Строительство российской АЭС в Беларуси снова в центре международного скандала

belarus Credit: Росатом

Инцидент с корпусом реактора скрывали 2 недели

27 июля официальный сайт Минэнерго Беларуси сообщил о «нештатной ситуации» на площадке хранения корпуса реактора «при проведении такелажных работ по его перемещению в горизонтальной плоскости». 1 августа замминистра энергетики Михаил Михадюк рассказал журналистам, что работы по монтажу корпуса реактора первого энергоблока БелАЭС полностью остановлены.

Инцидент, по официальной информации, произошел 10 июля, но его скрывали более двух недель, пока представители общественности, к которым обратились свидетели произошедшего, не предали его огласке.

Две недели назад претендент в кандидаты в депутаты Национального собрания, житель Островецкого района Николай Уласевич, сообщил на своей странице в ФБ о ЧП во время «пробной установки реактора». По его словам, 330 тонный агрегат по неизвестным причинам сорвался и рухнул вниз с высоты от 2 до 4 метров.

«Сейчас место ЧП оцеплено и находится под постоянной и усиленной охраной людей в черном», – написал он.

Уласевич рассказал «Беллоне.Ру», что узнал о случившемся во время сбора подписей на своем участке из 10 разных источников.

Журналисты независимых СМИ сразу же опубликовали эту информацию и обратились к белорусскому заказчику и российскому подрядчику, которые поначалу отрицали этот инцидент, за разъяснениями.

Напомним, что пресс-офис группы компаний «АСЭ» официально сообщил, что информация о ЧП на строящейся БелАЭС «не соответствует действительности»  и что технических препятствий для установки корпуса реактора на штатное место нет. А в отделе по связам с общественностью РУП «Белорусская атомная электростанция» представителям общественности сообщили – «все в штатном режиме».

Руководитель  управления коммуникаций «Атомстройэкспорта» Нина Деменцова заявила белорусской редакции радио «Свобода» что никакого инцидента с корпусом реактора на строящейся белорусской АЭС не было: «просто стерлась краска».

И только 1 августа представители подрядчика сообщили некоторые подробности случившегося.

bodytextimage_set-of-belarus-npp-11 Credit: Фото: Татьяна Новикова

«В ночь с 9 на 10 июля одна из субподрядных организаций выполняла операции по перемещению корпуса реактора с одного ложемента на другой. (…) Однако, при строповке субподрядчиком были допущены отклонения от инструкции, из-за которых произошёл перекос груза при его подъеме. На высоте около 4 метров (при длине изделия 11 метров) возникла неисправность подъемного крана, вследствие чего корпус оставался в подвешенном состоянии более получаса», – оставил комментарий на сайте Росатома куратор проекта Белорусской АЭС Александр Локшин.

По его словам, перекос привел к тому, что корпус реактора «проскользнул по стропам и повис диагонально, соприкоснувшись с землей».

Позднее в тот же день, начальник отдела прочности ОКБ «Гидропресс» Леонид Лякишев прокомментировал БЕЛТА, что реактор коснулся эллиптическим днищем корпуса бетонной плиты монтажной площадки, а не «земли», как это утверждал Локшин.

Из официальных комментариев осталось неясным, для чего реактор перемещался из одного помещения в другое, почему эти работы выполняли в ночное время суток.

Литва направила Беларуси официальную ноту и проинформировала Еврокомиссию

МИД соседней Литвы, столица которой находится менее чем в 50 км от этой АЭС оценил данный инцидент как очень серьезный, чреватый «необратимыми отрицательными последствиями для безопасности строящейся АЭС» и вручил 28 июня временному поверенному Беларуси официальную ноту с просьбой «как можно скорее провести тщательное расследование этого инцидента» и ознакомить с его результатами Литву и МАГАТЭ».

Литва предложила также Беларуси сформировать международную группу экспертов, которая проанализировала бы результаты расследования и представила бы свои рекомендации. Литовская сторона также проинформировала об этом инциденте Еврокомиссию.

Российская сторона: корпус не пострадал

По словам Александра Локшина /, специалисты главного конструктора реакторной установки ОКБ «Гидропресс» и изготовителя корпуса завода «Атоммаш» уже выполнили контрольные измерения, и их результаты подтвердили, что корпус не пострадал. Он также заявил, что никаких технических препятствий для установки этого корпуса нет, но чтобы погасить «ажиотаж» вокруг этой темы, Генподрядчик готов поменять этот реактор на другой.

Леонид Лякишев прокомментировал журналистам, что при помощи математического моделирования было установлено отсутствие повреждений и что «приведенные напряжения в днище корпуса не превышали нормативных допускаемых напряжений для условий нормальной эксплуатации».

Эксперты: факт падения реактора нельзя исключать

Эксперты Белорусской антиядерной кампании (БАЯК) распространили заявление, в котором утверждают, что по имеющейся официальной информации об инциденте можно предполагать, что «во время перемещения при помощи строп и крана корпус реактора накренился и получил удар в нижнюю часть корпуса о плиты монтажной площадки».

Эксперты БАЯК предполагают, что это произошло в результате серьезных нарушений технологии, иначе нельзя было бы говорить о каких-либо перекосах и соскальзывании при «строповке».

Эксперт Андрей Ожаровский рассказал «Беллоне.Ру», что похожий случай произошел 4 июля 2015 года на ЛАЭС-2, сооружаемой под Санкт-Петербургом по такому же проекту (АЭС-2006). Тогда строители уронили с 20 метров 70-тонное внутриреакторное устройство – блок защитных труб, который, по словам Ожаровского был разрушен, из-за чего ввод в строй одного из энегоблоков ЛАЭС-2 отодвинулся ещё на пару лет. Тогда причиной падения внутриреакторного устройства главный инженер ЛАЭС-2 Олег Иванов назвал ненадежность строп. Если российские атомщики смогли ошибиться при выборе строп на ЛАЭС-2, то подобная ошибка могла произойти и на Островецкой станции, считает Ожаровский.

Факт падения реактора Белорусской АЭС с высоты нельзя исключать, поскольку качество работ российских атомщиков оставляет желать лучшего. Об этом свидетельствуют инциденты на ЛАЭС-2, а также свидетельства бывшего работника ЛАЭС-2 Виктора Алейникова. В начале этого года он заявил о серьезных нарушениях технологии на объектах ЛАЭС-2 при бетонировании, проведении сварочных работ, монтаже оборудования, а также при термообработке главного циркуляционного трубопровода (ГЦТ) первого энергоблока ЛАЭС-2.

Нужно ли менять реактор?

Использование корпуса реактора первого энергоблока БелАЭС, подвергнувшегося внешнему воздействию, категорически недопустимо, – отмечает в своем комментарии «еллоне.Ру» физик, профессор, белорусский специалист в обрасти атомных реакторов, Георгий Лепин.

«Любые удары по корпусу реактора, не говоря уже о его падении с высоты в несколько метров, с очень высокой вероятностью приводят к образованию в материале локальных напряжений», – говорит он.

Эксплуатация реактора с даже небольшими дефектами, по мнению профессора, чрезвычайно опасна, поскольку во рабочем режиме на него воздействует интенсивный нейтронный поток, превращающий любые локальные напряжения дислокационные искажения и микротрещины в опасные для конструкции трещины.

Лепин также сомневается в том, что детальную и полную дефектоскопию реактора можно было провести в столь короткие сроки на площадке строительства, ведь, по его словам «необходимо сочетание различных методик, не только ультразвуковой дефектоскопии, которая дает приблизительный результат».

Даже если никаких видимых повреждений реактора нет, стоило бы заменить этот корпус на другой, – прокомментировал «Еврорадио»  высокопоставленный чиновник, близкий к строительству АЭС. Однако, по его мнению, решение о ремонте или замене корпуса реактора первого энергоблока может принять только российский генподрядчик.

Эксперты: нарушения на строительстве БелАЭС дают кумулятивный эффект

Эксперты ОО «Экодом» и Белорусской партии «Зеленые» (БПЗ) считают, что на строительстве БелАЭС наблюдается кумулятивный эффект от непрекращающихся нарушений законодательства и технических норм, который, в сочетании с экспериментальным характером проекта, многократно повышает риски этой АЭС.

«Подобные инциденты будут случаться и дальше. По информации Экодома и БПЗ, строительство АЭС под Островцом было начато в отсутствие лицензии и даже архитектурного проекта станции, ведется с нарушениями технических норм, о чем говорит ее ОВОС, источники на местах и даже сообщения Госатомнадзора Беларуси. Кроме того, при строительстве БелАЭС были нарушены конвенции ЕЭК ООН Орхусская и Эспо, о чем свидетельствуют решения органов этих конвенций», – рассказал «Беллоне.Ру» сопредседатель БПЗ Дмитрий Кучук.

Белорусская антиядерная кампания: использование поврежденного реактора не допустимо, строительство БелАЭС должно быть остановлено.

Эксперты и организации Белорусской антиядерной кампании (БАЯК) распространили открытое письмо, в котором потребовали отказа от использования реактора первого энергоблока БелАЭС и немедленной остановки ее строительства

Обращение адресовано, среди прочих, руководству Беларуси, Литвы, Евросоюза, исполнителям и контролирующим строительство БелАЭС органам, а также органам конвенции ЕЭК ООН Эспоо и МАГАТЭ.

Авторы текста, среди которых – такие эксперты атомной отрасли как профессор, доктор технических наук Георгий Лепин, кандидаты технических наук Юрий Воронежцев и Егор Федюшин, считают, что использование корпуса реактора первого энергоблока категорически неприемлемо, а российский Генподрядчик и заказчик строительства БелАЭС не заслуживают доверия. Они предполагают, что нарушения технологии были серьезными, иначе нельзя было бы говорить о каких-либо перекосах и соскальзывании при «строповке».

БАЯК утверждает, что возможные дефекты корпуса реактора непосредственно влияют на экологические риски БелАЭС, в том числе, трансграничного характера; требует немедленной остановки строительства БелАЭС, независимого расследования ситуации на этом объекте в целом при помощи специальной комиссии, куда должны войти представители БАЯК и международные эксперты. Организация  также считает важным публикацию заключений экспертиз и видеоматериалов инцидента с реактором.

Татьяна Иванова