Общественность и промышленные гиганты: на примере Мурманской области

nikel industrial pollution Посёлок Никель, Мурманская область. Credit: Nik Gaffney

Статья подготовлена специально для 65 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

«Владельцы регионов»

В Мурманской области «Беллона» традиционно занимается проблемой промышленного загрязнения со стороны «Кольской горно-металлургической компании» (КГМК), дочернего предприятия металлургического гиганта «Норильский никель».

КГМК – один из основных загрязнителей области, источник выбросов диоксида серы, но и, как это бывает в промышленно развитых регионах, – градообразующее предприятие в ряде городов и поселков, основной налогоплательщик. В администрациях городов и области работают выходцы из КГМК, критики почти не слышно от СМИ, ученых или сотрудников заповедников.

Загрязнение идет и от других предприятий. Но, как показало, например, выступление замглавы регионального Минприроды Владимира Хруцкого на круглом столе в апреле 2015 года, претензии от областных природоохранных структур могут получить не местные загрязнители, с которыми «нет неразрешимых противоречий», а занимающиеся «критиканством» и «отрабатывающие иностранные деньги» экологи и Европа, из которой «переносится до 52 % загрязняющих веществ». Замминистра не уточнил, каких именно, и откуда такие данные.

При этом, по ежегодному докладу Минприроды РФ о состоянии и охране окружающей среды в России, в 2015 году в общем объеме атмосферных выбросов в области (332,9 тыс. т) на стационарные источники пришлось 82,8%, и КГМК и ряд других предприятий области отмечены среди вносящих основной вклад.

Необходимость модернизации

Справедливости ради, КГМК от других промышленных компаний отличает ее чуть большая открытость для экологов. Хотя диалогом такое взаимодействие не назвать, КГМК ни разу не проигнорировала запрос «Беллоны» на информацию, не отказывала в комментарии, способствовала проведению совместных семинаров и пресс-туров.

Проблема в том, что потенциал снижения выбросов КГМК в рамках локальных проектов модернизации исчерпан. Дальше добиться значительного улучшения можно только коренной заменой технологий и мощностей.

Так, реконструкция и перевод цеха обжига рудного концентрата на технологию брикетирования зимой 2016 года существенно сократили выбросы в Заполярном. Но часть серы, выгоравшей раньше при обжиге, стала выбрасываться в атмосферу при обработке брикетов в соседнем поселке Никель. Тогда Росгидромет в течение 25 дней фиксировал в Никеле разовые превышения ПДК по диоксиду серы, в том числе четыре раза в десятикратном объеме: выбросы просто «переехали». До недавнего времени превышения отмечались практически ежедневно.

В КГМК говорят, что уже той зимой начали обновлять оборудование в Никеле, а запуск объекта в Заполярном снизил выбросы на площадке Заполярный-Никель на 35 тыс. т в год. К 2019 году компания обещает сократить выбросы в Никеле с 80 до 44 тыс. т.

Соцсети в помощь

«Беллона» продолжает следить за деятельностью и объемами выбросов КГМК, особенно с учетом закрытия никелевого завода в Норильске и перевода части мощностей на Кольский полуостров. Официальные запросы в компанию и контролирующие инстанции, статьи, пресс-релизы – все это должно держать ситуацию в фокусе общественного внимания.

Сейчас мощным помощником экоактивистам стали социальные сети, где мгновенно распространяется любая новость. Они же работают против загрязнителей, если те пытаются скрыть аварии. Пример – недавняя история с внезапно ставшей багровой рекой Далдыкан в Норильске; реку заснял с поезда проезжавший мимо человек, кадры разошлись в Интернете. Через неделю «Норильский никель», с которым связывали инцидент, был вынужден признать аварию на одной из своих площадок.

А в прошлом ноябре «Беллона» в рамках онлайн-проекта «Час с министром» впервые обратилась напрямую к главе Минприроды РФ Сергею Донскому за поддержкой акции «Ноль негативного воздействия». С 2013 года ежегодная акция предлагает промышленным предприятиям области на короткое время добровольно полностью или частично приостановить экологически вредную деятельность. Министр акцию поддержал.

Международное внимание

Проблема выбросов серьезно тревожит соседнюю Норвегию. Прошлым летом в приграничном Киркенесе, откуда невооруженным глазом видны трубы КГМК, прошла презентация книги «Остановите облака смерти из Советского Союза» – так называлась самая большая экологическая акция на севере Норвегии в начале 1990-х. По словам авторов, тогда в движении против промышленного загрязнения активно участвовало около 40% горожан.

На мероприятие собралось более сотни жителей. Они обсуждали выбросы от плавильных цехов КГМК, спрашивали у своих властей, какие меры те принимают, и требовали задействовать международное сотрудничество – но уже не с Россией, а с другими странами.

Как подтвердила бывший мэр Сесилия Хансен, за более чем 20 лет переговоров с Россией Норвегии так и не удалось добиться прогресса – несмотря на встречи и заседания специально созданной для этого российско-норвежской группы.

По мнению нынешнего мэра Руне Рафаельсена, чтобы сдвинуть ситуацию с «Норильским никелем» с мертвой точки, «мы должны перестать покупать у них продукцию, пока производство не станет экологически приемлемым». А активист и бизнесмен Коре Таннвик предлагал ввести персональные санкции против президента компании Владимира Потанина.

Наблюдать за встречей было необычно: население требовало ответов на вопросы. А чиновники не уклонялись – иногда расписывались в собственной беспомощности, иногда предлагали решения и конкретные сроки исполнения. Российские экологи давно отвыкли от такой активности. Да, наверняка жители Никеля хотели бы улучшения экологической обстановки. Но будут ли они сами требовать изменений?

 

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Анна Киреева

anna@bellona.ru