Переработаем лес на песок

Ilychevo Рубка леса в районе поселка Ильичево в Выборгском районе. Credit: Анастасия Филиппова

Тем не менее, вот уже неделю как на карьере отгружают песок. Как сообщил нашему корреспонденту начальник карьера Юрий Дерягин, комитет отменил распоряжение о приостановке лицензии, так как «компания устранила все допущенные нарушения». Получается, что рубка (уже сведено более 50 Га) была совершенно законной? Попробуем разобраться.

Карьер для миллиардера

Лицензию на добычу песка на месторождении «Высокое» недалеко от Ильичево Выборгского района Ленинградской области ООО «Нерудная холдинговая компания» получила от северо-западного департамента федеральных Роснедр еще в 2011 году. Примечательно, что огромное месторождение досталось компании, которая образовалась всего за два месяца до того. Правда, имя владельца кое-что проясняет. Учредитель «Нерудной холдинговой компании» ООО Неруд Пром» (который фактически и ведет работы на карьере) принадлежит Игорю Левиту – основателю Группы ЛСР и участнику «Рейтинга миллиардеров» «Делового Петербурга».

Ilychevo Карта Рощинского лесничества. Коричневымцветом обозначены карьеры.

Как водится, местным жителям и дачникам о карьерных планах никто не сообщил, поэтому ужаснулись они только тогда, когда этим летом недропользователь превратил в пустыню кусок леса от горизонта до горизонта. (И это, заметим, только начало: на территории Рощинского лесничества запланировано еще несколько десятков карьеров, причем они сконцентрированы на очень небольшой территории – в радиусе 2-3 км от поселка Огоньки. Если под каждый карьер будет вырублено по 100 Га, лесничество заметно поредеет). Рубка леса была согласована комитетом и его подведомственной структурой ЛОГКУ «Ленобллес».

В первый раз недропользователь попытался начать работы в конце декабря прошлого года. Жители принялись жаловаться и даже привезли на место рубки тележурналистов. Как ни странно, после этого работы были прекращены. Однако произошло это не потому, что «Нерудная компания» испугалась общественности. Просто комитет по природным ресурсам 29 декабря приостановил действие лицензии. И сделал он это тоже не во имя спасения лесов Карельского перешейка, а всего лишь из-за бюрократических проволочек: Правительство Ленобласти слишком поздно оформило договор аренды лесного участка, и недропользователь не успел в срок выполнить необходимые формальности.

Правовая лакуна

«Нерудная компания» в ответ подала иск в арбитражный суд, и в мае 2016 года победила: суд отменил приостановку комитетом лицензии как незаконное действие. Однако еще оставалась надежда: комитет подал апелляционную жалобу, рассмотрение которой было назначено на 13 сентября.

Не дожидаясь решения суда, «Нерудная компания» летом 2016 года возобновила рубку. На этот раз она приобрела апокалиптический размах, и жители забросали компетентные органы письмами. По логике, пока апелляционное разбирательство не закончено, решение первой инстанции в законную силу не вступает. Значит, распоряжение комитета о приостановке лицензии оставалось де-юре действующим. Мог ли в этом случае недропользователь рубить лес, если он был предоставлен ему в аренду не на условиях обычного лесного аукциона, а как бы льготным порядком, в связи с разработкой карьера?

Ilychevo Рубка леса в районе поселка Ильичево в Выборгском районе. Credit: Анастасия Филиппова

Эксперт организации «Новый экологический проект» Анастасия Филиппова полагает, что законом этот момент едва ли урегулирован: «На лесной участок заключается отдельный договор аренды, готовится отдельный проект его освоения, подаются лесные декларации. Таким образом, зачастую и чиновники, и прокуратура считают, что при наличии этих документов рубка допустима».

Похоже, в этом месте в законодательстве имеется лакуна. Даже если проект добычи песка почему-то застопорился (например, из-за нарушения природоохранного законодательства), недропользователь все равно сохраняет за собой право получить прибыль от продажи леса. К тому же, благодаря карьеру бизнесмены получают доступ к защитным лесам Карельского перешейка, где вообще-то сплошные рубки здорового леса запрещены! А под карьер – пожалуйста.

Рубим, сколько захотим?

Итак, карьер открыт – многочисленные письма протеста комитетчиков не тронули. Однако остается нерешенным вопрос – насколько правомерна рубка под карьер именно 100,8 Га, и какой контур делянки был в действительности согласован комитетом? На официальные запросы, направленные в КПР около месяца назад, ответы еще не получены. Главный лесничий Рощинского лесничества Владимир Олегин в середине августа сообщил активистам, что рубка согласована на все 100 Га. Эту же информацию сообщал журналистам месяц назад начальник карьера Юрий Дерягин. Однако, когда люди опять подняли шум, и на место зачастили журналисты, рубку вновь прекратили, а запланированный контур порубочной делянки вдруг решили уменьшить. Как сказали рабочие на участке активисту Евгению Овчинникову, «под давлением общественности территорию вырубки и карьера сократили до 50, 6 гектаров».

Ilychevo Рубка леса в районе поселка Ильичево в Выборгском районе. Credit: Анастасия Филиппова

Но ведь запроектированная площадь вырубки не может меняться каждый день. Она согласовывается многоэтажной стопкой документов, которые готовятся несколько месяцев. Разве что согласованная рубка изначально была в два раза меньше! В пользу этого предположения говорит тот факт, что до конца августа по периметру рубки не было положенных по закону деляночных столбов: их поспешно поставили уже постфактум. Не говорит ли это о том, что решение компании срубить лес над всей площадью месторождения диктовалось исключительно коммерческой выгодой от продажи леса? И если бы жители не подняли шум, то недропользователь благополучно бы вырубил все? Кстати, жители до сих пор не уверены, что «Нерудная холдинговая компания» остановилась именно на 50,6 Га. На глаз вырублено гораздо больше, однако официальных данных нет: ответ на обращение в прокуратуру также еще не поступил.

Есть еще одно сомнение, относящееся уже непосредственно к законности разработки карьера. Полгода назад в Гатчинском районе разгорелся аналогичный скандал в связи с продажей комитетом по природным ресурсам лицензии на разработку песчаного карьера в лесу на берегу реки Суйда. Областные чиновники опять действовали по своему излюбленному принципу «правая рука не знает, что делает левая». Продав лицензию, комитет следом отказался заключать с недропользователем договор аренды лесного участка, так как в категории защитных лесов, к которой он относился, карьеры запрещены. Общественный резонанс заставил комитет активно защищать свою позицию в суде, и в июне арбитражный суд встал на его сторону.

Лес на месторождении «Высокое» тоже относится к категории защитных (правда, подкатегория другая). Однако теоретически комитет также мог найти основания, чтобы выступить в его защиту. Что же помешало ему? Может, общественный резонанс показался слабоват?

Ирина Андрианова