Судьба экологических НКО, попавших в реестр «иностранных агентов»

Agent dront На фото: основатель «Дронта» Асхат Каюмов на митинге в поддержку организации. Credit: Экоцентр «Дронт»

Статья подготовлена специально для 63 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Политическая деятельность что дышло

В июле 2012 года в России был принят Федеральный закон № 121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».

Как известно, закон об «иностранных агентах» относит к таковым некоммерческие организации, соответствующие двум критериям: получающие иностранное финансирование и ведущие политическую деятельность. Последнее, казалось бы, исключает отнесение к «агентам» экологов, ведь даже Конституционный суд в апреле 2014 года установил, что политической деятельностью, помимо прочего, нельзя считать защиту животного и растительного мира.

В начале июня 2016 года президент России подписал поправки в закон о некоммерческих организациях, которые хотя и подтверждают, что «защита растительного и животного мира» не является политической деятельностью, но еще больше расширяют само это понятие. Теперь к ее формам отнесены и организация митингов, пикетов, дебатов, дискуссий и выступлений и участие в них, обращение в органы власти, распространение мнений о проводимых ими решениях, проведение соцопросов и вовлечение граждан в эти процессы.

Чтобы понять, что под эти формулировки можно подвести практически любую деятельность, достаточно привести всего два примера из жизни нижегородских «иностранных агентов». Официальная переписка экологов с управлением охраны памятников была признана воздействием на изменение госполитики, а издание экологической газеты с тиражом в 1600 экземпляров – формированием общественного мнения.

Желтая звезда

По закону, объявить себя «иностранным агентом» организация должна сама, за непризнание в добровольном порядке – штраф. После включения в реестр все издаваемые и распространяемые материалы НКО должны сообщать, что организация «выполняет функции иностранного агента» (этот ярлык часто сравнивают с «желтой звездой», которую нацисты заставляли носить евреев на подконтрольной Германии территории в период Холокоста). Но дело не только в «знаке позора», сколько в особой отчетности, которую должны вести «агенты». Финансовые документы они обязаны сдавать в госорганы ежеквартально, информацию о деятельности и руководстве – раз в полгода, аудиторское заключение (за проведение аудита приходится платить) – ежегодно. И это при том, что от общей ежегодной отчетности, которую любая НКО обязана представлять государству, «иностранных агентов» тоже никто не освобождает.

Как говорят общественники, такая бюрократия просто парализует работу региональных и скромно финансируемых НКО, не говоря уже о том, что налагает на них дополнительное финансовое бремя.

Судьба «агента»

География жертв репрессивного закона среди экологических организаций обширна: от Калининграда до Сахалина и от Мурманска до Ростова. Это очень разные организации: есть известные, с давней историей и большим послужным списком, такие как нижегородский экоцентр «Дронт» или «Байкальская экологическая волна», есть менее известные – «Планета надежд» или «За природу» в Челябинской области. Однако каждая из них повторяет судьбу предыдущей: Минюст проводит внеплановую проверку, признает политической деятельностью все, что хоть как-то может влиять на общественное мнение или органы власти, и вносит организацию в реестр.

Следом в дело вступает суд: НКО получает неподъемный штраф.

Оспорить решение Минюста в суде или выйти из реестра, отказавшись от иностранного финансирования, очень сложно. Пока это удалось только двум организациям – самарскому «Учебному центру экологии и безопасности» и ростовской «Эко-логике». Еще четыре организации выбыли из реестра по причине собственной ликвидации.

Признанные «иностранными агентами» НКО запуганы и неохотно идут на контакт с журналистами. Информацию о них приходилось собирать по крупицам. Но несмотря на сложное положение, из более чем двух десятков организаций, попавших в реестр, более половины продолжают работать. Одни зарегистрировались под новым названием, другие работают под той же вывеской, но без получения юридического лица, третьи – настойчиво судятся с Минюстом, обжалуя штрафы и включение в реестр.

1. «Экозащита!», Калининградская область

Первой экологической организацией, включенной в реестр, стала калининградская «Экозащита!». Такое решение Министерство юстиции РФ приняло 21 июля 2014 года. Ведомство отнесло к политической деятельности «в интересах иностранных источников» «осуществление публичных мероприятий в целях противодействия строительству в Калининградской области Балтийской АЭС, а также формирование общественного мнения в указанных целях».

«Экозащита!» заявила, что действует исключительно в рамках самостоятельно принимаемых решений, и отказалась соблюдать требования закона об «иностранных агентах», назвав его репрессивным инструментом. Уже 25 июля решение Минюста было оспорено в Замоскворецком суде Москвы, однако суд принял сторону государства.

В сентябре 2014 года калининградский суд оштрафовал «Экозащиту!» на 300 тыс. рублей за отказ регистрироваться в качестве «агента». После ряда заседаний адвокату экологов удалось снизить сумму штрафа до 100 тыс. рублей. В июле 2015 года «Экозащита!» снова была оштрафована, на этот раз за непредставление отчетности. Организацию обязали выплатить штраф в 100 тыс. рублей, а ее руководителя Александру Королеву оштрафовали на 10 тыс. рублей. Платить эти штрафы «Экозащита!» не намерена.

Организация открыто заявила, что не намерена выполнять требования закона об «иностранных агентах» и будет по-прежнему сдавать отчеты в Минюст на общих основаниях.

2. «Партнерство для развития», Саратовская область

В августе 2014 года мировой судья признал «иностранным агентом» саратовскую ассоциацию «Партнерство для развития». На организацию был наложен штраф в 300 тыс. рублей, еще 100 тыс. обязали заплатить руководителя партнерства Ольгу Пицунову.

В ассоциации убеждены, что истинной причиной преследования организации стала борьба против опасного эксперимента по увеличению мощности Балаковской атомной станции и слива загрязненной воды из пруда-охладителя АЭС напрямую в Волгу, а также против размещения пункта временного захоронения радиоактивных отходов в Татищевском районе Саратовской области. В экспертизе, проведенной по заказу прокуратуры, эту работу посчитали «деятельностью по снижению энергетического потенциала региона». Ольга Пицунова обжаловала судебное решение, однако безрезультатно.

В декабре 2014 года судебные приставы заблокировали пенсионный счет Пицуновой, а в январе 2015-го пришли к ней домой, чтобы описать имущество. Супруг общественницы Андрей Пинчук не пустил приставов в квартиру, за что был приговорен к штрафу в размере 1 тыс. рублей.

При помощи граждан экологам удалось собрать более 130 тыс. рублей для оплаты штрафов.

Несмотря на то, что протоколы и заявления о том, что все члены организации вышли из ее рядов, и деятельность «Партнерства для развития» прекращена, были переданы в Минюст в январе 2015 года, ведомство признало ликвидацию НКО только в ноябре.

3. «Сибирский экологический центр», Новосибирская область

Межрегиональная благотворительная общественная организация «Сибирский экологический центр» была включена в реестр «иностранных агентов» в феврале 2015 года. Минюст посчитал политической деятельностью публикацию на сайте центра информации о дне солидарности с активистами Гринпис, которые протестовали против добычи нефти в морях Арктики на буровой станции «Приразломная».

Другим видом политической деятельности стала критика решений Государственной Думы по поводу поправок в Налоговый кодекс, дающих большие льготы нефтяным компаниям и практически снимающих с них ответственность за возможные экологические катастрофы.

Примечательно, что свое последнее финансирование из-за рубежа «Сиб­экоцентр» получил по программе развития ООН через Русское географическое общество, председателем попечительского совета которого, как известно, является Владимир Путин. Деньги были потрачены на проект по обучению таможенников тому, как работать с законным и незаконным провозом редких растений и животных, в частности хищных птиц.

В апреле суд оштрафовал организацию на 300 тыс. рублей за отказ добровольно зарегистрироваться «иностранным агентом». В мае экологам удалось добиться сокращения суммы штрафа вдвое – до 150 тыс. рублей. Экологи пытались оспорить решение Минюста, доказывая, что не занимались политической деятельностью, и даже провели лингвистическую экспертизу сообщения в защиту арктического шельфа. Однако суд отклонил все доводы общественников.

В настоящее время организация рассматривает вопрос о прекращении своей деятельности.

4-5. Фонд «За природу», Общественное движение «За природу», Челябинская область

В марте 2015 года Минюст внес в реестр челябинский региональный благотворительный общественный фонд «За природу» и одноименное экологическое общественное движение.

К политической деятельности фонда и движения Минюст отнес стремление изменить государственную политику «организацией публичных мероприятий в целях противодействия строительству в Челябинской области Томинского горно-обогатительного комбината» и выступление представителей организации на круглом столе «Роль регионов и муниципалитетов в принятии решений по атомным объектам». Политической деятельностью признали также участие движения в международной сети «Декомиссия», которая продвигает социально безопасный и экологически приемлемый вывод из эксплуатации энергоблоков АЭС, выработавших проектный ресурс.

Иностранное финансирование (пожертвование Норвежского общества охраны природы) получал только фонд, однако в Минюсте посчитали, что фонд из этих средств финансирует движение, хотя у движения даже не было счета в банке.

Руководитель фонда и движения Андрей Талевлин был оштрафован судом на 10 тыс. рублей. В мае 2015 года суд оштрафовал фонд на 100 тыс. рублей. В отношении общественного движения дело было прекращено в связи с отсутствием состава правонарушения. Минюст оспорил это решение. В августе Центральный районный суд Челябинска отменил решение мирового судьи и закрыл дело в связи с истечением срока давности. Экологи обжаловали решение апелляционной инстанции в областном суде.

В августе 2015 года движение и фонд получили новые протоколы об административном правонарушении. На сей раз их обвинили в непредставлении отчетности за первый квартал этого года, в котором они были признаны «агентами».

6. «Беллона-Мурманск», Мурманская область

В конце марта 2015 года «иностранным агентом» была признана региональная общественная экологическая организация «Беллона-Мурманск».

К политической деятельности мурманский Минюст отнес, в частности, «экологический контроль и мониторинг окружающей среды, сопряженный со сбором, обработкой и распространением информации, докладов, методических материалов». А также «содействие мерам по предотвращению деятельности, угрожающей экологической безопасности, в том числе публичные мероприятия (выпуск брошюр, проведение конференций, круглых столов, презентаций»).

Кроме того, «признаки политической деятельности» были замечены в двух докладах международного объединения Bellona Foundation, посвященных промышленному загрязнению российских территорий Баренцева региона и лучшим практикам взаимодействия НКО и промышленных компаний.

По мнению Минюста, «Беллона-Мурманск» посредством этих докладов доводила до сведения неопределенного круга лиц «оценку положений действующего [экологического] законодательства, его изменений…».

Организация не согласилась с мнением Минюста, но не стала оспаривать его в суде, приняв решение о ликвидации и преобразовании в представительство международного объединения Bellona.

В апреле суд оштрафовал организацию на 50 тыс. рублей за отказ от добровольной регистрации в качестве «агента». Этот штраф стал самым низким за всю историю привлечения к ответственности «иностранных агентов».

7. «Учебный центр экологии и безопасности», Самарская область

В марте 2015 года в «иностранные агенты» было записано частное учреждение дополнительного профессионального образования «Учебный центр экологии и безопасности». Минюст счел политической деятельностью презентацию итогов анализа рационального использования водных ресурсов на научной конференции, организованной мэрией Самары.

Средства на образовательные программы по экологии «Учебному центру» выделял Фонд Алкоа (Alcoa Foundation), работающий при американской металлургической компании Alcoa Inc., завод которой находится в Самаре.

В апреле образовательное учреждение было оштрафовано на 150 тыс. рублей. Это решение было обжаловано, однако в июне вышестоящая инстанция признала наложение штрафа законным.

Организация отказалась от иностранного финансирования, и в октябре 2015 года была исключена из реестра.

8. «Эко-Логика», Ростовская область

В начале апреля 2015 года в реестр была внесена ростовская городская общественная организация «Эко-Логика». Несмотря на то, что организация не вела работу в 2014-2015 годах и не получала в этот период иностранного финансирования, Минюст усмотрел политическую деятельность в ее старых проектах. Заключение ведомства найти не удалось, местные сайты сообщают, что политикой чиновники сочли «привлечение внимания жителей региона к неспособности российских органов власти решать проблемы, в том числе экологической направленности».

Сообщается, что организация получала финансирование от фонда NED (США) и посольства Нидерландов.

В середине апреля суд обязал организацию выплатить штраф в размере 300 тыс. рублей. Экологи отказались платить и в начале июня подали в Минюст документы о ликвидации, однако ведомство сочло, что таким образом НКО пытается уклониться от выплаты штрафа.

В декабре 2015 года организация подала в Минюст документы, подтверждающие, что за последний год она не вела никакой деятельности и не получала финансирования. В феврале 2016 года ведомство провело проверку и по ее результатам признало, что «Эко-Логика» прекратила «выполнять функции иностранного агента». В настоящее время организация в суде добивается от Минюста своей ликвидации.

9. «Планета надежд», Челябинская область

В середине апреля 2015 года «иностранным агентом» стала городская социально-экологическая общественная организация «Планета надежд» (г. Озерск, Челябинская область). Руководитель организации Надежда Кутепова в интервью критиковала закон о закрытых городах и рассказала о бесправии людей, пострадавших от радиоактивного загрязнения.

В областном Минюсте эти интервью расценили как доказательство политической деятельности НКО – «формирование общественного мнения о несовершенстве действующего законодательства». Организация получала финансирование от фонда NED и немецкого фонда имени Генриха Бёлля.

В мае организация была оштрафована на 300 тыс. рублей за то, что сама не записалась в реестр, и на 10 тыс. – за несвоевременное представление документов в Минюст. Это решение было обжаловано в городском суде Озерска, однако суд оставил апелляционную жалобу без удовлетворения. В августе жалобу на принудительное включение в реестр отклонил Замоскворецкий суд Москвы, после чего при поддержке юристов «Агоры» жалоба была подана в ЕСПЧ.

В июле 2015 года в программе «Специальный корреспондент» на телеканале «Россия-1» Надежду Кутепову обвинили в промышленном шпионаже и разгласили ее личные данные, в том числе домашний адрес. Детей Кутеповой в школе стали спрашивать, действительно ли их мама – «иностранный агент». После этого семья Кутеповой уехала из Озерска. Весной 2016 года эколог и ее дети получили политическое убежище во Франции. Параллельно Надежда Кутепова продолжает судиться с телеканалом «Россия-1», требуя признать порочащей информацию о шпионаже и опубликовать опровержение.

10. Экологический центр «Дронт», Нижегородская область

В мае 2015 года ярлык «иностранного агента» получила нижегородская региональная общественная организация «Экологический центр «Дронт». Проверка Минюста проходила по заявлению активиста Национально-освободительного движения (НОД) Романа Зыкова.

На средства Агентства США по устойчивому развитию «Дронт» реализовывал программу, направленную, в частности, на вовлечение рядовых граждан в выполнение проектов, связанных с энергоснабжением и энергоэффективностью. Всемирный фонд дикой природы (WWF) финансировал экспертизу проекта поднятия уровня Чебоксарского водохранилища до отметки 68 метров, а Международный фонд защиты животных IFAW перечислил деньги на проект «Внимание, черепаха!».

К политической деятельности были отнесены выступление руководителя экоцентра Асхата Каюмова на митинге за возврат всенародных выборов мэра Нижнего Новгорода, его заявления в интервью и издание газеты «Берегиня». Ее тираж в 1600 экземпляров, по мнению чиновников, воздействует на общественное мнение.

Экоцентр был оштрафован на 300 тыс. рублей. Чтобы заплатить штраф, глава «Дронта» Асхат Каюмов объявил о сборе финансовой помощи организации. Экологам удалось собрать нужную сумму за три недели. Параллельно был подан иск об оспаривании штрафа. В августе районный суд Нижнего Новгорода снизил штраф до 150 тыс.

Кроме того, «Дронт» пытался выйти из реестра «иностранных агентов», подав заявление в Минюст о том, что не получал иностранного финансирования в течение года. Однако проверка вновь выявила факт финансирования из иностранных источников – пожертвование в размере 500 рублей от «Беллоны-Мурманск», ранее признанной «агентом», и чуть более 478 тыс. рублей, полученные по результатам конкурса от Фонда поддержки гуманитарных и просветительских инициатив «Соработничество», а также заем у российской организации «Зеленый мир» (который «Дронт» вернул).

«Все эти поступления были и при предыдущей проверке, но тогда их Минюст иностранными источниками не счел. А вот теперь, за неимением реальных иностранных денег – будут считаться эти», – говорит Асхат Каюмов.

В начале 2016 года стало известно о том, что экологический центр продолжит деятельность в формате общественного движения. Бывшие сотрудники «Дронта» решили не создавать новое юрлицо, чтобы исключить возможность повторного попадания в реестр «иностранных агентов», и будут работать на общественных началах, без открытия расчетного счета.

11. «Геблеровское экологическое общество», Алтайский край

В июне 2015 года в «агенты» была записана алтайская краевая общественная организация «Геблеровское экологическое общество». Внеплановая проверка Минюста проходила по жалобе администрации Алтайского края. В качестве доказательств политической деятельности геблеровцев приводятся ссылки на информационные сайты, сообщавшие о том, что руководитель общества Алексей Грибков выступал с критикой тех или иных решений краевых и муниципальных властей, а также участвовал в работе «Общественного совета по защите лесов». Организация получала финансирование, в частности, от Всемирного фонда дикой природы.

Как пишут «Ведомости», политической деятельностью признано противодействие политике краевых властей, ведущей к вырубке лесов и разрушению мест обитания редких видов животных в Алтайском крае. Угрозу окружающей среде несет, в частности, деятельность канадской Global Cobalt Corp., т. е. «иностранный агент» борется с краевыми властями, защищающими иностранную компанию.

Примечательно и то, что в мае 2013 года представитель «Геблеровского экологического общества» получила сертификат на грант в 500 тыс. рублей лично из рук президента России Владимира Путина. Русское географическое общество, попечительский совет которого возглавляет Путин, выделил деньги на реализацию проекта «Усынови заказник».

12. «Северная природоохранная коалиция», Карелия

В июле 2015 года по доносу «бдительных граждан» в прокуратуру к «иностранным агентам» была причислена межрегиональная общественная организация «Северная природоохранная коалиция» (СПОК). Поводом стало появление сообщений о протестных акциях в Петрозаводске на созданном СПОК «Лесном портале».

Коалиция не отрицала, что в последние два года у организации около 20% финансирования – иностранное. Оно было направлено на образовательные проекты. На эти средства НКО организовывало семинары и встречи со специалистами из области охраны природы.

Экологи почти сразу подали документы на ликвидацию организации, и в середине августа 2015 года она была ликвидирована Минюстом. Однако в ноябре «Северная природоохранная коалиция» возродилась, но уже как региональная (а не межрегиональная) общественная организация, с другим председателем во главе.

13. Фонд «Алтай – 21 век», Алтайский край

Эколого-культурный общественный фонд «Алтай – 21 век» попал в реестр «иностранных агентов» в июле 2015 года. Плановая проверка Минюста сочла политической деятельностью, в частности, позицию фонда по строительству газопровода «Алтай», который должен связать месторождения Западной Сибири с западными регионами Китая. В фонде считали, что газопровод следует проложить через территорию Монголии или Казахстана, а не через плоскогорье Укок.

Примечательно, что иностранное финансирование организация получила на проведение семинара по альтернативной энергетике, т. е. оно никак не было связано с тем, что проверка Минюста сочла политической деятельностью.

Исполнительный директор фонда Ирина Фотиева в интервью ТАСС отмечала, что все сотрудники фонда (их было около 15 человек) работали на общественных началах, не считая временных и очень маленьких доплат в случае получения грантов.

В январе 2016 года фонд был закрыт как юридическое лицо, но продолжает работать как незарегистрированное общественное объединение.

14. «Зеленый мир», Нижегородская область

В конце июля 2015 года в реестр «иностранных агентов» была внесена нижегородская областная социально-экологическая общественная организация «Зеленый мир». Как и в случае с экологическим центром «Дронт», внеплановая проверка Минюста прошла по заявлению активиста НОД Романа Зыкова. Заявление было подано еще в апреле, но из-за ошибки при написании названия организации в документах проверка была приостановлена на два месяца.

Как рассказала «Коммерсанту» руководитель организации Ирина Фуфаева, «основанием для включения в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, стала, кроме наличия иностранного финансирования, переписка с Управлением государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области по поводу зданий, находящихся в плохом состоянии. Это Минюст счел попыткой влияния на госполитику».

В январе 2016 года Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу «Зеленого мира» на закон об НКО – «иностранных агентах». В жалобе говорится, что организация считает себя «жертвой законодательства об «иностранных агентах», так как была привлечена к ответственности с наказанием в виде штрафа за то, что добровольно не вступила в реестр некоммерческих организаций, «выполняющих функции иностранного агента».

Сначала экологи планировали ликвидировать организацию в случае проигрыша в российских судах, но потом решили приостановить процесс ликвидации, так как два члена «Зеленого мира» состоят в общественной наблюдательной комиссии (контролирует соблюдение прав человека в местах лишения свободы). В случае ликвидации организации члены ОНК потеряли бы свой статус и возможность работать.

В публичном пространстве «Зеленый мир» сейчас никак не фигурирует и деятельность не осуществляет, рассказывает юрист организации Ирина Чуфарина.

15. «Экологическая вахта Сахалина», Сахалинская область

Во второй половине сентября 2015 года после очередной внеплановой проверки в реестр «иностранных агентов» была включена «Экологическая вахта Сахалина». Основанием для проверки послужила секретная жалоба некоего государственного органа, раскрыть название которого в Минюсте категорически отказались. Позже выяснилось, что жалобу подал губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин, арестованный в марте 2016 года по подозрению во взяточничестве.

Политической деятельностью экологов чиновники сочли перепост в соцсети ВКонтакте обращения Всемирного фонда дикой природы к президенту России о необходимости защиты хрупкой природы российской Арктики. Политической деятельностью Минюст счел и подпись руководителя «Эковахты» Дмитрия Лисицына под письмом российских экологов к украинским коллегам в 2014 году.

Среди других инкриминируемых «Эковахте» видов политической деятельности – призыв к мэрии Южно-Сахалинска сохранять действующие и создавать новые скверы и зеленые зоны в областной столице, высаживать больше деревьев, а также прекратить уплотнительную застройку. Согласно заключению Минюста это «обостряет чувство экологической опасности… нагнетает политическую напряженность и формирует негативное общественное мнение граждан».

Мировой судья по иску Минюста обязал «Эковахту» заплатить штраф в размере 300 тыс. рублей за то, что организация не вошла в реестр «иностранных агентов» добровольно. Это решение экологам удалось обжаловать в Южно-Сахалинском городском суде. К тому моменту «Эковахта» полностью отказалась от финансирования иностранных частных фондов, среди которых были Фонд Леонардо Ди Каприо и Центр дикого лосося (США). Проверка Минюста установила, что неизрасходованные иностранные средства «Эковахта» вернула еще в сентябре 2015 года, сразу после внесения в реестр. Однако в Минюсте сочли, что претендовать на исключение из реестра организация сможет лишь после того, как вернет и те средства, что уже потрачены.

Экологи продолжали настаивать на снятии статуса «иностранного агента», и городской суд фактически снял три из четырех претензий Минюста к организации, дававших, по мнению представителей ведомства, основания для «агентского» статуса. Сам статус, однако, остался без изменений: суд расценил письмо украинским экологам как политическую деятельность. В начале июня 2016 года организация вновь попыталась оспорить свой статус в областном суде, но потерпели неудачу.

16. Межрегиональный общественный экологический фонд «ИСАР-Сибирь», Новосибирск

В конце августа 2015 года в реестр был включен межрегиональный общественный экологический фонд «ИСАР-Сибирь». Проведенная по анонимному доносу проверка Минюста обнаружила в работе фонда признаки политической деятельности: экологи проводили совместно с департаментом природных ресурсов региона конкурс экологических проектов и тем самым якобы влияли на власть.

Не осталось незамеченным и то, что представители фонда еще в 2011 году, до принятия закона об «иностранных агентах», участвовали в семинаре, проводившемся Институтом развития прессы, который тоже признали «агентом» в 2015 году. Кроме того, «ИСАР-Сибирь» получил два иностранных гранта по 5 тыс. долларов. Осенью прошлого года фонд принял решение приостановить работу в связи с тем, что организация не располагала средствами на оплату штрафа, а во-вторых, чтобы от взаимодействия с фондом не пострадали другие экологические организации, рассказал изданию «Медуза» руководитель «ИСАР-Сибирь» Юрий Широков.

17. «Принципъ», Московская область

В начале октября 2015 года в реестр попало общество защиты прав потребителей и охраны окружающей среды «Принципъ». Как сообщается на сайте Минюста, организация получала деньги от американского фонда NED. Целью политической деятельности названо «воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики», видами – «проведение публичных мероприятий» и «формирование общественного мнения».

Руководитель общества «Принципъ» Дмитрий Трунин не стал пояснять нашему изданию, за что организация попала в реестр «иностранных агентов» и что в связи с этим намерена предпринимать.

18. «Друзья сибирских лесов», Красноярский край

В конце октября 2015 года Минюст включил в список «иностранных агентов» общественное движение «Друзья сибирских лесов». Как и в случае с «Сибирским экологическим центром», Минюст признал политической деятельностью подпись под коллективным обращением экологов в поддержку активистов Гринпис, протестовавших против бурения на арктическом шельфе, а также, как и в случае с «Экологической вахтой Сахалина», подписание пацифистского письма по ситуации на Украине в 2014 году.

В 2016 году руководство движения решило бессрочно приостановить деятельность «Друзей сибирских лесов» до снятия с нее статуса «иностранного агента» и учредило одноименную организацию без получения юридического лица.

19. «Байкальская экологическая волна», Иркутская область

«Байкальскую экологическую волну» (БЭВ), одну из старейших экологических организаций России (основана в 1990 г.), причислили к «иностранным агентам» в ноябре 2015 года.

Сопредседатель организации Марина Рихванова писала на своей странице в Facebook, что к политической деятельности на иностранные деньги Минюст отнес строительство биотуалетов, помощь детям из разрушенного селем интерната в поселке Арша в Бурятии, организацию международной конференции «Реки Сибири и Дальнего Востока». БЭВ также обвинили в том, что ее сопредседатель как частное лицо была одним из организаторов митинга в защиту Байкала в январе 2013 года и отправила резолюцию митинга председателю правительства, а также дала комментарий СМИ про законопроект о нежелательных организациях.

В феврале 2016 года Свердловский суд Иркутска оштрафовал НКО на 150 тыс. рублей и на 50 тыс. рублей – каждого из сопредседателей организации: Марину Рихванову, Максима Воронцова и Виталия Рябцева. Они были признаны виновными в осуществлении деятельности без получения статуса «иностранного агента». В апреле Иркутский областной суд оставил апелляционные жалобы экологов без удовлетворения.

После суда экологи обратились к общественности с просьбой помочь собрать средства на выплату штрафа. Необходимую сумму – 300 тыс. рублей – собрали всего за две недели. Тем не менее общее собрание «Байкальской экологической волны» приняло решение о самоликвидации организации – из-за увеличившейся во много раз отчетности у организации не оставалось времени на экологическую работу.

20. Общественный экологический центр «Даурия», Забайкальский край

В конце декабря 2015 года к числу «иностранных агентов» был причислен старейший в Забайкальском крае экологический центр «Даурия».

На счету организации, созданной в 1996 году, десятки экологических проектов – от уборки мусора на берегу озера Кенон, защиты реки Аргунь до создания музея кедра и проведения кедрового фестиваля.

Поводом для включения в реестр послужило получение денег от российской фирмы «Полюс Золото», которые были перечислены через британский фонд. «Полюс Золото» поддерживала студенческие инициативы: на ее деньги в Чите провели игру по ориентированию, возвели спортивные городки. «Даурия» являлась администратором – через нее проводились платежи, закупка оборудования.

Политической деятельностью признано проведение горячих линий для избирателей при сотрудничестве с избирательной комиссией Забайкальского края.

21. «Зеленый мир», Ленинградская область

В декабре 2015 года в реестр «агентов» принудительно была внесена организация «Зеленый мир», занимающаяся безопасностью ядерных объектов в Сосновом Бору. Организация была оштрафована на 300 тыс. рублей за отказ добровольно
войти в реестр.

В начале июня 2016 года «Зеленый мир» обратился в Европейский суд по правам человека с жалобой на закон об НКО. Заявители считают, что статус «иностранного агента» дискредитирует их, а работу по информированию населения о ядерной угрозе нельзя считать политической деятельностью. Как было сказано ранее, аналогичная жалоба от организации, также носящей название «Зеленый мир», только из Нижегородской области, была зарегистрирована ЕСПЧ в январе этого года.

22. «Архар», Республика Алтай

В апреле 2016 года в реестр «иностранных агентов» по собственной инициативе была включена организация «Архар».

Она была создана в 2004 году. Основной ее задачей являлось сохранение редких и исчезающих видов животных горного Алтая и сопредельных территорий, в первую очередь – снежного барса и аргали.

Организация получала финансирование из американских и швейцарских фондов. В качестве политической деятельности указано «воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, проведение публичных мероприятий и формирование общественного мнения».

23. «Школа экологии души «Тенгри», Республика Алтай

В середине мая 2016 года в реестр «иностранных агентов» попала алтайская «Школа экологии души «Тенгри». Эта организация занималась проектами в сфере экологии и этнокультуры, а также вопросами соблюдения законодательства в сфере природопользования.

В 2000 году по инициативе организации был создан природный парк «Уч Энмек». Руководитель «Тенгри» Данил Мамыев является директором природного парка.

Как сообщает пресс-служба Минюста, решение было принято по итогам внеплановой проверки организации.

Печальная перспектива

Эксперты сходятся во мнении, что государство продолжит давление на независимое гражданское общество, поскольку понимает, что включить независимые НКО в структуру «управляемой демократии» невозможно.

«Цель неопределенная – прижать любую активность, подрывающую политический режим. Задача – нейтрализовать любое нелояльное власти иностранное финансирование НКО», – говорит руководитель международной группы «Агора» Павел Чиков.

Место независимых гражданских инициатив замещают и продолжат замещать лояльные власти НКО (называемые ГоНГО, которые по сути гражданским обществом не являются, поскольку не обеспечивают непосредственную связь между гражданами и государством, высказывает мнение руководитель юридической службы Клуба юристов НКО Максим Оленичев.

Эксперты не сомневаются, что государство продолжит ужесточать правила игры для независимых НКО. Уже сейчас многие НКО закрываются «в профилактических целях». В некоторых регионах независимых НКО уже и вовсе нет, говорится в ежегодном докладе Клуба юристов НКО о деятельности организаций, признанных «иностранными агентами». Если раньше НКО и их руководителей штрафовали только за то, что они не подали заявление о включении в реестр НКО, «выполняющих функции иностранного агента» (штраф на НКО от 300 до 500 тыс. рублей), то теперь государство применяет и другие нормы: например, дополнительно штрафует НКО за несданные в Минюст ежеквартальные отчеты или аудит либо немаркировку информационных материалов или сайтов (штрафы за каждое нарушение – 500 тыс. рублей).

Павел Чиков убежден, что государство будет препятствовать и неинституциональной активности граждан. Как видно из нашего обзора, уже сейчас некоторые организации отказались от статуса юридического лица и продолжают работу в режиме инициативных групп.

«Это значительно повышает персональные риски тех людей, которые, несмотря на существующее законодательство, приняли решение продолжать свою работу. Размытое антиэкстремистское законодательство позволяет государству создавать такие ситуации, когда гражданские активисты будут привлекаться к ответственности за репост в Интернете или за другие действия, которые государство посчитает противоправными», – говорит Максим Оленичев.

Впрочем, не продолжать свою работу общественные организации не могут – ведь их цель не борьба за власть, а решение тех насущных проблем, которые уже назрели и требуют к себе внимания. Гражданскому обществу лишь остается с удвоенной энергией продолжать отстаивать свои конституционные права и свободы.

Игорь Яковлев