Антигражданская позиция

Onega onezhskoe lake svyatuha Губа Святуха Онежского озера, Карелия. Credit: spok-karelia.ru

Статья подготовлена специально для 63 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Не одними «иностранными агентами»

Логика авторов закона об НКО – «иностранных агентах» основывалась на том, что достаточно перекрыть или, по крайней мере, прикрыть канал поступления иностранного финансирования, резко увеличив при этом господдержку лояльных НКО, – и неконтролируемая общественная активность пойдет на убыль сама собой. И пока одни государственные органы занимались активным поиском «политической деятельности» среди «неправильных» НКО, другие щедро раздавали бюджетные гранты «правильным»: господдержка лояльных власти общественных организаций выросла за три года в два раза – с 2,3 млрд рублей в 2013 году до 4,6 млрд в 2016-м, говорится в ежегодном докладе Клуба юристов НКО.

В докладе приводится и другая статистика: прекратили существование 13% тех правозащитных и экологических организаций, кому не посчастливилось попасть в реестр «иностранных агентов», т. е. практически каждая седьмая организация.

«Происходит процесс замещения гражданского общества – независимые организации должны умереть, а все больше президентских грантов выделяется на НКО, имитирующие гражданское общество», – утверждает руководитель юридической службы Клуба юристов НКО Максим Оленичев.

Отметим, правда, что НКО все чаще стали использовать самоликвидацию просто как способ покинуть реестр, ибо штрафы для «агентов» (например, за несвоевременное предоставление отчетности) бывают в 60 раз больше, чем для обычных НКО, не говоря уже о том, что «реестровым» организациям приходится выполнять множество абсурдных требований (маркировать свою продукцию пометкой «иностранный агент» и т. п.).

К тому же в последние годы наблюдается бум «неформальной» общественной активности: граждане все чаще объединяются для защиты своих прав и интересов (здесь и автомобилисты, и жилищные дольщики, и велосипедисты, озабоченные состоянием городской среды, и т. д.) без регистрации НКО в качестве юрлица – к таким общественным объединениям не только неприменим закон об «иностранных агентах», но и вообще контроль Минюста.

Иными словами, кончины независимого «третьего сектора» не произошло, и это очевидный факт. Но есть и ложка дегтя: в таких условиях усиливается персональное давление на лидеров и активистов НКО, против общественных организаций применяют все более «креативные» методы борьбы – от «компромата» всех сортов и разновидностей до тонко организованных провокаций с уголовным уклоном.

Журналистика по вызову

Информационные атаки на активистов и организации, которые они представляют, – самая распространенная форма воздействия на гражданскую активность. Форм и способов великое множество – от «расследований» с претензиями на качественную журналистику до публикации частной переписки, интимных фотографий и т. п.

Любимые темы «разоблачителей» – иностранное финансирование экологических НКО, шпионаж, подрыв экономики, связи с оппозицией. Цели же таких атак более разнообразны и зависят от пожелания заказчиков. Чаще всего они носят «оборонительный» характер: например, проектируется или работает промышленное предприятие, хорошо прикормившее местных чиновников, или же на горизонте замаячил стратегический инвестор – и тут появляются коварные «зеленые», которые мешают развитию, отпугивают инвесторов, хотят законсервировать нищету местных жителей, и т. д. и т. п.

Например, в прошлом году на карельском информационном сайте «КарелInform» известную в регионе организацию «Северная природоохранная коалиция» («СПОК») обвинили в подрыве экономики целого Пудожского района: дескать, «зеленые» активно агитируют на общественных слушаниях против промышленного освоения территории (имея в виду прокладку газопровода). Еще «СПОКу» вменили агитацию «за создание особо охраняемой природной территории «Река Пяльма», подводя тему к главному: «не странно ли, что экологическая организация «СПОК» до четверти своего финансирования получает за счет иностранных грантов?», – вопрошает автор публикации, который также прозрачно намекает на финский след в деятельности «Северной природоохранной коалиции».

Другой пример – с Южного Урала. В  прошлом году в Челябинской области была развернута беспрецедентная информационная травля Андрея Талевлина, руководителя Челябинского регионального экологического движения «За природу», а также одного из лидеров движения «Стоп ГОК», которое выступает против проекта ЗАО «Русская медная компания» по строительству горно-обогатительного комбината в Сосновском районе Челябинской области. Опасения у местных экологов вовсе не беспочвенные: выработка меди повлечет за собой выброс в воздух тысячи тонн пыли, деятельность комбината может также повлечь загрязнение источников питьевой воды.

Протестная кампания вызвала шквал «компромата» и критики в СМИ и блогосфере как в отношении движений «За природу» и «Стоп ГОК», так и лично Талевлина. Экологических активистов ни много ни мало обвинили в подрывной деятельности, выгодной не то партии «Яблоко», в которой состоит Талевлин, не то Норвежскому обществу охраны природы, дававшему гранты движению «За природу» (в начале 2015 года организация была признана «иностранным агентом»), не то местному бизнесмену, у которого Томинский ГОК подрывает молочный бизнес.

Как и в других подобных случаях информационная кампания ведется «в одни ворота»: самим героям публикаций и телесюжетов высказать свою точку зрения удается крайне редко. В случае с Андреем Талевлиным, например, сайт с характерным названием «Центр свободной журналистики» дал высказаться бывшему начальнику Талевлина, декану факультета экологии Челябинского гос­университета Сергею Лихачеву, в котором тот обвинил бывшего подчиненного в «антипатриотических вещах» и «неправильной правовой ориентации студентов». Самому же Талевлину «свободные журналисты» высказаться по понятным причинам не дали.

Иной раз активистам приходится годами жить в условиях перманентной информационной атаки, причем, если даже она начиналась как «тематическая», то со временем перерастает в кампанию против конкретной персоны, как это было с защитницей Химкинского леса Евгенией Чириковой: активистку, создавшую большие проблемы при строительстве скоростной трассы Москва – Санкт-Петербург, буквально преследовали люди с видеокамерами: YouTube наводнен «компрометирующими» Чирикову видеороликами, которые периодически попадают на телевидение.

Апофеозом кампании «Анти-Чирикова» стал сюжет в передаче «Человек и закон» на Первом канале, показанный в феврале этого года, где на Чирикову вывалили весь «компромат», собираемый на нее все последние годы: вот она идет на прием в посольство США, вот стоит в Шереметьево в очереди на регистрацию на рейс до Нью-Йорка, вот в Воронежской области участвует в акции протеста против разработок никелевых месторождений, а вот читает лекцию для активистов движения «Стоп ГОК» и даже в Твиттере призывает собирать деньги для сирийской оппозиции (к самой героине сюжета за разъяснениями и комментариями журналисты не обращались). Травля в СМИ и Интернете стала одной из причин эмиграции Евгении Чириковой в Эстонию, где, по ее словам, ей живется и работается куда комфортнее и спокойнее, чем в Химках.

Характерная для заказных информационных кампаний технология хорошо видна и на примере организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу», в отношении которой с весны этого года ведется «разоблачительная» медиа-атака. Неизвестные заказчики информационной травли используют похищенную у «Эковахты» внутреннюю переписку, а также добытые в открытых источниках данные о полученном когда-то организацией от фонда «Евразия» гранта на защиту водно-болотных угодий, стряпая в конвейерном режиме «компрометирующие» статьи о том, что кубанские «зеленые» сотрудничают с американскими фондами, пытаясь при этом проникнуть в окружение губернатора Краснодарского края.

«Компромат» изначально размещался на малоизвестных региональных информационных ресурсах, затем похожие материалы стали публиковаться на платной основе в федеральных СМИ, которые ссылались на информацию, опубликованную ранее, как на непреложную истину. В медиакампанию оказались вовлечены «Комсомольская правда», «Российская газета», интернет-издание Lenta.ru и даже известный журналист Владимир Соловьев.

В случае с «Эковахтой», впрочем, хорошо просматривается волнообразность любых заказных медиакампаний: как только иссякает поток денег от заказчиков, кампания тут же стухает, переходит на уровень вялого обсуждения «компрометирующих фактов» в соцсетях и блогах – пока не поступит очередной финансовый транш.

Как правило, одними только информационными атаками дело обычно не ограничивается: они либо являются компонентом «комплексного» давления на ту или иную организацию (в сочетании с прокурорскими, минюстовскими проверками, визитами силовиков и т. п.), либо же лишь предваряют собой куда более серьезные неприятности. В этом случае показателен пример челябинской организации «Планета надежд», про которую в июле 2015 года журналисты ВГТРК сняли сюжет, рассказав, что «Планета надежд», которая защищает права жителей территорий, пострадавших от радиоактивного загрязнения, занимается промышленным шпионажем под видом правозащитной деятельности.

Фемида как тайм-киллер

Обычно судиться с НКО предпочитает государство. В 2013-2015 годах, на пике кампании против НКО, суды были завалены заявлениями Минюста и прокуратуры против общественных организаций: одних штрафовали за непризнание себя «агентами», других требовали вовсе ликвидировать. Но к услугам Фемиды иногда обращаются и коммерческие структуры. В этом случае судебные процессы, как правило, используются для того, чтобы заставить активистов отказаться от протестной деятельности, заставить их тратить время на хождение по судам и деньги на юристов.

Одна из самых громких историй – судебный процесс против защитников Химкинского леса. В августе 2010 года 11 граждан, защищавших лес от прокладки трассы Москва – Санкт-Петербург во главе с Евгенией Чириковой, оказались ответчиками по исковому заявлению епископа баптистской церкви и одновременно гендиректора компании «Теплотехник» (подрядчика строительства трассы) Александра Семченко. Семченко возложил на «зеленых» ответственность за срыв работ, когда активисты мешали движению техники в лесу, насчитав 6,7 млн рублей убытков. Также от защитников леса потребовали оплатить работу сотрудников ЧОП на сумму 1,3 млн рублей, которые «Теплотехнику» пришлось потратить для оплаты услуг по разгону протестного лагеря.

Судебная тяжба длилась чуть более четырех месяцев и закончилась тем, что «Теплотехник» отозвал исковое заявление. И самое интересное, что ровно в тот же день, когда суд прекратил производство по делу, власти дали отмашку на возобновление работ в Химкинском лесу.

Показательна история и с «Экологической вахтой по Северному Кавказу», на которую в 2013 году подало в суд государственное предприятие ФГУП «Бейсугское нересто-выростное хозяйство», занимающееся разведением рыбы в низовьях реки Бейсуг (Краснодарский край). Иск был подан в Арбитражный суд Республики Адыгея: рыбоводам не понравилось, что «Эковахта» в одной из своих публикаций назвала их руководителя Игоря Джеуса «губителем природы». От «зеленых» потребовали 1 млн рублей в качестве компенсации за нанесение вреда деловой репутации. И хотя пояснить в суде, в чем именно заключался вред, и каким образом был определен его размер, представители ФГУП так и не смогли. Это, однако, не помешало служителям Фемиды признать порочащим даже не сам пресс-релиз про деятельность рыбоводческого хозяйства, а его заголовок. Суд обязал выплатить обиженному руководителю денежную компенсацию (правда, 10 тыс. рублей, а не миллион).

«Эковахта» признавать себя виновной отказалась и добилась отмены абсурдного решения в апелляционной инстанции (суд признал, что выражение «губитель природы» – всего лишь оценочное суждение), правда, затем госпредприятие опять склонило весы Фемиды в свою сторону: дело вернулось в Арбитражный суд Адыгеи на новое рассмотрение. В общей сложности дело обиженного «губителя природы» за два года прошло три круга рассмотрения и закончилось, наконец, окончательной победой общественной организации. Экологам, впрочем, никто так и не возместил судебные издержки и тем более потраченное впустую время – а ведь это, надо понимать, и было основной целью пустопорожней тяжбы.

И совсем свежий пример – исковое заявление генподрядчика строительства Ленинградской атомной электростанции-2 (ЛАЭС-2): холдинг «Титан-2» подал в суд на общественную организацию «Зеленый мир». Поводом для искового заявления стало обращение бывшего строителя ЛАЭС-2 Виктора Алейникова, который привел доводы о том, что при строительстве могут нарушаться строительно-технические нормы, что, в свою очередь, может впоследствии привести к нештатным ситуациям на новом блоке АЭС. «Зеленый мир» обнародовал это заявление.

Руководитель «Зеленого мира» Олег Бодров резонно посчитал, что тревожная информация должна быть проверена специалистами и предана огласке, для чего организация провела пресс-конференцию и направила заявления в контролирующие органы. «Титан-2» пообещал было провести собственное расследование, но вместо этого отправил заявление в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Руководство концерна требует от общественников «опровержения недостоверных сведений, порочащих деловую репутацию», не предъявляя при этом, к счастью, финансовых требований.

Искусство провокации

Нельзя сказать, что уголовные дела в отношении защитников природы по надуманным предлогам – это какое-то ноухау, такое было и в прежние годы (вспомнить хотя бы громкие дела Александра Никитина и Григория Пасько). Другое дело, что уголовные процессы в отношении экологических активистов по обвинениям в тяжких преступлениях – явление, к счастью, пока еще достаточно редкое.

Прослеживается другой почерк: как правило, возбуждают дела по нетяжким статьям, однако расследование и суд могут тянуться годами. Тот же самый мотив, что и в случае с гражданским судопроизводством: цель – не столько реально репрессировать того или иного активиста, сколько потрепать нервы, украсть время, ограничить возможности для общественной деятельности, выставить общественника в качестве мелкого уголовника, хулигана, драчуна.

Хрестоматийный пример последних лет – нашумевшее дело кубанских экоактивистов Сурена Газаряна и Евгения Витишко, которых обвинили в том, что они якобы испортили забор возле загородного дома экс-губернатора Краснодарского края Александра Ткачева путем нанесения на него надписей «Саня вор!» и «Лес общий». Доказательств того, что это именно Газарян и Витишко наносили на забор надписи, полиция так и не нашла, что не помешало УВД Туапсинского района возбудить против них уголовное дело по статье «Хулиганство». В 2012 году оба активиста получили по три года условно с достаточно суровым режимом ограничения свободы, который для пущей убедительности был подкреплен наружным наблюдением полиции.

Понятное дело, что в условиях постоянной слежки и ограничения свободы не может быть и речи о какой-то полноценной общественной деятельности. Сурен Газарян и Евгений Витишко, собственно, и поплатились за попытку ее продолжить: первый был вынужден уехать из страны в связи с заведением еще одного уголовного дела, а второго отправили в колонию-поселение за «неоднократные нарушения режима условно осужденного».

Впрочем, в ситуации с кубанскими «зелеными» хотя бы следствие и суд не длились годами, как это, например, происходит с экологом из Адыгеи, руководителем республиканского отделения Всероссийского общества охраны природы (ВООП) Валерием Бринихом: дело в отношении него по одной из «экстремистских» статей УК было возбуждено еще в 2014 году. На дворе уже вторая половина 2016-го, а дело все еще слушается в суде. Бриниху грозит условный срок, но фактически он уже начал отбывать его с конца позапрошлого года, когда получил подписку о невыезде (прекратила действовать только в конце 2015 года).

Иной раз защитников природы специально втягивают в скандальные ситуации. Достаточно вспомнить случай с подмосковным охотоведом Александром Довыденко, который в 2010 году поймал с поличным в Дмитровском районе Московской области банду высокопоставленных браконьеров, передвигавшуюся на снегоходах. Чтобы остановить процессию (сам охотовед был сбит одним из снегоходов), Довыденко пришлось применить служебное оружие – произвести несколько выстрелов в воздух.

Итог: под суд попали не браконьеры, а сам Довыденко, обвиненный в превышении полномочий. Охотовед получил три года условно, и вряд ли даже у VIP-браконьеров (среди которых были топ-менеджер «Газпрома» и полицейские чины) хватило бы связей, чтобы вот так, что называется, «по беспределу» осудить на целых три года человека, выполнявшего свой служебный долг, если бы того не спровоцировали открыть стрельбу.

Похожий конфликт не так давно развернулся в Нижневартовском районе Ханты-Мансийского автономного округа, где владельца родовых угодий ханта-оленевода Ивана Сердакова обвинили в угрозах убийством и нанесении телесных повреждений одному из сотрудников нефтяной компании «Южно-Сардаковское». Дело в том, что нефтяники по каким-то причинам отказались заключать с ним социально-экономическое соглашение и начали бурить на пастбище без каких-либо согласований. В начале этого года отчаявшийся оленевод перегородил проезд технике нефтяников своим снегоходом. Последние написали заявление в полицию. Было возбуждено уголовное дело.

Если дело не будет закрыто, то оленеводу тоже, скорее всего, светит условный срок – зато у нефтяников будет очень удобный повод держать своего оппонента на «коротком поводке» (ведь в любой момент условное наказание может превратиться в реальное, чему учит печальный пример Евгения Витишко).

За последние годы было несколько случаев, когда экологических активистов пытались осудить и по более серьезным статьям, причем активно используя приемы, выходящие за пределы правового поля. Так, активного защитника рощи «Красная весна» в Новочеркасске (Ростовская область) и участника казачьего движения Сергея Лошкарева в апреле 2014 года задержала полиция, которая до этого несколько месяцев вела за его квартирой наружное наблюдение.

При досмотре активиста при нем каким-то образом был «найден» боевой пистолет. Лошкарева на 10 месяцев поместили в СИЗО. Адвокат Лошкарева даже выявил признаки фальсификации экспертизы отпечатков пальцев, однако это не помешало Новочеркасскому городскому суду все-таки осудить защитника рощи на два года колонии-поселения по статье 222 УК РФ (незаконное хранение и ношение оружия).

Новочеркасский активист был освобожден по амнистии, а вот бывшему казачьему атаману и одному из лидеров протеста против разработки никелевых месторождений в Новохоперском районе Воронежской области Игорю Житеневу суд только предстоит. Новохоперец стал жертвой провокации, подробно расследованной Правозащитным центром «Мемориал», признавшим Житенева политическим заключенным. Игорь Житенев стал жертвой «следственного эксперимента», когда задержанного накануне якобы за получение крупной взятки от «Уральской горно-металлургической компании» другого воронежского активиста, Михаила Безменского, силовики заставили передать Житеневу 15 млн рублей – якобы за «отказ от проведения протестов».

Жертвой той же провокации едва не стал и другой координатор антиникелевого движения в Воронежской области, Константин Рубахин. Уже арестованного Михаила Безменского силовики привезли в Москву для того, чтобы тот попытался передать Рубахину сумку с 7 млн евро. Почуяв неладное, Константин Рубахин успел разминуться с оперативниками.

Как уменьшить риски?

Нет никакого сомнения в том, что давление на гражданский сектор в России будет только возрастать, принимать все более изощренные и «креативные» формы, и защищать себя активистам будет все труднее. Нам удалось охватить лишь мизерную часть примеров всего того многообразия форм давления на гражданское общество, которое происходит в современной России, и надо понимать, что универсальных способов защиты от него не существует.

Но степень риска все же можно значительно уменьшить, соблюдая элементарные принципы безопасности общественной деятельности, главными из которых являются публичность и огласка. Полезно всегда иметь под рукой «тревожный лист» – контакты дружественных адвокатов, журналистов, правозащитников, депутатов, общественных деятелей, которые могут помочь в тех или иных чрезвычайных ситуациях.

Нужно учиться принципам грамотной работы со СМИ, уметь правильно реагировать на заказные медиа-атаки и вбросы, нужно работать над системой безопасности организации (в том числе информационной), повышать правовую грамотность активистов. Главное, понимать, что безопасность – это не результат, а постоянный процесс.

 

Источники

Об «антипромышленной деятельности» Северной природоохранной коалиции (СПОК):

«Слушаем сладкие речи, думаем о себе», портал «КарелInform»
(http://karelinform.ru/article/society/65072/slushaem_sladkie_rechi_no_dumaem_o_sebe)

Об «антипатриотической позиции» Андрея Талевлина:

«Андрей Талевлин больше не эколог», сайт Центра свободной журналистики
(http://freepressa.ru/news/2015/08/29/andrej-talevlin-bolshe-ne-ekolog)

О технологиях протеста Евгении Чириковой:

Программа «Человек и закон», выпуск от 5 февраля 2016 г., Первый канал
(http://chelovekizakon.ru/programma-chelovek-i-zakon-ot-05022016.html)

О «разоблачениях» «Экологической вахты по Северному Кавказу»:

«Вахту сдал», Lenta.ru (https://lenta.ru/articles/2016/05/19/vahta)

«Иностранные агенты нашли новую нору», «Комсомольская правда» от 22 июля 2016 г.
(http://www.rostov.kp.ru/daily/26558/3574578)

Владимир Соловьев: «В том, что делает Рудомаха, надо разобраться
правоохранительным органам», газета «Коммерсант – Юг России» от 19 июля 2016 г.
(http://kommersant.ru/doc/3042367)

О судебной тяжбе с защитниками Химкинского леса:

«Кто нарушил закон в Химкинском лесу?», Радио «Свобода», выпуск от 26 августа 2010 г.
(http://www.svoboda.org/content/article/2201346.html)

«Теплотехник» отозвал иск об убытках к защитникам Химкинского леса», РИА Новости
(http://ria.ru/justice/20101227/314005627.html)

О судебной тяжбе между ФГУП «Бейсугское нересто-выростное хозяйство»
и «Экологической вахтой по Северному Кавказу»:

«Руководитель БНВХ Джеус подал в суд на экологов», газета «Кубанский берег»
от 14 июля 2013 г. (http://kbereg.info/gibnet-bejsug-gibnut-plavni)

«Губить реку проще, чем судиться: рыбоводу Джеусу еще раз отказано в иске
к «Экологической вахте», сайт «Экологической вахты по Северному Кавказу»
(http://www.ewnc.org/node/18027)

О провокации в отношении Игоря Житенева:

«Дело Житенева», сайт Правозащитного центра «Мемориал»
(http://memohrc.org/special-projects/delo-zhiteneva)

Дмитрий Шевченко