Солнце Африки для Парижского соглашения

COP 22 climate conference Marrakesh Morocco Credit: Ольга Подосенова

Больше амбиций – хороших и разных

Парижское соглашение вступило в силу в беспрецедентные для международных переговоров сроки – менее года понадобилось, чтобы набрать необходимое количество участников – на данный момент 110 стран, отвечающих за более 55% выбросов парниковых газов, сдали документы о ратификации.

Соглашение, принятое в Париже, в нынешнем виде пока определяет лишь рамки процесса. И главная задача, стоящая перед участниками сессии в Марракеше, – договориться о конкретных механизмах реализации климатических целей, создать «книгу правил».

Накануне КС 22 министры нескольких стран, в том числе Швеции, Норвегии, Франции, Мексики выступили с инициативой создания Коалиции высоких амбиций (High Ambition Coalition) и в совместном заявлении выразили готовность повышать национальные обязательства стран для решения «главного вызова нашего времени».

Россия, одной из первых подписавшая Парижское соглашение, ратифицировать его не спешит. Несмотря на то, что разработан ряд мер по реализации климатических планов (утвержден план реализации мер, необходимых для ратификации), сама ратификация отложена на 2019-2020 годы. Не в последнюю очередь – из-за активного противостояния нефтяных и угольных корпораций.

Тем временем каждый новый год ставит температурные рекорды на всех континентах. Концентрация парниковых газов в атмосфере продолжает расти – этот показатель достиг рекордного уровня 23 Гт СО2 в прошлом году, а в этом подбирается к отметке 25 Гт СО2. Самый главный вызов современности и глобальная цель Парижского соглашения – сдерживание роста температуры через снижение выбросов парниковых газов. Имеющиеся на данный момент национальные вклады в рамках Парижского соглашения суммарно позволят остаться в тренде роста глобальной температуры на 3 градуса к концу нынешнего столетия, тогда как «относительно безопасными» большинством ученых признан порог 1,5-2 градуса.

Именно из-за разрыва планов и необходимости по сдерживанию роста температуры на конференции в Марракеше особое внимание уделяется дополнительным, негосударственным вкладам в снижение выбросов парниковых газов – инициативам городов и местных сообществ.

Кстати, накануне климатической конференции в Марокко был достигнут значительный прогресс и в рамках других международных процессов, связанных со снижением выбросов парниковых газов. Например, принята поправка к Монреальскому протоколу, которая будет способствовать постепенному отказу от гидрофторуглеродов (сильнодействующие парниковые газы). А Международная ассоциация воздушного транспорта (IATA) объявила о планах по снижению выбросов от международных авиаперевозок.

Несмотря на сложность задачи, эксперты считают, что надежда на глобальное снижение выбросов есть. Отчет, опубликованный в журнале Earth System Science Data, демонстрирует, что третий год экономический рост на планете практически не сопровождается ростом выбросов. Причиной ученые считают сокращение использования угля в Китае.

После роста на 5,3% в год с 2005 по 2014 годы, в Китае зафиксировано снижение использования угля на 0,7% в 2015 году и на 0,5% в 2016 году. Это очень хороший знак для климатического процесса, потому что Китай – крупнейший источник выбросов парниковых газов, самая густонаселенная страна мира со стремительно растущей экономикой.

Лидер №2 по выбросам – США – также продемонстрировал снижение выбросов на 2,6% в 2015 году. Закрепят ли США свои успехи в данной области или потеряют климатическое лидерство и потянут за собой других – этот вопрос активно обсуждается в кулуарах климатической конференции. Избрание президентом Дональда Трампа, обещавшего «отменить» Парижское соглашение, по мнению некоторых наблюдателей, «бросает длинную тень на переговоры в Марракеше». Однако большинство считают, что хотя приход к власти в США «антиклиматической» персоны может усложнить и замедлить реализацию низкоуглеродных программ, разрушить сложившиеся уже мировые тенденции не удастся.

«По сути, сокращать выбросы стало выгодно с экономической точки зрения. И это на фоне масштабного сокращения угольной энергетики и государственного регулирования, направленного на сокращение потребления ископаемого топлива ради снижения выбросов», – комментируют ситуацию наблюдатели за переговорами, бюллетень «Меньше двух».

Возобновляемая энергетика с танцем

Деинвестирование с ископаемого топлива на возобновляемые источники энергии становится одним из главных мировых энергетических трендов. Особенно в этой связи не везет углю. То, что впервые за два последних десятилетия спрос на уголь перестал расти, заметили еще в конце прошлого года представители Международного энергетического агентства (МЭА).

Доказано, что загрязнение от угольных электростанций может создать в 2,5 раза больше выбросов двуокиси углерода, чем «позволено» планом по удержанию температуры на планете в пределах двух градусов. По данным МЭА, на угольные электростанции в 2015 г. приходилось 39% всей вырабатываемой в мире электроэнергии, на возобновляемые источники (включая ГЭС) – 23%. По прогнозам агентства, к 2021 г. доля последних вырастет до 28%, а совокупный объем генерируемой ими энергии превзойдет сегодняшние показатели США и ЕС вместе взятые.

Призыв к 100% использованию возобновляемой энергии, еще недавно выглядевший фантастичным, находит сторонников на официальных площадках переговоров и звучит в официальной риторике стран. По данным Международного энергетического агентства, в 2015 г. в мире ежедневно устанавливалось по 500 000 солнечных панелей, а в таких странах, как Китай, каждый час запускалось по две ветряных турбины. Опережающее развитие «зеленой» энергетики привело к тому, что возобновляемые источники энергии впервые превзошли уголь по совокупной установленной мощности. Это заставило экспертов МЭА значительно скорректировать прогноз темпов их роста.

МЭА пересмотрело прогноз роста «зеленых» энергетических мощностей, указав, что они будут расти на 13% быстрее в период с 2015 по 2021 г., чем агентство ожидало год назад. В основном это связано с поддержкой, которую этому сектору оказывают власти таких стран, как США, Китай, Индия и Мексика.

COP22 climate conference Marrakesh Morocco Credit: Ольга Подосенова

По подсчетам МЭА, суммарные установленные мощности «зеленой» энергетики выросли в 2015 г. на рекордные 153 ГВт – в основном за счет ветровых и солнечных станций. Прирост превзошел совокупные энергетические мощности Канады, а также прирост мощностей по получению энергии из ископаемых источников и от атомных станций. Полностью перейти на возобновляемую энергетику способны теперь не только маленькие города и поселки, но и мегаполисы и промышленность.

Идея полного перехода на возобновляемые источники находит понимание у обычных людей. В акции «Танец за 100% ВИЭ», организованной проектом «Танцуя без границ» (Dancing Without Borders) и «Сетью климатических действий» (CAN), которая прошла накануне открытия высокого сегмента в центре Марракеша, приняли участие несколько тысяч человек. Первый танец против изменения климата состоялся в декабре прошлого года в Париже.

«Чистые» деньги

Видное место в переговорном процессе занимает вопрос потерь и ущербов от изменения климата. Благодаря Парижскому соглашению статус обсуждения его сильно изменился. Если до прошлогодней конференции сторон в Париже адаптация имела «добавочный» характер и касалась в основном только развивающихся стран, то теперь адаптационные стратегии стоят на повестке у всех и выделены в отдельную строчку повестки дня. В Марокко активно обсуждают индикаторы успешности действий по адаптации, а также финансовую и методологическую помощь для их достижения.

Вопрос финансирования продолжает оставаться горячей точкой обсуждений климатических переговоров. Однако до сих пор нет четкого представления о том, что считать «зеленым финансированием» – будут ли это только пожертвования или еще и кредиты? Как сделать, чтобы деньги на развитие не «переупаковывались» в обертку климатической помощи? Можно ли сделать прозрачными финансовые потоки? Не только те, кто получает, но и те, кто дает деньги, хотят быть уверенными, что они будут потрачены на запланированные цели.

Поднимается вопрос о том, что новому соглашению нужны принципиально новые финансовые механизмы и подходы – «чистые» подходы к «чистым» деньгам.

Добрую волю и активную позицию стали демонстрировать развивающиеся страны. «Мы не только просим деньги, мы находим деньги сами» – шаг навстречу инвесторам делает Марокко – страна объявила о первом выпуске «зеленых» облигаций на сумму около 100 млн евро. Привлеченные средства планируется вложить в строительство фотоэлектрических станций с суммарной мощностью 170МВт.

Энергетический эпицентр в пустыне

Африканский континент, где проходит КС 22, активно встает на пути развития возобновляемой энергии. Представленные участникам конференции сторон проекты в Африке настолько амбициозны, что кажется, регион может стать эпицентром производства ВИЭ. И это неудивительно – потенциал колоссален. Как и потребности – постоянно растущее население и необходимость развития.

По словам генерального директора Международного агентства по возобновляемой энергетике (IRENA) Аднана Амина (Adnan Amin), «очень символично, что КС22, проходит в Марокко, стране, которой удалось построить солнечную электростанцию Noor, являющуюся самым дешевым источником энергии в мире, и производит энергию ветра по цене гораздо меньшей, чем кВт/ч ископаемых источников энергии – в частности угля».

Кроме упомянутых проектов есть и другие – недалеко от города Уарзазат строится солнечная электростанция, которая должна стать источником 580 МВт-ной генерации, энергии, достаточной для двухмиллионного мегаполиса. Кроме того, Марокко имеет планы по сооружению до 2 ГВт солнечной мощности в других пустынных районах.

Страна уже подписала контракт с Африканским банком развития на создании платформы возобновляемых источников энергии в интересах африканских стран. Ряд из них включились в поддержанный Правительством Франции проект AREI, в рамках которого к 2030-му году от возобновляемых источников будет вырабатываться 300 ГВт энергии.

Решение проблемы изменения климата требует беспрецедентного уровня сотрудничества, причем не только между странами, но и между различными уровнями власти, частным сектором и населением. Государственно-частное сотрудничество как на местном, так и на международном уровне может сыграть ключевую роль в борьбе с изменением климата – в этом участники конференции сторон в Марракеше пытаются найти ключ к выполнению задач Парижского соглашения.

Повышение амбиций по снижению парниковых газов и финансы, потери и ущерб от изменения климата  – обсуждение этих вопросов пройдет в ближайшие дни с участием высоких лиц государств. Ожидается, что Парижское соглашение, ратифицированное накануне мероприятия, должно обрести силу именно в Марракеше. Насколько оправдаются ожидания. Как повлияет солнце Африки на Парижское соглашение – станет известно уже в конце нынешней недели.

Ольга Подосенова