Бремя «агента Ди Каприо»

Eco Vahta Sakhalin «Экологическая вахта Сахалина» активно участвовала в ликвидации последствий аварийного разлива нефтепродуктов с танкера «Надежда» в районе порта Невельск. Credit: «Экологическая вахта Сахалина»

Статья подготовлена специально для 63 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Глава организации Дмитрий Лисицын рассказал «ЭиП», что не только судебные тяжбы отнимают массу времени, сил и средств: сам статус «иностранного агента» отравляет атмосферу вокруг организации и препятствует ее полноценной деятельности.

«Настоящий мужик» в Россию не торопится

Известный голливудский актер Леонардо Ди Каприо, которого Владимир Путин на Международном форуме по проблемам спасения тигров в Санкт-Петербурге назвал «настоящим мужиком», в последнее время остается глух к настойчивым приглашениям Минприроды России снова посетить нашу страну и обсудить сохранение других редких видов – сайгаков, дальневосточных леопардов и так далее.

Что, впрочем, не удивляет: чуть больше 9 млн рублей из фонда Ди Каприо, которые были выделены в 2015 году российской природоохранной организации «Экологическая вахта Сахалина» на защиту заказника «Восточный», антибраконьерские рейды в Смирныховском и Ногликском районах, а также научные исследования, вернулись актеру нетронутыми. Сахалинским экологам пришлось отправить обратно столь нужные средства, чтобы попытаться снять с себя клеймо «иностранного агента».

Но было уже слишком поздно

В июле 2015 года в управление Минюста с жалобой на то, что экологи, получая иностранное финансирование, осуществляют политическую деятельность, обратился федеральный орган исполнительной власти. За этим последовала выездная проверка, которая выявила «доказательства политической деятельности»: репост в соцсети ВКонтакте обращения WWF России в защиту Арктики, подписание письма в числе десятков других активистов в адрес украинских экологов с пожеланиями мира и согласия между странами, публикация в защиту зеленых насаждений Южно-Сахалинска, обращения в органы государственной власти в защиту прав коренных малочисленных народов Севера, о мерах по сохранению тихоокеанского лосося и нарушениях законодательства о рыболовстве.

На этом основании на «Эковахту Сахалина» был составлен протокол об административном правонарушении за «недонесение» на себя, и 18 сентября прошлого года организация была внесена в реестр некоммерческих организаций, «выполняющих функции иностранного агента», хотя к тому времени уже успела вернуть грант фонду Ди Каприо.

«Сам Ди Каприо, безусловно, в курсе этой истории. Он переводит собственные деньги в фонд, эксперты которого самостоятельно выбирают грантополучателей. Естественно, что не только для фонда Ди Каприо, но и для всех благотворителей в США и Евросоюзе возврат денег – это из ряда вон выходящее событие», – рассказывает Дмитрий Лисицын.

Сам голливудский актер публично не высказывался о вопиющем случае с «Эковахтой Сахалина», но можно предположить, что ему, как основателю благотворительного фонда, было неприятно, что средства, выделенные на полезное дело, были возвращены, а цели по охране природы на российском Дальнем Востоке не достигнуты. Вместо этого звездного защитника природы приглашают в Россию, чтобы в очередной раз покрасоваться перед журналистами. Понятное дело, что актеру, давно не страдающему от недостатка общественного внимания, нужны дела, а не слова.

«Один из заказчиков закрытия «Эковахты Сахалина» – бывший губернатор Сахалина Александр Хорошавин. Он письменно требовал от Генеральной прокуратуры России включить нас в перечень «иностранных агентов». Думаю, потому, что мы ему мешали грабить рыбные ресурсы острова», – предполагает Дмитрий Лисицын.

Однако после того как сам Хорошавин отправился за решетку по ряду уголовных дел о коррупции (ему вменяется более десяти случаев взяточничества на десятки миллионов рублей), злоключения сахалинских экологов не закончились.

Помог природе – бери кредит

Тяжба с Минюстом о снятии клейма «иностранного агента» привела к интересному повороту. Несмотря на то, что экологи отказались от иностранного финансирования и вернули все зарубежные средства, Южно-Сахалинский городской суд принял решение о том, что этого недостаточно: надо вернуть иностранным благотворителям еще и потраченное в 2015 году. Причем из каких денег – суд не интересует.

«Вернуть то, что уже потрачено, – невозможно. Мало того, что невозможно, это еще и запрещено законом. Как мы можем забрать обратно выплаченную зарплату, потраченные на покупку оборудования деньги? Но суд, возможно, считает, что мы должны для этого взять кредит в банке – по крайней мере, такой вариант был озвучен судьей в заседании. Сахалинский суд создал очень нехороший прецедент, который будет вредить другим организациям. Теперь другие общественники видят, что, даже вернув иностранные деньги, они все равно останутся «агентами» и должниками», – сокрушается Лисицын.

Впрочем, решение суда еще не вступило в законную силу и впереди – апелляция в областном суде, которая может быть рассмотрена до конца лета. В случае проигрыша сахалинские экологи планируют подать жалобу в Президиум областного суда, а после него – в Верховный суд РФ.

Битва за репутацию

Судебные тяжбы и бумажная бюрократия «иностранного агента» отнимают у сотрудников «Эковахты Сахалина» примерно 40% времени, которое они могли бы с пользой потратить на природоохранную деятельность. «Вахтовикам» приходится судиться не только с областным управлением Минюста, но и защищать свою репутацию в судах от средств массовой информации, которые используют ярлык «иностранного агента» для нападок.

«В прессе появляются статьи, что «Эковахта» работает на иностранные государства, отношение людей к организации меняется в худшую сторону. Появились дополнительные обязанности по отчетности, которая занимает огромное количество времени и ресурсов, по проведению ежегодного аудита, которого раньше не было, и который стоит очень дорого, – продолжает Дмитрий Лисицын. – Можно предположить, что такие статьи появляются по заказу недобросовестных рыбопромышленников, которые из-за наших действий недополучили прибыль. Связать нам руки и заставить заниматься бумажной и судебной волокитой вместо того, чтобы заниматься своей непосредственной деятельностью – это, видимо, и было основной целью «жалобщиков» на организацию».

Впрочем, с дискредитацией сахалинских экологов явные нелады: своей ежедневной деятельностью «Эковахта Сахалина» сводит на нет все потуги своих недругов. Так, например, организация активно участвовала в ликвидации последствий аварийного разлива нефтепродуктов с танкера «Надежда» в районе порта Невельск и даже была награждена: Дмитрий и Наталия Лисицыны (юрист организации и супруга Дмитрия) получили почетные грамоты Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Сахалинской области «за проявленную активную гражданскую позицию и личное участие».

Окно для лосося

Сахалинские экологи сожалеют, что из-за статуса «иностранного агента» невозможно теперь в должной мере защищать заказник «Восточный» – уникальный уголок нетронутой природы. Прибрежные воды «Восточного» являются последней морской акваторией Сахалина, которая еще не подверглась нашествию коммерческой рыбодобычи, – это единственный участок побережья, не включенный в рыбопромысловые участки.

«Эти воды очень важны для поддержания в здоровом состоянии популяции тихоокеанских лососей, которые нерестятся в реках заказника. Если в этих водах начнется рыбный промысел, то они будут находиться под мощным давлением рыболовства. Это единственное окошко в «морском фасаде» Сахалина, через которое лососи пока еще проходят беспрепятственно», – объясняет Лисицын.

На берегах «Восточного» отмечено также большое скопление морских птиц, в том числе исчезающие виды: длинноклювый пыжик, топорок, ипатка, очковый чистик, чайка-моевка, берингов баклан, белоплечий орлан. Кроме них берег заказника облюбовали в качестве места отдыха краснокнижные морские млекопитающие сивучи и нерпы, к берегам заходят подкормиться серые киты, касатки и дельфины.

«Весь проект, на который фонд Ди Каприо давал деньги, мы не можем осуществить. Мы продолжаем в минимальном объеме охранять заказник «Восточный» от браконьеров, но не более того. Расширение заказника за счет создания охраняемой морской акватории стало невозможным, так как требуется оплата дорогостоящих научных исследований, на которые у нас нет денег», – говорит Лисицын.

Впрочем, несмотря на неприятности, у экологов начался активный полевой сезон: проведен антибраконьерский рейд в заказнике «Восточный» вместе с инспектором Министерства лесного и охотничьего хозяйства Сахалинской области, осуществлена масштабная проверка нефтепромыслов на севере Сахалина совместно с ООО «РН-Сахалинморнефтегаз», отлаживается система охраны нерестовых рек Смирныховского и Ногликского районов с участием самих рыбопромышленников.

Победа или роспуск

«Эковахта Сахалина» настаивает на отсутствии в своей работе какой-либо политической составляющей или иностранного влияния. «Мы традиционно всегда были вне политики, а занимались и продолжаем заниматься исключительно охраной природы Сахалинской области», – подчеркивает глава организации.

Юристы организации уже одержали ряд судебных побед в борьбе с областным управлением Минюста. Назначенный мировым судом штраф за недонесение на себя как на «иностранного агента» в размере 300 тыс. рублей отменил Южно-Сахалинский городской суд, который 10 февраля нынешнего года счел недоказанными обстоятельства, на основании которых вынесено постановление.

В другом судебном процессе «Эковахта Сахалина» почти оспорила четыре «доказательства» политической деятельности. Южно-Сахалинский городской суд в феврале признал три основания из четырех несостоятельными. Вместе с тем суд счел, что руководитель «Эковахты» вышел за пределы своей уставной деятельности, подписав обращение «Экологическим организациям Украины. Всем украинским активистам-экологам». Решение суда в этой части было обжаловано, однако Сахалинский областной суд оставил его в силе. В начале июля экологи направили жалобу в Верховный суд и ждут его решения.

«Если понадобится, дойдем до Европейского суда по правам человека. Если проиграем и не сумеем исключить себя из позорного списка, то организация будет распущена. Хотя мы не хотим закрывать «Эковахту», она нам очень дорога, и мы считаем, что она должна и дальше приносить пользу Сахалину и его природе», – подытожил Дмитрий Лисицын.

Игорь Ермаченков