В погоне за воздухом

Cheliabinsk smog Челябинск. Смог. Credit: LEANSER/ wikimedia.org

Статья подготовлена специально для 65 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

 

Проблема промышленного загрязнения привлекает внимание и государства, но оно принимает довольно ограниченные меры по борьбе с ним и неохотно реагирует на активность НКО, чьи возможности повлиять на ситуацию пока тоже не слишком обширны.

В интересах будущих поколений

По данным доклада «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений», подготовленного к заседанию Государственного совета по экологии в конце декабря 2016 года (копия доклада имеется у редакции журнала), в настоящее время 50,7 млн городских жителей России проживают в городах с высоким и очень высоким уровнем загрязнения воздуха, а проблема загрязнения почвы тяжелыми металлами находится на острой стадии в 10% населенных пунктов России.

Само по себе загрязнение атмосферы в городах создается далеко не только промышленной деятельностью. (Например, как указывает, ссылаясь на данные Росстата и Росприроднадзора, Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году», опубликованный на сайте Министерства природных ресурсов и экологии, общий объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферу в 2015 году составил 31,3 млн т, из которых на стационарные источники пришлось 17,3 млн т, а на автотранспорт – вполне сравнимые 13,8 млн т.)

Тем не менее особо острая ситуация с загрязнением атмосферы в таких крупных промышленных центрах, как Красноярск, Норильск или Челябинск, показывает, что промышленность в значительной мере ответственна за сложившееся положение. Так, согласно приведенным в докладе данным Росгидромета, в 2015 году наибольший объем выбросов загрязняющих веществ от стационарных источников наблюдался в Красноярском крае – 14,3% от всех стационарных источников России. И Красноярский же край со значительным отрывом лидирует по выбросам диоксида серы от стационарных источников: за счет «чемпиона» – компании «Норильский никель», уточняет доклад, отмечая, что доля уловленных и обезвреженных загрязняющих веществ от выбросов в крае составляет всего 9,9%, при 28,8% в целом по стране.

Как рассказывает Александр Колотов, директор красноярской экологической организации «Плотина», режим неблагоприятных метеоусловий (так называемый режим «черного неба») в прошлом году фиксировался в Красноярске на протяжении 58 дней – то есть на протяжении почти двух месяцев жителям города рекомендовалось находиться за городом, чтобы не дышать загазованным городским воздухом.

«Такая экологическая ситуация, конечно, далека от нормальной. Красноярцы пишут жалобы на грязный воздух в надзорные органы, звонят на специальную «горячую линию» Минприроды, подписывают протестные онлайн-петиции, организуют пикеты и митинги, – говорит Колотов. – Власть организует экологические штабы, собирает публичные слушания, принимает постановления и «дорожные карты» по исправлению экологической ситуации в городе. Надзорные органы показательно штрафуют нарушителей природоохранного законодательства и даже приостанавливают деятельность некоторых небольших предприятий. Но режимы «черного неба» продолжают повторяться примерно с той же периодичностью».

Решили проблему… на бумаге

Данные Росгидромета показывают неоднозначные тенденции в области загрязнения атмосферы различных регионов России. В целом измерения, проведенные с 2011 по 2015 год (в 2015 году наблюдения проводились в 249 населенных пунктах России), демонстрируют среднее снижение концентрации ряда загрязняющих веществ. Так, средняя годовая концентрация бенз(а)пирена уменьшилась за пять лет на 35%, диоксида серы – на 12%, взвешенных веществ – на 11%, диоксида азота и оксида азота – на 8%. При этом по формальдегиду существенных изменений в среднегодовых концентрациях не произошло. Тем не менее, поскольку сама оценка загрязнений – процесс не столько объективный, сколько нормативный, именно формальдегид, исходя из данных доклада, сыграл существенную роль в том, что в целом ряде российских городов положение с загрязнением стало считаться менее проблемным.

Дело в том, что в апреле 2014 года нормы среднесуточных предельно допустимых концентраций (ПДК) по формальдегиду для населенных пунктов были подняты более чем в три раза – до значения, прежде рассчитанного для рабочей зоны, что тут же позволило пересмотреть ситуацию с загрязнением во многих городах. В частности, в 2015 году число российских городов с наивысшим уровнем загрязнения воздуха – так называемый Приоритетный список – уменьшилось по сравнению с 2014 годом до 11 городов, однако в случае учета прежних ПДК по формальдегиду таких городов оказалось бы 29.

Доклад Минприроды особо подчеркивает, что резкое снижение загрязнения воздуха и сокращение количества городов Приоритетного списка связано с увеличением среднесуточного ПДК формальдегида, «при этом существенных изменений уровней загрязнения городов России не отмечается, а количество выбросов формальдегида в атмосферу, к сожалению, растет. […] А поскольку в этих 18 городах по формальдегиду все как будто бы благополучно, то и каких-либо специальных природоохранных мероприятий, направленных на снижение этого обладающего канцерогенным действием вещества, администрация города может не предпринимать».

В целом из 158 городов, где проводятся наблюдения за содержанием формальдегида, при использовании прежнего значения ПДК количество городов, где уровень загрязнения атмосферы оценивается как высокий и очень высокий, составило бы 96, говорится в докладе.

Впрочем, исключение городов из Приоритетного списка происходило не только из-за изменений нормативных документов, но и из-за фактических технологических изменений. Например, значительное улучшение показателей загрязнения атмосферы в Южно-Сахалинске, до того фигурировавшего в Приоритетном списке в течение 28 лет, связано с прекращением использования угля городской ТЭС и переводом ее на газовое топливо. Тепловые котельные и ТЭЦ являются основными загрязнителями в ряде городов, где загрязнение атмосферы признано особенно высоким – таких как Улан-Удэ, Кызыле, Минусинске, Черногорске, Чите и Зиме. Другим городам Приоритетного списка, среди которых также Братск и Норильск, загрязнение обеспечивают предприятия цветной металлургии, а также целлюлозно-бумажной и химической промышленности.

При этом на загрязнение атмосферы во многих проблемных городах влияют и климатические особенности. Все города Приоритетного списка, а также много других городов, испытывающих заметные проблемы с загрязнением воздуха, расположены в азиатской части России, причем в ряде случаев – в горных котловинах. Атмосферные условия континентального климата и географические особенности препятствуют эффективному рассеиванию загрязнений, что усугубляет ситуацию. Впрочем, это лишь указание на особенность проблемы, которая должна требовать от загрязнителей особых действий.

Выбросы в Год экологии

Поскольку 2017 год объявлен в России Годом экологии, можно ожидать, что деятельность различных государственных органов так или иначе в этом году будет связана с достижением определенных целей, утвержденных как приоритетные для текущей экологической повестки. Это особенность работы российского бюрократического механизма, но в силу переключения фокуса внимания власти и ее контрольных органов на экологические проблемы она тем не менее может быть использована для «развязывания» прежде не поддававшихся разрешению вопросов.

О конкретном наполнении Года экологии можно судить в том числе по списку поручений, утвержденному президентом Владимиром Путиным в январе этого года по итогам декабрьского заседания Госсовета, где президент назвал «ключевым вопросом» достижение «кардинального снижения выбросов вредных веществ в атмосферу, их сбросов в водоемы и в почву прежде всего за счет технологического перевооружения промышленности, внедрения наилучших доступных технологий» и заявил о необходимости «как минимум в два раза сократить загрязнения и выбросы».

Всего в перечне, затрагивающем широкий спектр экологических вопросов, 16 поручений, при этом напрямую вопрос регулирования промышленного загрязнения атмосферы затрагивается в документе один раз: до 1 октября правительству поручено разработать законодательные изменения, направленные на снижение загрязнения атмосферного воздуха, предусматривающие в том числе разработку и утверждение порядка выполнения сводных расчетов загрязнения атмосферного воздуха и их применения при нормировании выбросов загрязняющих веществ, включая при использовании системы квот на выбросы. Предложение разработать систему квотирования выбросов было сформулировано на заседании Госсовета губернатором Челябинской области Борисом Дубровским.

Предполагается, что после оценки совокупного воздействия всех источников атмосферного загрязнения в городе и сводного расчета предельно допустимых выбросов каждый источник загрязнения (включая транспортные потоки) должен получить соответствующую квоту на выбросы. В дальнейшем регулирование квот должно стать одним из инструментов, стимулирующих проведение предприятиями модернизационных проектов в целях снижения выбросов. Пока, впрочем, опробовать такую модель регулирования планируется в рамках пилотной программы в Челябинской области.

В том же поручении предусматривается выработка критериев, на которые должны ориентироваться предприятия при формировании планов снижения выбросов во время неблагоприятных погодных условий. Этот вопрос крайне остро стоит для городов, расположенных в зоне континентального климата, где долгие периоды вялой циркуляции атмосферы могут блокировать рассеивание выбросов. Теперь для предприятий должны появиться четкие инструкции о порядке действий в таких условиях.

Впрочем, среди поручений президента есть и пункт, в соответствии с которым правительство должно представить предложения «о целесообразности исключения обязательного регулирования процессов обращения со вскрышными и вмещающими горными породами, а также с хвостами обогащения, относящимися к отходам V класса опасности, предусмотрев обязанность недропользователя по их рекультивации или вовлечению в хозяйственный оборот».

«C очень большой долей вероятности это означает легализацию отвалов [угольной добычи], которые уже давно разрослись настолько, что подходят вплотную к населенным пунктам, – такое мнение высказывает в своем блоге на сайте «Эхо Москвы» Владимир Сливяк, сопредседатель российской экологической группы «Экозащита!», часть деятельности которой посвящена проблеме воздействия на окружающую среду угледобывающей промышленности и угольной энергетики. – И вот вместо того, чтобы заставить угольные компании убрать за собой всю эту гадость, как они обязаны были бы сделать по закону, им собираются просто разрешить оставить все как есть, отменив государственное регулирование в этой области».

Токсичная пыль, которая разносится ветрами с отвалов, отмечает Сливяк, является причиной довольно тяжелых заболеваний, и «предложение амнистии для угольной индустрии, соседствующее с красивыми словами о здоровье и природе в тех же поручениях Путина, выглядит просто крайней формой цинизма».

Что касается проведения измерений загрязнения атмосферы, следует признать, что проблема загрязнения была осознана достаточно давно и система его измерения и оценки также была организована много лет назад. Однако и методика измерения загрязнения, и само используемое оборудование не меняются уже много лет и, по мнению многих экспертов, морально устарели.

Лучшее из доступного

Среди основных инструментов, которые государство планирует применить для регулирования и снижения промышленных выбросов, можно выделить установку оборудования по автоматическому измерению выбросов на предприятиях, являющихся наиболее крупными загрязнителями, а также внедрение программы наилучших доступных технологий (НДТ), предполагающую стимулирование предприятий к установке оборудования, признаваемого наиболее эффективным с точки зрения минимизации экологического вреда.

Система внедрения НДТ – одна из главных ставок российского правительства в области технологического регулирования в экологической политике. Ее основой должно стать формирование информационно-технических справочников по НДТ по всем видам промышленного производства, оказывающего воздействие на окружающую среду. Эта работа до сих пор не окончена. С 2017 года координация деятельности технических рабочих групп по разработке справочников поручена НИИ «Центр экологической промышленной политики», учредителем которого является Министерство промышленности и торговли. Минпромторг также получает полномочия по утверждению той или иной технологии в качестве НДТ. Кроме того, постановлением Правительства от 28 декабря 2016 года № 1508 предусмотрено участие в экспертных группах, определяющих НДТ, представителей коммерческих структур. Таким образом, промышленным компаниям предоставлены возможности воздействовать на этот процесс.

В любом случае начало внедрения системы НДТ отнесено на 2019 год. При этом на первом этапе внедрять НДТ обяжут пока что 300 предприятий, считающихся наиболее опасными загрязнителями (совокупно на них, по данным статистики, приходится около 60% выбросов загрязняющих веществ в атмосферу и сбросов в водные источники). Эти предприятия обязаны будут получать так называемые комплексные экологические разрешения на ведение своей деятельности, и процедура их получения должна потребовать гораздо более серьезного обоснования объемов предполагаемых выбросов, в том числе с учетом применения наилучших доступных технологий.

Но составление списка первых 300 предприятий следует считать компромиссом. Нормы Федерального закона № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», принятые в 2014 году вместе с введением принципа НДТ, предполагают разделение действующих в России предприятий на четыре категории в зависимости от уровня негативного воздействия на окружающую среду. Комплексные экологические разрешения в 2019 году должны были получать все предприятия, попадающие в первую, наивысшую, категорию, однако в итоге было решено составить отдельный список из 300 загрязнителей, а для остальных предприятий предусмотрены более поздние сроки. Кроме того, работа по составлению справочников по НДТ до сих пор не закончена, а от окончания этой работы зависит и непосредственный порядок внедрения соответствующих норм.

По мнению директора по программам Гринпис России Ивана Блокова, пока непонятно, как именно будет применяться законодательство об НДТ – оценить эффективность планируемых мер можно будет только по мере их реализации.

«Сам принцип НДТ в России – если судить по уже составленным справочникам – будет учитывать не только технологические, но и экономические факторы, именно с их учетом будет определяться, что технология – наилучшая из доступных. А это может дать загрязнителям довольно большое поле для маневра, – сказал Блоков в комментарии журналу. – В законе содержится также норма, что с превышающих нормы выбросов предприятий не будут взиматься новые высокие штрафы, если они представят обоснованный план по технологическому переоборудованию. Считается, что норма будет действовать в течение семи лет, и ее продление не предусмотрено. Но не предусмотрено оно только сейчас, а что будет через семь лет и что помешает нашим законодателям пересмотреть нынешнее решение? Мы не знаем точных ответов, но предыдущий опыт ухода крупных предприятий от выполнения обязательств по сокращению выбросов и захоронению отходов показывает, что повод для беспокойства есть».

Без учета и контроля

Кроме того, правительство готово рассмотреть перенос внедрения и другой важной нормы ФЗ «Об охране окружающей среды». С 2018 года наиболее грязные предприятия должны быть оборудованы автоматическими приборами контроля уровня загрязнений. Но предприятия черной металлургии, объединенные в некоммерческое партнерство «Русская сталь», которое включает компании, производящие до 90% российской стали и около 98% чугуна, считают, что устанавливать подобные приборы целесообразно одновременно с переоборудованием предприятий наилучшими доступными технологиями, писало издание «Коммерсантъ» в феврале этого года.

Таким образом, установка приборов контроля за загрязнениями тоже начнется не раньше 2019 года. В аргументации своих предложений металлурги, среди прочего, указывают и на целый ряд нормативных препятствий. В частности, правительством до сих пор не утвержден перечень стационарных источников выбросов, которые необходимо оборудовать приборами учета, а также набор технических средств по передаче фиксируемой ими информации. Кроме того, справочник по НДТ для черной металлургии планируется подготовить лишь к концу 2017 года.

Судя по статье главы Минпромторга Дениса Мантурова, опубликованной в «Известиях» 9 февраля 2017 года, правительство намерено прислушаться к аргументам металлургов. «Нам известно, что ряд предприятий выказывают недовольство, связанное со столь сжатыми сроками установки датчиков контроля. Мы понимаем их переживания, поэтому уже сегодня рассматриваем возможность переноса срока с 2018 года», – пишет Мантуров. При этом Мантуров настаивает, что «сам процесс перехода на НДТ должен произойти вовремя», и просит промышленников «не надеяться на поблажки и уже сейчас начать подготовку, а не откладывать все в долгий ящик».

Российские власти говорят также о значительном увеличении штрафов для предприятий, отказывающихся проводить переоборудование для снижения негативного воздействия на окружающую среду. О четырехкратном увеличении с 2020 года платы за сверхнормативные выбросы и сбросы на заседании Госсовета в прошлом декабре говорил министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, а 17 января, согласно статье в «Коммерсанте», специальный представитель Президента РФ по вопросам экологии, природоохранной деятельности и транспорта Сергей Иванов сообщил, что с 2019 года – то есть с начала внедрения системы НДТ – штрафы для предприятий, не готовых модернизировать производство и снижать экологический ущерб, будут «прогрессивно расти»: «Первый год они небольшие, второй год больше, в конечном счете, они будут увеличены в 100 раз».

Стоит отметить, что размеры штрафов, выплачиваемых сейчас предприятиями за превышение норм выбросов, по мнению экспертов, действительно не представляют для них существенных сумм. Изменить ситуацию могло бы введение нормы о необходимости не только выплачивать штраф, но и компенсировать ущерб, нанесенный превышением выбросов окружающей среде. Такая норма присутствует в ФЗ «Об охране окружающей среды», однако не работает из-за отсутствия утвержденной методики расчета нанесенного вреда.

В феврале 2017 года Генеральная прокуратура РФ направила в Минприроды официальное письмо, выразив обеспокоенность в связи с отсутствием методики расчета вреда при загрязнении воздуха. Однако «Коммерсанту», опубликовавшему эту информацию, в природоохранном ведомстве пояснили, что порядка и алгоритма расчета вреда, нанесенного атмосферному воздуху, нет, поскольку выбросы в атмосферу рассеиваются и наносят вред почвам, воде и животному миру. «При этом есть методики исчисления вреда животному миру, почве, воде – мы будем их дорабатывать, чтобы установить причинно-следственную связь между выбросом в атмосферу и вредом этим компонентам среды», – цитирует издание пресс-секретаря Минприроды Николая Гудкова. Кроме того, уже предпринимавшиеся попытки утвердить подготовленную методику расчета «по воздуху» (аналогичную расчету вреда, нанесенного водным объектам) наталкивались на сопротивление представителей бизнеса и скепсис федеральных властей, отмечает «Коммерсантъ».

Успехи и ограничения

А каковы возможности воздействовать на ситуацию, связанную с промышленным загрязнением, у российских НКО? Зачастую сегодня речь идет в первую очередь об участии в общественных слушаниях и о привлечении внимания к отдельным острым локальным проблемам, имеющим видимые последствия. Как отмечает Иван Блоков, «если проблема промышленных выбросов будет бросаться в глаза или сильно влиять на положение и ощущение очень многих людей – например, в крупных городах, то у общественности и НКО есть определенный шанс повлиять на ситуацию. Если же это происходит где-то вдали от людских глаз, то шансы резко снижаются».

Один из примеров информационной активности – деятельность дальневосточной организации «Надежда», уже несколько лет добивающейся решения проблемы открытых угольных терминалов в порту Находка, загрязняющих город угольной пылью. Благодаря активности экологов, акциям протеста, организованном в социальных сетях флешмобу и петиции на имя президента проблема получила освещение в региональных и федеральных СМИ. Тем не менее пока говорить о кардинальном сдвиге в устранении последствий деятельности открытых угольных терминалов не приходится.

Измерить вклад общественников в устранение острых ситуаций с промышленным загрязнением хотя бы в крупных городах непросто, считает Блоков, – «едва ли хоть кто-то в России может утверждать, что какого-то решения в этой области удалось добиться именно благодаря активности НКО».

«Реакция на загрязнения в крупных городах всегда комплексная, – говорит эксперт. – Особо экстремальные ситуации будут вызывать недовольство населения и без деятельности НКО, об этом так или иначе будет писать пресса, да и государственные контролирующие органы тоже могут выполнять свои прямые обязанности. И все эти факторы могут как-то повлиять на решение вопроса».

Активность экологических организаций позволяет в ряде случаев внести изменения в еще не реализованные проекты, связанные с риском значительного увеличения загрязнения в том или ином городе. Так, движение «Стоп ГОК» достаточно эффективно оппонировало проекту Русской горно-металлургической компании по строительству вблизи Челябинска Томинского горно-обогатительного комбината (ГОК). Движение организовывало акции – одиночные пикеты, митинги, развешивание стикеров с собственной символикой, а также участвовало в процедуре общественного обсуждения проекта. После экологического аудита, проведенного в 2016 году, первоначальный проект ГОК был частично пересмотрен, а сами перспективы его реализации еще до конца не определены. «Стоп ГОК» продолжает принимать участие в обсуждении проекта на разных уровнях, и какие бы обстоятельства ни были решающими в пересмотре проекта Томинского ГОК, активность движения, безусловно, привлекла внимание к проблеме и способствовала консолидации общественного мнения Челябинска.

По оценке Блокова, кардинально ситуация за последнее время улучшилась в Норильске, где закрыли никелевый завод: «И тут, конечно, не стоит говорить, что на решение повлияли местные общественники. Впрочем, возможно, что взаимодействие НКО с «Норильским никелем» на общероссийском уровне какой-то вклад в принятие этого решения внесло. Но нужно признать, что, разумеется, главное, что старый завод, прежде всего, был закрыт по экономическим причинам».

По словам председателя правления компании Владимира Потанина, закрытие норильского завода в 2016 году «позволило на 35% снизить выбросы вредных веществ в атмосферу в черте города» – так Потанин заявил на встрече с президентом в конце января, отметив, что общая программа обновления мощностей компании до 2023 года потребует инвестиций порядка 1 трлн рублей, включая 250 млрд в мероприятия экологической направленности. Forbes, цитируя представителя металлургического гиганта, пишет о заявленных планах сократить к 2023 году выбросы диоксида серы на 75% в Заполярном филиале и на 90% – на Кольском полуострове относительно уровня 2015 года. Впрочем, в Мурманской области, где «Беллона» традиционно занимается вопросами промышленного загрязнения от предприятий «Норильского никеля», ждут более конкретной информации.

«Можно предположить, стратегические решения в «Норильском никеле» уже приняты, да и, как показывает встреча в Кремле, есть финансовые оценки на ближайшие шесть-семь лет. Дело осталось за откровениями высшего менеджмента компании о том, что конкретно будет сделано в Заполярном филиале в Норильске и на Кольском полуострове», – говорится в февральской статье на сайте «Беллоны» (смотрите также материал Анны Киреевой «Общественность и промышленные гиганты» в этом выпуске журнала).

Открыть данные

В целом, несмотря на медленное улучшение, ситуация с промышленными выбросами в России остается серьезной. Далеко не все компании-загрязнители готовы осуществлять серьезные программы по переоборудованию промышленных предприятий. А государство пока не готово дать полный ход тем механизмам воздействия на загрязнителей, которые предусмотрены законом, и, по-видимому, рассматривает экологическую политику лишь как производную от общей цели повышения эффективности и производительности российских предприятий. Инструменты, которые предполагается применять для снижения выбросов – в частности, внедре­ние НДТ и оборудование предприятий приборами автоматического учета выбросов, – пока планируется вводить в несколько ограниченном объеме и в более поздние сроки, чем намечалось первоначально.

На декабрьском заседании Госсовета по экологии глава Минприроды Донской пообещал, что в результате мер по оснащению предприятий системами учета и контроля «информация о суммарных выбросах, сбросах, об объемах размещения отходов будет доступна широкой общественности». Именно открытый доступ к информации – одна из главных проблем, на которую обращают внимание собеседники журнала.

По словам руководителя «Плотины» Александра Колотова, ситуацию в том же Красноярске мог бы изменить общественный экологический контроль, но здесь перед активистами встает масса трудноразрешимых проблем, среди которых – необходимость оборудования и ресурсов для отбора и анализа проб атмосферного воздуха, а также такая «почти невыполнимая» миссия, как установление безусловной связи загрязнения воздуха с деятельностью конкретного предприятия из почти 400, включенных в официальный перечень промышленных и автотранспортных предприятий, загрязняющих атмосферу Красноярска.

«Разумеется, во многом могла бы помочь проверка потенциального источника загрязнения непосредственно на месте – но предприятиям нет резона пускать активистов на свою территорию без заблаговременного согласования, и даже статус общественного экологического инспектора здесь ничего не решает», – резюмирует эколог.

О доступе к данным о загрязнении говорит и Алексей Книжников, руководитель программы по экологической политике топливно-энергетического комплекса WWF России: «Большим пробелом в государственной экологической политике России является отсутствие законодательно закрепленного механизма доступа населения к экологически значимой информации о промышленном загрязнении – по сбросам, выбросам, отходам предприятий».

В Европе эта сфера регулируется международной Орхусской конвенцией, к которой присоединились более 45 участников, и именно открытость экологически значимой информации стала главным фактором снижения экологической нагрузки в Европе, добавляет эксперт, отмечая, что Россия до сих пор участницей конвенции не является. Кроме того, предприятия, по мнению представителя WWF России, могли бы добровольно публиковать экологическую отчетность, что не потребовало бы дополнительных затрат: «предприятия и сейчас сдают государству соответствующие отчеты, однако они, как правило, нигде не публикуются».

«Мы очень хотели бы, чтобы наша страна присоединилась к [Орхусскому] соглашению в Год экологии, однако пока это кажется маловероятным, – сказал Книжников журналу. – Пока право доступа не закреплено законодательно, в рамках Года экологии и акции «Час Земли» WWF призывает ответственный бизнес раскрыть экологически значимую информацию на добровольных началах».

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Станислав Кувалдин