operate» (Строй-Владей-Эксплуатируй). АЭС Аккую – первая и пока единственная атомная станция, сооружение которой планируется на таких ранее невиданных условиях.

Для строительства, владения, эксплуатации АЭС в Турции была учреждена «Проектная компания» Akkuyu Nükleer A.Ş. в форме акционерного общества со 100% российским капиталом, но в соответствии с законами и нормами Турецкой Республики. Важно отметить, что «Проектная компания», в соответствии с Соглашением, также несёт ответственность за вывод из эксплуатации АЭС и обращение с радиоактивными отходами, вопрос с которыми, как ранее сообщала «Беллона», пока не урегулирован.

Если, как обещает пресс-служба Akkuyu Nükleer A.Ş., все разрешительные документы с турецкой стороны будут выданы, и выход на «первый бетон» произойдёт в марте 2018 года, то согласно статье 6 межправительственного соглашения, первый блок АЭС должен быть введён в эксплуатацию через 7 лет – в марте 2025 года. Расходы Российской Федерации на строительство АЭС в Турции составят $22,5 млрд. Проект будет финансироваться как из средств федерального бюджета, так и из средств государственной корпорации «Росатом».

TR_Russia 2010-05-12

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com