Кен и «огонийская девятка»

Ken Saro-Wiwa, local leader, speaking at Ogoni Day demonstration,  Nigeria.  The demonstration was officially called to mark the start of  UNICEF's International Year of Indigenous People, but unofficially it  was against the Shell oil company. Казнь нигерийских борцов с нефтяными загрязнениями дельты реки Нигер в 1995 году до сих пор вызывает возмущение международного сообщества.

Статья подготовлена специально для 63 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Схватку с нефтью Кен Саро-Вива, увы, проиграл: уже будучи обладателем премии Голдмана, общественный деятель был приговорен к смертной казни, которую не удалось предотвратить ни общественной международной кампанией, ни угрозами государственных санкций в отношений Нигерии.

Из чиновника в писатели

Кен Саро-Вива родился в 1941 году в племени огони, которое сегодня насчитывает около полумиллиона человек, живущих в густонаселенном регионе Огониленд в дельте реки Нигер на юго-востоке Нигерии. Его отец, Джим Вива, был вождем племени.

В средней школе при государственном колледже Умуахиа Кен показал себя отличным студентом и по окончании получил стипендию для изучения английского языка в Ибаданском университете, после чего стал ассистентом преподавателя в Университете Лагоса, а вскоре занял государственную должность в администрации портового города Бонни. В начале 1970-х годов Саро-Вива работал региональным уполномоченным по вопросам образования в администрации штата Риверс, но был уволен в 1973 году из-за того, что выступил в поддержку автономии народа огони.

После ухода с госслужбы Саро-Вива пристрастился к писательству и телевидению. В общей сложности он написал 27 книг, а в 1994 году даже получил премию Фонлана-Николса (Fonlon-Nichols Award) за выдающиеся достижения в письменном творчестве. А его сатирический телевизионный сериал пользовался в 1990-е годы бешеной популярностью: аудитория насчитывала 30 миллионов человек.

«Билль о правах огони»

Нефть в дельте реки Нигер была обнаружена в 1958 году. За полвека углеводородная индустрия до неузнаваемости изменила этот регион, который покрылся «лесом» нефтяных вышек и горящих факелов. Парадоксально, но миллиардные доходы, получаемые Нигерией, почти никак не отразились на благосостоянии жителей дельты Нигера. Более того – многие местные общины были поставлены буквально на грань выживания из-за прогрессирующего экологического бедствия.

Так, в регионе Огониленд за полвека было добыто нефти на сумму 30 миллиардов долларов, в основном через совместное предприятие правительства Нигерии и компании Shell. Эти деньги достались слишком дорогой ценой: Огониленд стал территорией, малопригодной для нормальной жизни. Выращивать сельхозкультуры, ловить рыбу, добывать чистую питьевую воду с годами становилось все труднее. При этом ни правительство Нигерии, ни нефтяники не спешили тратиться на компенсации жителям страдающих территорий и экологические мероприятия.

Видя происходящее, Кен Саро-Вива стал писать статьи для различных СМИ о проблемах народа огони. Но в 1989 году он понял, что одними лишь публикациями ситуацию не переломить – нужен осмысленный и организованный протест. И в 1990 году Саро-Вива с соратниками создали Движение за выживание народа огони.

Организация представляла собой «зонтик», покрывающий местные группы женщин, молодежи, студентов и даже церковных прихожан. Движение сформулировало два пакета требований: первый предназначался нигерийскому правительству, второй – компании Shell. Требования к властям были изложены в «Билле о правах огони», который был написан в 1990 году и представлял собой нечто вроде манифеста с изложением политических, экономических и экологических требований местного населения.

От Shell Саро-Вива с соратниками потребовали, чтобы компания без оглядки на центральное правительство немедленно приступила к оценке воздействия на окружающую среду своей прошлой деятельностью и повысила стандарты работы.

В январе 1993 года более 300 тысяч представителей народа огони собрались на мирный марш протеста, чтобы отметить начало объявленного ООН года коренных народов, а также в поддержку своих требований: чтобы нефтяники, и в первую очередь Shell, отдавали часть своих доходов коренному населению, выплатили компенсации за разрушение окружающей среды и занялись ее восстановлением.

Акция не на шутку напугала правительство Нигерии. В Огониленд были введены армейские подразделения, более тысячи человек были убиты военными и полицией, другие были лишены своих домов, стали беженцами или были вынуждены отсидеть в тюрьме без суда и следствия.

Тюрьмы не избежал и сам Кен Саро-Вива, которого в течение 1993 года арестовывали несколько раз. Уже тогда Amnesty International признала писателя узником совести.

Арест и казнь

В мае 1994 года Саро-Вива был вновь арестован в своем доме. Поводом, по официальной версии, послужила якобы причастность активиста к убийству четырех лидеров местных общин в дельте Нигера, которые были настроены лояльно по отношению к правительству и нефтяной индустрии.

После непродолжительного судебного процесса, получившего массу критики со стороны мирового сообщества, Кен Саро-Вива и восемь его сподвижников были приговорены к казни. Многие международные организации призывали Нигерию освободить активиста, а компанию Shell – вмешаться в ситуацию.

10 ноября 1995 года Кен Саро-Вива и его товарищи были повешены. Группа получила название «огонийская девятка».

Казнь Саро-Вивы вызвала невиданное возмущение международного сообщества вплоть до отзыва дипломатов. Сразу после расправы над активистами было приостановлено членство Нигерии в Содружестве Наций (которое, впрочем, было восстановлено в 1999 году), а США и ряд других стран рассматривали введение экономических санкций.

Уже находясь в тюрьме, Кен Саро-Вива стал обладателем премии Голдмана, а посмертно удостоился еще и другой престижной международной награды – «За достойную жизнь».

Весьма символично, что в двух странах, породивших компанию Shell, – в Великобритании и Нидерландах память Кена Саро-Вивы увековечили: в 2006 году в Лондоне был открыт памятник нигерийскому писателю, а в 2013 году в Амстердаме появилась улица имени Саро-Вивы – Ken Saro-Wiwastraat.

20 лет спустя

Спустя два десятилетия после казни Кена Саро-Вивы проблемы, с которыми он боролся, все еще не решены. Заявления Shell о том, что компания очистила ряд сильно загрязненных районов дельты – мягко говоря, преувеличение, как утверждается в опубликованном к годовщине казни Саро-Вивы докладе Amnesty International и Центра по окружающей среде, правам человека и развитию (Centre for Environment, Human Rights and Development) в Нигерии «Здесь пора почистить: ложные утверждения Shell о разливах нефти в дельте Нигера». В докладе документально доказано, что, по меньшей мере, в четырех местах, где, как утверждает Shell, все было почищено, продолжаются процессы загрязнения.

В 2011 году в докладе ЮНЕП о проблеме нефтедобычи в дельте Нигера говорится, что экологическая реабилитация территорий в Огониленде потребует только первоначальных вложений в один миллиард долларов. А для всей дельты Нигера стоимость таких работ будет на несколько порядков больше. Так что выплаченные компанией компенсации и оплаченные ею работы по очистке ряда территорий являются лишь каплей в море.

Тем не менее стойкость народа огони и всего гражданского общества Нигерии начинает потихоньку приносить свои плоды: проблема загрязнения дельты реки Нигер вынесена на международный уровень, нефтяные компании все чаще проигрывают суды в пользу местного населения, а прежний казавшийся нерушимым тандем «транснациональные корпорации – коррумпированное правительство» начинает трещать по швам.

Виталий Серветник