Ладожская нерпа останется без охраны

Nerpa Ladoga Ладожская нерпа. Credit: vk.com/club42361680

Природная святыня

Удары монастырского колокола звучат здесь глухо, как бы издалека. Удивляться тому не следует – как-никак, от монастырского каре нас отделяет более десятка километров. Микроскопический зубец Спасо-Преображенского собора – вот всё, что можно разглядеть с этой точки берега из валаамских святынь. Паломники пока ещё не добрались до этих крошечных тектонических обломков суши, рассыпанных посреди громадных просторов пресной воды вокруг острова Валаам. Чему остаётся только радоваться – ведь буквально в нескольких сотнях метров отсюда начинаются участки, которые иначе как природной святыней не назовёшь.

«На луде около шестидесяти» – говорит моя напарница Анастасия, вернувшись с маршрутного учёта и кладя бинокль на скамейку. – «А на каменном мысу семнадцать».

Я качаю головой. Семьдесят семь ладожских нерп – как это мало по здешним меркам! Прибудь мы на остров двумя неделями раньше, весь берег был бы чёрный от лежащих на нём ластоногих. В предыдущие годы на окрестных островах учитывалось до 800 нерп единовременно.

Валаамские залёжки ладожской кольчатой нерпы – самые крупные на Ладожском озере. Никто точно не знает, с какой целью нерпы раз за разом посещают эти острова после окончания линьки. Гипотезы есть разные, в том числе и такая: беременным самкам необходимо находиться на солнце для нормального развития эмбриона. Впрочем, не в пользу данного предположения говорят результаты от здешней команды зоологов – среди нерп, залегающих на архипелаге, преобладают самцы. Как и положено мужскому полу, тюлени помногу часов проводят развалившись на камнях или выступах скал, лениво зевая и почесывая бок да периодически озираясь по сторонам (самки, впрочем, всё-таки присутствуют, и ведут себя не менее лениво). Ни стаи уток, ни драки между соседями не способны надолго отвлечь их от этого занятия. Есть только одно обстоятельство, которое может помешать безмятежному отдыху тюленьей братии…

Ladoga lake Valaam Острова Валаамского архипелага. Credit: Владимир Колуженков

Буква закона

Со стороны Валаама, нарастая, приближается звук мотора. Сперва незаметный, он делается всё более и более отчётливым по мере увеличения на воде крошечной точки. Все больше тюленей поднимает головы и испуганно всматривается в сторону источника звука. Я вынуждена выключить видеокамеру, на которую снимала зверей из укрытия в последние десять минут – поведение встревоженных животных не годится для моей работы. Впрочем, не это меня расстраивает больше всего. Ещё буквально несколько сотен метров движения моторки – и тюлени бросятся с луды врассыпную. Громкий плеск, круги на воде, и полусотни животных как не бывало. Если моторка не уберётся быстро, то звери соберутся прежним числом очень нескоро… Но в двух километрах от берега лодка внезапно поворачивается и проходит вдали от острова. Я облегченно вздыхаю. Залёжка спасена.

Неизвестно, насколько сильный стресс испытывают животные при каждом беспокойстве со стороны моторных лодок. Однако совершенно очевидно, что только удалённость и низкая посещаемость некоторых частей архипелага позволяют массовым залежкам ладожской нерпы формироваться из года в год. А также то обстоятельство, что тюлени пока еще охраняются буквой закона. До 2017 года исполнение этой самой буквы обеспечивали на Вааламе несколько человек. Речь о сотрудниках Природного Парка «Валаамский архипелаг» – особо охраняемой природной территории, организованной на островах в целях сохранения уникальной природной и ландшафтной среды и поддержания экологического баланса.

Сотрудники Парка обслуживают организованные туристические стоянки, проводят экологические экскурсии и занимаются биологическим мониторингом архипелага совместно с приезжими учёными. А также следят за соблюдением природоохранного режима, в частности – за тем, чтобы в особо ценные части Парка (в том числе и на тюленьи залёжки) не лазали любопытные.

Ведь помимо паломников, Валаам ежегодно посещают сотни «палаточных» туристов, которых необходимо где-то размещать. За иными приходится собирать мусор и тушить костры, обеспечивать дровами, дабы не было искушения вырубить растущие вблизи стоянок сосны. Стоит отметить, что архипелаг славен не только тюленями – здесь произрастает около 500 видов растений, что составляет примерно половину всей карельской флоры, и гнездится 110 видов птиц. Многие из них занесены в Красные Книги различного ранга. Рельеф Валаама сложен, и вспыхни в лесу пожар – потушить его будет очень нелегко. Можно представить, каковы будут последствия, если в природном парке не станет постоянных сотрудников и дикие туристы начнут «пастись» на острове без надзора.

Nerpa Ladoga Ладожская нерпа. Credit: Влада Шахназарова

Опрометчивое решение

Однако карельские чиновники, похоже, этого не осознают. В начале февраля начальница отдела, отвечающего за Природный Парк, получила уведомление о сокращении своей должности 1 мая 2017 года. По просочившимся из карельского Министерства природопользования и экологии сведениям, к 1 мая планируется полная ликвидация отдела и перевод в Петрозаводск всего персонала, причем причина сформулирована примерно как «внесение изменения в структуру учреждения (Дирекции ООПТ Карелии) в целях повышения эффективности». Вспоминается анекдот про соревнование российской и немецкой гребной команды, и анализ причин, почему наша байдарка пришла на два часа позже. Под лозунгом «повышения эффективности» в России, похоже, сейчас делается всё: закрываются школы, сливаются вместе факультеты и кафедры университетов, сокращается число специалистов в профильных учреждениях. А теперь вот оставят без охраны жемчужину Ладожского озера. Притом, что 2017 год объявлен в России годом особо охраняемых природных территорий.

Многие скажут, что обслуживать туристов на Валааме теоретически может и монастырь. Только вряд ли в паломнической службе есть специалисты, способные отличить вытоптанную экс-вертолетную площадку от поляны с сообществом растений из Красной Книги РФ. Кроме того, на остров приезжает много посетителей, далёких от православной церкви (существует немало способов попасть на него, минуя монастырский причал), которые попросту не пойдут в паломническую службу, а решат вопрос своего отдыха самостоятельно.

К ним наверняка примкнет разношёрстная компания из числа валаамских мирян – строители, временные рабочие… Как следствие, с удалением сотрудников из Природного Парка число «неорганизованных» отдыхающих, оскверняющих его землю горами мусора и создающих пожароопасную ситуацию, только вырастет. Даже ставропигиальный монастырь не способен контролировать территорию в 36 квадратных километров, да это и не входит в его задачи в природоохранном понимании вопроса. На выходе мы будем иметь картину, по уровню цивилизованности соответствующую концу девятнадцатого века – пикники на местах, где залегала нерпа, прогулки туристов по гнездам чаек и уток и стоянки с кострищами там, где росли редкие растения. ООПТ останется лишь на бумаге.

Ladoga lake Valaam Острова Валаамского архипелага. Credit: Владимир Колуженков

До исполнения решения Министерства есть два месяца. Но хватит ли этого времени, чтобы власти осознали всю пагубность подобных действий? Ведь в данном случае речь идет о судьбе государственной структуры, обеспечивающей благополучие территории и населения (как монастырского, так и светского) наравне с метеостанцией, полицией и продуктовым магазином.

Смею лишь напомнить, что для тюленей и других представителей мира природы мы являемся тем самым Богом, который решает их судьбу, карает или милует. Если мы не способны цивилизованно решать вопрос охраны уникальной природной территории, то нам самим, наверное, не стоит ждать особой милости от высших сил. Возможно, озвученное мнение любителей валаамской природы в виде писем и звонков могло бы повлиять на итоговое решение. Пока еще есть возможность что-то изменить.

 

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Анна Гусельникова