Норвегия: Возможно ли развитие северных территорий без освоения новых месторождений нефти и газа?

Børge Brende Министр иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде (Børge Brende). Credit: www.facebook.com/kirkeneskonferansen

Сотрудничество в Арктике, климатические обязательства Норвегии, приграничное сотрудничество, развитие северных территорий, сбалансированное освоение ресурсов океана – эти и другие темы обсуждались на юбилейной X Киркенесской конференции.

Открывая конференцию, министр иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде (Børge Brende) отметил, что страна будет продолжать использовать огромные возможности, которые дает Арктика.

«Северная часть Норвегии – это стабильный и гармонично развивающийся регион. Здесь падает безработица, и развивается промышленность. Но мы должны стать лучшими в мире по глубине знаний и научных исследований в Арктике, поскольку только это сделает нас конкурентоспособными на мировом рынке», – заявил он.

Министр уверен, что можно объединить экономический рост и защиту окружающей среды Арктики.

«В нашей стране моря больше, чем суши, поэтому важно сбалансировано управлять ресурсами океана. Для этих целей правительство Норвегии разрабатывает новую стратегию освоения всех океанических ресурсов, которую представит весной 2017 года», – отметил министр.

Много внимания было уделено и лицензиям на разработку месторождений на шельфе в норвежском секторе Баренцева моря в рамках 23-го лицензионного раунда, которые вызвали большой протест со стороны экологов страны и даже спровоцировали судебный иск.

Тем не менее, по словам заместителя министра нефтяной промышленности и энергетики Норвегии Ингвиль Сминес Тюбринг-Йедде (Ingvil Smines Tybring-Gjedde), правительство уже предложило расширение блоков на следующий раунд.

«Норвегия проводит стабильную долгосрочную политику, и наша «нефтяная сказка» продолжается. Нефтегазовая промышленность довольно удачно адаптировалась к ситуации на мировом рынке нефти: она сократила свои расходы и улучшила конкурентоспособность. Теперь мы наблюдаем хорошую активность в разведке и разработке месторождений. Мы рассчитываем на удачную поисковую деятельность на участках 23-го раунда», – заявила заместитель министра.

По ее словам, даже после 25 лет нефтегазовой деятельности, половина ресурсов на норвежском шельфе до сих пор не исследована. Большая часть этих ресурсов находится на севере Норвежского и Баренцева морей.

Конечно, слова политика были поддержаны главой северного регионального эксплуатационного отделения «Статойл» Сири Эспедал Киндем (Siri Espedal Kindem), которая, в частности, упомянула, что недавно компания открыла новое месторождение в Северном море.

«В этом году будет пробурено 30 поисковых скважин, три из них – в Баренцевом море. Они многообещающие», – поделилась она планами компании, подчеркнув, что проекты в Баренцевом море не являются дорогостоящими.

«Месторождения в Баренцевом море находятся в удалении от суши, где-то в 450 км, но их прибыльность зависит только от их ресурсов, а не от того, как далеко месторождение расположено в Баренцевом или Норвежском море».

По словам Киндем, нефтегазовая отрасль не мешает развиваться и другим отраслям. Интересы туризма и рыболовства всегда принимаются во внимание, а работать на севере страны, даже при текущих ценах на углеводороды, будет выгодно и после 2030 года.

Однако далеко не все норвежские политики поддерживают стратегию правительства. Так, по мнению секретаря Социалистической левой партии Кари Элизабет Каски (Kari Elisabeth Kaski), развитие северных территорий страны заключается не только в освоении углеводородов в Арктике.

Она признает зависимость страны от цен на нефть, но считает, что цена на углеводороды не должна определять всю жизнь страны.

«Нефть еще много лет будет важной частью развития страны, но мы открыли уже так много месторождений нефти и газа, что стоит задуматься о том, стоит ли открывать новые месторождения в уязвимой Арктике? Если мы зайдем далеко в Баренцево море, то потерпим климатические поражения», – выразила опасение Каски, считая, что невозможно совместить «зеленое» развитие страны и нефтегазовую промышленность в ее современном виде.

«Необходимо отказаться от новых блоков. Нельзя идти дальше в уязвимую Арктику. У Норвегии историческая климатическая ответственность в Арктике, и мы должны развивать чистые технологии», – уверена она.

«Будущее должно быть основано на чистой окружающей среде, без экологических угроз и климатических вызовов. Давайте развивать возобновляемые ресурсы, гидроводородные и безвыбросные технологии, и предлагать их миру», – призвала Каски.

Директор отдела климата и экологии Норвежского объединения нефтяной и газовой промышленности Хильдегунн Блиндхейм (Hildegunn Blindheim) тоже поставила под сомнение возможность разработки Норвегией ресурсов Баренцева моря в то время, когда перед страной стоят серьезные климатические задачи.

«Если на новых участках будут найдены ресурсы, достойные разработки, то на подготовку месторождений уйдет 5-10 лет, и компаниям необходимо находить принципиально другие, более экологически ответственные подходы к разработке месторождений», – уверена она.

Блиндхейм считает, что до 2050 года перед норвежкой нефтегазовой промышленностью стоит глобальная задача в существенном снижении выбросов, для чего необходимо использовать весь потенциал новых технологий и возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а не газотурбины.

«Современная промышленность уже опровергла миф о том, что ВИЭ никогда не составят конкуренцию традиционным видам энергии. Новые технологии и виды энергии уже на службе у нефтегазовой промышленности, и это только начало. На подходе новые топливные, капсульные и гидроводородные технологии, которые необходимо использовать хотя бы частично, чтобы избежать крупных выбросов», – считает она.

 

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Анна Киреева

anna@bellona.ru