РЕПОРТАЖ: К новой радиационной аварии надо быть готовым всегда

Doel Nuclear Power plant АЭС «Дуль», Бельгия. Credit: flickr.com/ Next generation photo

После катастрофы на АЭС «Фукусима-1» и проведения стресс-тестов на европейских АЭС в вопросе обеспечения ядерной и радиационной безопасности всё ещё остаются «тёмные пятна». Неправительственные организации призвали срочно переработать существующие нормы и правила реагирования на чрезвычайные ситуации, связанные с ядерной энергетикой.

Реакцией Евросоюза на этот призыв гражданского общества стала разработка в 2013 году «Обзора текущей ситуации по подготовке и реагированию на ядерные чрезвычайные ситуации в странах Евросоюза и соседних странах».

Кроме этого, Ассоциация по наблюдению за прозрачностью ядерного сектора (Nuclear Transparency Watch) провела ряд региональных семинаров и совместно с Европейской Комиссией организовала завершившийся сегодня семинар, в котором приняли участие более восьмидесяти представителей Еврокомиссии, национальных регуляторов в области радиационной безопасности и гражданского общества.

logo

Речь о возможной эвакуации миллионов людей

О том, насколько серьёзна проблема готовности или неготовности к новой тяжёлой радиационной аварии на одной из АЭС Европы рассказал Елуа Глорье (Eloi Glorieux) из бельгийского Гринпис: «Как можно обеспечить эвакуацию детских садов, тюрем, больниц?». По его словам, в 30-километровой зоне от АЭС «Дуль» (Doel) находится 29 больниц с 7500 больных, 148 домов престарелых с более 23000 стариков. «Как их можно эвакуировать? Планы эвакуации существуют лишь для 10-километровой зоны. Почему не для 20 или 30 километров? Только для того, чтобы не разрабатывать план эвакуации полумиллионного Антверпена», – говорит Елуа Глорье.

«Существующие планы действий при радиационной аварии – это набор намерений, а не реальные планы. Эвакуация миллионов людей просто невозможна. Единственный способ обеспечить реальную безопасность – это закрыть опасные АЭС», – считает Ян Хаверкамп (Jan Haverkanp), представляющий NTW. Но тема отказа от ядерной энергетики как мера по снижению рисков аварий на этом семинаре не обсуждалась.

Трансграничные проблемы

«Информация о ядерной аварии остановится на границе», – предупреждает Дэвид Бойлей (David Boilley) из французского НКО ACRO. «В случае радиационной аварии нужно будет принимать срочные меры, у нас не будет времени вызвать переводчика», – указала на ещё одну проблему Речел Зировник (Rachel Zirovnik), мэр французского городка Каттеном, где расположена ближайшая к Люксембургу АЭС с четырьмя реакторами.

IMG_0122 Елуа Глорье (слева) и Ян Хаверкамп на конференции в Люксембурге. Credit: Андрей Ожаровский

«Нам приходится иметь дело с с рисками, исходящими из третьих стран. К сожалению, прозрачного диалога с нашими соседями нет», – сообщила Юрате Усевицюте (Jurate Useviciute) из Министерства иностранных дел Литвы. Очевидно, речь шла об АЭС, сооружаемой «Росатомом» на территории Беларуси в Островецком районе в 40 километрах от Вильнюса.

Обеспокоенность французской АЭС «Фессенейм» выражали представители Германии. В ФРГ не отрицают, что на действующих атомных станциях может произойти авария максимального, седьмого уровня по международной шкале INES, поэтому все опасные АЭС в стране будут закрыты не позднее 2022 года, сообщил Маттиас Захрингер (Matthias Zahringer) из Центра планирования мероприятий Офиса по радиационной защите Германии (BfS). «Но и после закрытия всех немецких АЭС останется риск аварий на иностранных АЭС, поэтому мы продолжим планировать мероприятия по защите населения», – заявил он.

В разных странах применяются весьма разные подходы как к оценке последствий возможных аварий на атомных станциях, так и к планированию мероприятий по минимизации последствий чрезвычайных ситуаций. Интересный пример представили представители Государственного офиса по радиационной и ядерной безопасности Хорватии Давор Расета (Davor Raseta) и Администрации по ядерной безопасности Словении Марьян Ткавч (Marjan Tkavc). Хорватия и Словения являются совладельцами АЭС «Кршко», расположенной в Словении в 20 километрах от границы с Хорватией. В 30 километрах от построенной во времена Югославии АЭС находится Загреб, столица Хорватии с населением около миллиона человек.

IMG_0081 Зоны планирования эвакуации населения в Словении и Хорватии. Credit: Презентация на семинаре.

При этом зоны планирования защитных мероприятий в Хорватии составляют 20 километров с намерением расширения, а в Словении – всего 10 километров. В случае возможной аварии на АЭС две страны будут действовать по-разному, возможно часть населения не получит необходимую помощь. Отвечая на вопрос «Беллоны» Марьян Ткавчзаявил заявил, что при наихудшем сценарии можно будет эвакуировать «хоть всё население Словении». Однако он не пояснил, куда могут направиться эти экологические беженцы, и сколько времени займёт столь объёмная операция. «Наш семинар подтверждает, что новая серьёзная авария возможна. Значит, надо просто закрыть опасную АЭС «Кршко», – считает Лео Шешекко (Leo Seserko), представитель экологического движения Словении

Филип Жаме (Philippe Jamet) сообщил, что общий подход Европейской ассоциации ядерных регуляторов (HERCA-WENRA) состоит в признании того факта, что тяжёлая радиационная авария на одной из АЭС Европы не исключена, хотя вероятность её мала. Аварии могут произойти даже на новых современных АЭС. «Нам надо быть готовым к тяжёлой аварии. Мы считаем, что планы эвакуации должны быть разработаны для территории в радиусе пяти километров от каждой АЭС, план мероприятий по укрытию населения – в 20-километровой зоне. Это должны быть максимально детальные и конкретные планы, с указанием количества автобусов, маршрутов движения, способов раздачи йодных таблеток и т. п., – сказал он, – но мы также считаем необходимым разработку планов эвакуации 20-километровой зоны и планов укрытия населения в радиусе 100 километров от каждой АЭС».

Нужна большая прозрачность

Каковы реальные размеры территории, которая может быть серьёзно загрязнена в результате аварии на АЭС? Каков должен быть радиус зоны немедленной эвакуации населения? На каком расстоянии от станции ему заранее нужно раздавать препараты для йодной профилактики? Эти вопросы требуют дальнейшего рассмотрения, ответы на них этот семинар, конечно, не дал. Но движение к большей прозрачности ядерной промышленности и к реализации права на гражданский контроль продолжается.

IMG_0108 Меры по прозрачности ядерного сектора в директиве Евросоюза. Credit: Презентация на семинаре.

Лукас Каполос (Loukas Karpolos), представляющий Директорат энергетики Еврокомиссии сообщил, что директива Евроатома (2014/87/Euroatom) указывает, что страны-члены Евросоюза должны «обеспечить [предоставление]… необходимой информации относительно безопасности ядерных установок … как для сотрудников, так и для общественности с особым вниманием к местным органам власти, населению и заинтересованным сторонам поблизости от ядерных установок». Директива 2013/59/Euroatom также содержит требование обеспечения прозрачности, предоставления информации и участия общественности в принятии решений по всем вопросам ядерной энергетики. «Эти директивы предоставляют общественности реальные возможности участвовать в принятии решений как по лицензированию ядерных установок, хранилищ радиоактивных отходов, так и при планировании мероприятий по реагированию на чрезвычайные ситуации», – заявил Лукас Каполос.

Практическим осуществлением предоставленных общественности прав намерена заниматься Ассоциация по наблюдению за прозрачностью ядерного сектора (Nuclear Transparency Watch).

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com