Полигон «Красный Бор»: круглый стол с острыми углами

Krasniy bor novaya karta 2_2 Одна из двух новых карт вблизи. Credit: Инициативная группа МИГ

Игорь Григорьев, председатель Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и экологической безопасности Санкт-Петербурга, Алексей Трутнев, генеральный директор полигона «Красный Бор» были приглашены, но круглый стол проигнорировали. К сожалению, не смогла прийти и Наталья Боброва, заместитель начальника департамента Росприроднадзора по СЗФО.

Круглый стол прошел под эгидой Комиссии по агропромышленному комплексу, предпринимательству и экологии и Общественного экологического совета при губернаторе Ленинградской области. На этой встрече побывал наш корреспондент Виктор Терёшкин.

Все хорошо, прекрасная маркиза…

То, что на полигоне складывается предаварийная ситуация, было понятно еще с первых дней лета, когда начались аномально обильные дожди. В конце августа наша редакция послала Игорю Григорьеву письмо – нужно было взять интервью у исполняющего обязанности гендиректора полигона Алексея Трутнева. И, зная повадки бюрократов, требующих не только такого разрешения, но даже обязательного предоставления вопросов, которые будут заданы в интервью, мы были вынуждены прислать и вопросы.

Хотели узнать, каков уровень токсичных отходов в открытых картах, не переполнены ли они? Идут ли работы с понтонами, которыми обещали перекрыть поступление осадков в карты? И почему эти работы развернуты без экологической экспертизы проекта такого «укрывательства»? В конце августа получили ответ из пресс-службы Комитета по природопользованию. В нем содержалось коротенькое письмо от самого и.о. гендиректора Алексея Трутнева, бегленькие такие ответы на наши вопросы. У нас все отлично, работы идут, уровень в картах низкий, беспокоиться не о чем.

Но вот что не учли бюрократы Комитета по природопользованию: время, когда вот такими отписками можно было отделаться от въедливых журналистов, беспокойных экологов, давно прошло. 26 августа группа активистов межрегиональной инициативной группы по экологической безопасности СПб и Ленинградской области (МИГ) побывала у полигона, обнаружила, что в магистральный канал из открытой шандоры (запорного устройства, перекрывающего поступление стоков из кольцевого канала) хлещут токсичные стоки. И попадают по речной системе в Неву.

А квадрокоптер записал видео, на котором ясно видно: на территории полигона вместо пяти открытых карт-котлованов уже семь. Вырыты два новых. И они уже заполнены под завязку. На территории участка термического обезвреживания экскаватор выгребает из кессонов нефтесодержащие, токсичные смеси, а самосвалы везут их на рекультивированные карты. На нашем сайте появились две публикации: «Полигон «Красный Бор»: опять ЧП» и «Полигон «Красный Бор»: квадрокоптер обнаружил две новые карты».

«Нужен жесткий общественный контроль»

Вот это видео собравшиеся и посмотрели. А комментировал кадры Юрий Кваша, член Общественного экологического совета при губернаторе Ленобласти, глава муниципального образования Тельмановское сельское поселение. Кваша говорил – «мы не могли получить информации о том, что происходит на полигоне, какие работы там идут, не несет ли это опасность природе, и нам – живущим рядом с полигоном. Не идет ли опять зарывание в землю десятков миллионов рублей из бюджета. Ведь в начале 90-ых годов точно так же – без утвержденной госэкологической экспертизы начали строить завод по переработке токсичных отходов. И где этот завод? А два или три миллиарда – никто так и не смог подсчитать – потрачены, зарыты в землю! Побывав на полигоне, мы убедились – развернуты работы, на которые никто из контролирующих структур не давал разрешения. О них даже ученые из научно-технического экологического совета при Комитете по природопользованию ничего не знали. А ведь совет именно для того и создавался – чтобы ученые взвешивали все проекты, которые собираются запускать на полигоне. Мало того, что котлованы вырыты без всяких госэкспертиз. Они вырыты на месте, где хранились контейнеры с отходами самого опасного – первого и второго классов. Где они [контейнеры] теперь, в каком состоянии – нам неизвестно. Новые котлованы уже заполнены грунтовыми водами. Которые смешались с отходами, которые попытались перекачать из старых карт. Значит, общий объем их увеличился, причем намного. И обратно закачать в карты их уже не удастся. А на носу – осенний паводковый период. А из новых котлованов вовсю идет просачивание через песчаники. И токсиканты неизбежно попадают в Неву. Вот для того, чтобы на полигоне – объекте особо опасном для природы, для всех жителей поселков вокруг него, для всего пятимиллионного Петербурга, для Финского залива и Балтийского моря не возникали такие ситуации, и нужен жесткий общественный контроль. И у Общественной палаты Ленинградской области есть такие права. Общественным контролерам нужна возможность спокойно работать на территории полигона, видеть, что там происходит. Польза от такой работы будет. Как только мы обнаружили, что на полигоне происходят такие вопиющие нарушения, тут же написали обращения во все контролирующие инстанции, министерство природных ресурсов и экологии, президенту Российской Федерации. В ХЕЛКОМ написали, пусть в странах Балтийского региона знают, что здесь происходит! На наше обращение мгновенно отреагировал Росприроднадзор по СЗФО. Заведено два административных дела. Но ведь Комитет по природопользованию систематически так действует на полигоне. Вспомните, как несколько лет назад без всякой госэкологической экспертизы построили две новых карты за территорией полигона. Хотели туда принимать отходы первого и второго класса опасности. Вы видели, во что эти карты сейчас превратились? Бетонные откосы уже сползают на дно, они все в трещинах. Десятки миллионов ушли в никуда. Уголовные дела расследуются. Научило это чему-то руководителей Комитета? Нет!»

Krasniy Bor novie karty1 Две новые карты на полигоне токсичных отходов «Красный Бор». Credit: Инициативная группа МИГ

«Полигон не собственный огород, там не дождевые черви водятся»

Ольга Еремина, бывший инженер-технолог полигона, депутат муниципального образования Красноборского городского поселения с тревогой стала рассказывать о том, что на месте новых котлованов захоранивали металлические емкости, в которые загружали и ртутьсодержащие отходы, и цианистые соединения. «И кто сейчас из руководства полигона ответит – где все эти сотни тонн, в каких слоях глины, в каких ручьях? О чем эти руководители думали, начиная вскрышные работы? Ведь полигон – это не собственный огород, где одни земляные червяки водятся». Еремина считает, что первоочередная задача – это определить состав того, что же находится не только в открытых, но и в засыпанных, рекультивированных картах-каньонах. И только на основе этих данных принимать любые решения. Кроме того она рассказала, что попытки выкопать новую карту на месте, где уже были захоронения отходов первого и второго класса, предпринимались несколько лет назад при бывшем директоре полигона Сергее Мацукове, который сейчас находится под следствием. Как только сняли слой грунта, наткнулись на металлические емкости, покрытые водой. Ума хватило тут же все зарыть. Это говорит о том, что любые земляные работы на полигоне немыслимы без проведения гидрологических исследований.

На круглом столе также выступали ученые Семен Гордышевский, председатель Комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга, член научно-технического экологического совета при Комитете по природопользованию, охране окружающей среды и экологической безопасности Санкт-Петербурга и Борис Дверницкий, состоящий в этом же совете. Из их выступления стало ясно: в совете собрались прекрасные замечательные ученые, но уже три месяца совет не проводил встреч, а значит, он превратился просто в пешку в бюрократических шахматах Комитета по природопользованию. Понадобится – ткнут в пешку пальцем – у нас собран цвет петербургской науки. Не понадобится – будет фигурка пылиться в углу.

Говорили на круглом столе и о понтонах, которыми собираются закрыть поверхность двух самых больших карт-каньонов. Проект грандиозный, не знающий аналогов в нашей стране. Разумеется – дорогостоящий. Понтоны уже везут на полигон, складируют рядом с картами. Но все опять делается без государственной экологической экспертизы. Как и куда будут отводить сотни тонн выпадающих осадков, как будут удалять с понтонов слой снега и льда, не разрушатся ли понтоны в самом скором времени от токсичных испарений, не вспыхнут ли ярким пламенем из-за того, что под ними будут собираться взрывоопасные газы – никто не знает. Семен Гордышевский сравнил эту ситуацию с той, что возникла после взрыва реактора на Чернобыльской АЭС тридцать лет назад. Тогда горячие головы предложили залить горящий реактор водой с вертолетов. Это неминуемо привело бы к взрыву. «Мы опять пытаемся предпринимать какие-то экстренные меры, плохо понимая, что происходит на полигоне и к чему это может привести», – уверен Семен Гордышевский.

«Каков КПД этой встречи?» – спросил я у Юрия Шевчука, заместителя председателя Комиссии по агропромышленному комплексу, предпринимательству и экологии Общественной палаты Ленинградской области. Именно он был ведущим круглого стола.

«Считаю, что КПД работы был высоким, – ответил он. – Было принято решение обратиться к губернатору Петербурга Григорию Полтавченко, чтобы городское правительство приняло решение о рекультивации полигона «Красный Бор». Нужно заключить договор о формах взаимодействия Общественной палаты Ленинградской области с Комитетом по природопользованию Санкт-Петербурга по осуществлению общественного контроля над полигоном. Еще было принято решение разработать единую систему общественного контроля над подобными «горячими точками» в городе и области».

Думаю, что в ближайшее время свое слово скажет и природоохранная прокуратура и Министерство природных ресурсов и экологии России. Да и Следственный комитет заинтересуется, куда уходят очередные миллионы на полигоне, который уже давно у них в печенках сидит. Не сомневаюсь, что приедут эксперты ХЕЛКОМ. Именно они после приезда на полигон, встревоженные увиденной картиной, обратились к президенту Финляндии Саули Нийнистё. И он поднял эту тему во время недавней встречи с Владимиром Путиным. И встрял наш полигон как заноза между отменой санкций, НАТО и других глобальностей. И Путину пришлось признать, что проблема действительно острая. А может стать и еще острее. И вот интересно мне знать, когда Игоря Григорьева вызовут на цугундер, он тоже решит приглашение проигнорировать?

Виктор Терешкин