«Общественный присмотр» для «Росатома»

Vladimir Putin press-conference Большая пресс-конференция Владимира Путина. 23 декабря 2016 года, Москва. Credit: kremlin.ru

На очередной пресс-конференции Владимир Путин не стал в пух и прах разносить экологов-«инагентов», хотя ему это явно предлагали. Ранее новый глава «Росатома» Алексей Лихачёв также положительно отозвался об «общественном присмотре».

Вопреки ожиданиям, Владимир Путин весьма сдержанно ответил на явно провокационный вопрос об экологических организациях, заданный ему на ежегодной большой пресс-конференции. «Дело даже не в иностранных агентах», «это не значит, что мы не должны обращать внимание на проблемы экологии», – заверения Путина были скорее примирительные, чем конфронтационные.

На фоне таких ответов, сама постановка вопроса уральского журналиста выглядела нелепыми нападками на экологов, цитируем по официальной стенограмме:

«Росатом» ведёт строительство объектов стратегической направленности, включённых в федеральную целевую программу. Сегодня по России действуют такие экологические ячейки сродни ИГИЛ [запрещённая в России организация], только они устраивают промышленный террор на фоне борьбы с экологией. Люди к экологии не имеют вообще никакого отношения, ряд организаций признаны «иностранными агентами». Хотелось бы узнать, как Вы фильтруете обращения, которые идут постоянно в Администрацию Президента? Идёт промышленный шантаж и мешает развиваться и «Росатому», и другим промышленным предприятиям».

Приведём ответ Владимира Путина по официальной стенограмме:

«Что касается экологических организаций, и как мы селектируем тех, кто искренне заботится о сохранении природы, от тех, кто хочет на этом заработать.

Вы знаете, дело даже не в иностранных агентах, хотя экологические организации иногда используются нашими конкурентами для того, чтобы «притопить» растущий сегмент, так скажем, инфраструктуры российской либо генерации, как в вашем случае, и так далее.

Очень хорошо помню, как иностранные правительства «заряжали» некоторые экологические организации при строительстве некоторых объектов морской и портовой инфраструктуры. Мы достоверно знали, сколько денег направлено на срыв тех или иных проектов. Они сегодня работают, слава богу. Но это не значит, что мы не должны обращать внимание на проблемы экологии. И применительно к «Росатому», конечно, может быть, в первую очередь.

Но «Росатом» – одна из ведущих мировых компаний, её современные технологии постфукусимского периода признаны и МАГАТЭ, и международными экспертами как самые безопасные в мире. Это абсолютно очевидная вещь. У нас учтено всё, что происходило и в Советском Союзе, все катастрофы, и в мире в этой сфере. Созданы реально безопасные технологии, но от злоупотреблений вопросами экологии никто не гарантирован.

Очень хорошо помню разговор с одним из своих иностранных друзей, к которому явился его многолетний приятель, работающий в международной экологической организации, и сказал: «С вас 30 миллионов долларов, евро. Лучше отдайте добровольно – и всё будет хорошо. Лучше согласитесь». Они провели совет директоров и приняли решение заплатить, заплатили. Такое бывает, мы знаем это, имеем в виду. Ответом может быть только что? Не отмахивание: к сожалению, и от них отмахиваться нельзя. Ответом может быть только глубокое профессиональное изучение вопроса с точки зрения экономической целесообразности и экологической безопасности».

Хотя Владимир Путин привычно выступил в роли промоутера «Росатома», от роли могильщика экологических организаций, услужливо предложенной ему уральским журналистом, он отказался.

«Ответом может быть только глубокое профессиональное изучение вопроса с точки зрения экономической целесообразности и экологической безопасности», – с таким подходом, предложенным Владимиром Путиным, можно и нужно согласиться! Ведь это именно то, чего хотят, чего требуют экологические организации: глубокое профессиональное изучение вопроса с точки зрения экономической целесообразности и экологической безопасности. Да, у нас есть разногласия, но мы критикуем ряд проектов «Росатома» именно из-за их экономической нецелесообразности и экологической опасности – а не по далёким от экологии причинам.

Похоже, такой подход поддерживается и руководством «Росатома». Алексей Лихачёв, новый гендиректор госкорпорации «Росатом» на Форуме-диалоге в Москве 22 ноября 2016 года признал важность общественного контроля. «Конечно же, мы находимся не только под общественным контролем. [..] То, что профессиональный контроль умножается на серьёзный общественный присмотр, в этом, я считаю [есть] очень серьёзное достижение», – сказал Алексей Лихачёв.

Для реализации на деле «общественного присмотра» за деятельностью «Росатома» общественности нужно продолжать как экспертно-аналитическую деятельность, выражающуюся в подготовке докладов и позиций, так и участвовать в предусмотренных законом процедурах общественного обсуждения атомных проектов, в первую очередь в общественных слушаниях и круглых столах.

Напомню, что в 2013 году большинство вовлечённых в атомную проблематику экспертов, активистов и представителей общественных организаций сформировало общую Позицию, в которой, в частности, говорится:

«Будучи убежденными, что новые проекты и технологии, предлагаемые атомным ведомством России, могут нести ядерную и радиационную опасность, а также наработку РАО [радиоактивных отходов] и ЯО [ядерных отходов], участники круглого стола решительно выступают против: технологий, нарабатывающих плутоний; военных ядерных программ; использования энергетических технологий с уран-плутониевым топливом; продления сверх установленных проектами сроков эксплуатации ядерно- и радиационно-опасных объектов, а также эксплуатации ядерных установок на мощности, превышающей проектную; строительства новых АЭС, в том числе и за рубежом».

Готовность и президента России, и «Росатома» вести диалог не только с удобными «конструктивными экологами», но и с организациями, чётко и внятно заявившими о неприятии ряда проектов государственной корпорации можно только приветствовать. Целью диалога, может быть именно та, что сформулировал Владимир Путин: «глубокое профессиональное изучение вопроса с точки зрения экономической целесообразности и экологической безопасности».

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com