Выгодно ли России развитие Северного морского пути – мнения экспертов разошлись

arctic_voyage Credit: www.hurtigruten.us

На прошедшем в Архангельске форуме «Арктика – территория диалога» представители компаний, транспортирующих свои грузы по акватории Северного морского пути (СМП), говорили о необходимости строительства новых атомных ледоколов для обеспечения проводки их судов.

«Мы, представители бизнеса, без ледовой проводки не можем. «Норникель» владеет шестью судами ледового класса Арк 7 и большую часть пути Мурманск-Дудинка может ходить самостоятельно. Однако по Енисею мы продолжаем пользоваться услугами «Атомфлота», иначе вместо шести дней, нам понадобятся все 12», – рассказал старший вице-президент, руководитель блока сбыта, коммерции и логистики «Норникеля» Сергей Батехин.

frontpageingressimage_icebreaker.jpg Photo: Murmansk Shipping Company

Неделю назад в Мурманске компания открыла новый причал, чтобы увеличить грузооборот с нынешних 700 000 тонн до полутора миллионов, которые будут доставляться из Норильска.

По словам генерального директора Управляющей Компании «ВостокУголь» Вадима Бугаева, в 2017 году компания планирует вывезти по трассам СМП до 1 млн тонн угольной продукции с севера Красноярского края.

В 2018 году, компания планирует отгрузку до 2,5 млн тонн, в 2019 – до 5 млн тонн и в 2020 – до 10 млн тонн. А в горизонте 2025 года, по словам Бугаева, «ВостокУголь» будет перевозить до 30 млн тонн угля по СМП.

У ряда экспертов цифра в 30 млн тонн в год вызывает сомнения. В частности потому, что основными потребителями угля компании, по словам Бугаева, являются европейские страны, которые, по рекомендациям Парижского соглашения будут снижать потребление угля или совсем отказываться от него как энергоносителя.

Тем не менее, освоение минеральных ресурсов, без сомнения, приведет к увеличению грузопотока по трассам СМП.

По данным Минтранса, в 2016 году по СМП было перевезено порядка 7, 5 млн тонн грузов, в 2015 – 5, 4 млн, в 2014 – около 4 млн.

Грузопоток по Северному морскому транспортному коридору, который включает, помимо Северного морского пути, еще и акватории Баренцева, Печорского, Белого и Берингова морей, в основном определен вывозом минеральных ресурсов.

По словам директора ООО «Гекон» Михаила Григорьева, в 2016 году основной грузопоток достиг 18 млн тонн, из которых 72% обусловлено вывозом сырой нефти.

Только за счет месторождений, проекты разработки которых утверждены центральной комиссией по разработке Роснедр, в 2021 году на трассах северных акваторий ожидается порядка 39 млн тонн нефти и СПГ. В 2025 году объем всех минеральных грузов с учетом заявленных компаниями проектов может составить 75 млн тонн.

По мнению экспертов, остро стоит вопрос о том, как безопасно и эффективно перевозить эти грузы. По данным «Администрации Северного морского пути», всего в 2016 году на проход по трассам акватории было выдано 718 разрешений.

ingressimage_icebreakers[1]

На состоявшейся на прошлой неделе в Мурманске международной конференции «Логистика в Арктике» эксперты обсуждали две точки зрения на проблему. Первое решение состоит в строительстве новых атомных ледоколов для обеспечения проводки.

В ожидании строительства новых ледоколов ФГУП «Атомфлот» продлевает ресурс старых. В частности, сегодня стало известно, что ресурс реакторной установки атомного ледокола «Вайгач» продлен со 175 тыс. до 200 тыс. часов, благодаря чему срок эксплуатации атомохода увеличен на пять лет – до 2022 года. Первоначально назначенный ресурс реакторной установки этого ледокола составлял 100 тыс. часов.

Кроме того, в настоящее время ведутся работы по продлению ресурса реакторной установки атомного ледокола «Таймыр» до 200 тыс. часов. Продление срока службы обоих ледоколов необходимо для исключения «ледовой паузы» до того, пока компания не получит в эксплуатацию универсальные атомные ледоколы проекта 22220.

«Учитывая возрастающий объем работ в акватории Северного морского пути, необходимо поддерживать в технологической готовности четыре атомных ледокола, а с 2019 года – пять», – цитирует ТАСС слова первого заместителя гендиректора, главного инженера «Атомфлота» Мустафы Кашки.

Тем не менее, если опираться только на ледокольную проводку, то рано или поздно настанет момент, когда грузопоток вырастет так, что не удастся обеспечить его проводку атомными ледоколами.

Возможное второе решение – строительство соответствующего транспортного флота высокого ледового класса типа Арк 7.

«Если транспортные суда низкого ледового класса (Арк 4), требующие ледокольной проводки,  для «ВостокУгля» будут совершать до 280 рейсов в год, обеспечивая вывоз 10 млн тонн, то это приведет к коллапсу транспортной системы в Арктике в зимне-весеннюю навигацию, – они не смогут обойтись без атомных ледоколов и оттянут на себя основной ледокольный флот», – заявил Михаил Григорьев на конференции в Мурманске.

Другой вопрос в том, что получит Россия от увеличения количества иностранных судов на трассах СМП. Согласно Конвенции по морскому праву ООН, иностранные суда имеют право на свободный проход по трассам Северному морского пути, разрешение на который предоставляются по заявительному принципу при соответствии судов условиям мореплавания, в том числе и без ледокольной проводки. Экономическую выгоду Россия может получить только от фактически предоставленных ледокольной проводки и услуг ледовых лоцманов.

Часть экспертов настаивает на том, что главная задача ледокольного флота России заключается в обеспечении решения национальных задач в Арктике, а обеспечение международного транзита не должно осуществляться в ущерб интересам страны.

Россия должна взвесить все результаты повышения привлекательности Севморпути для международных транзитных перевозок, иначе нам останется только наблюдать с берега за проходом иностранных судов по акватории и разбираться с экологическими последствиями.

 

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Анна Киреева

anna@bellona.ru