«Беллона»: июль в калейдоскопе экологических новостей

nikel2 Credit: Фото: Анна Киреева

Июнь 2016 года стал самым жарким месяцем в новейшей истории. По сообщению Национального управления океанических и атмосферных исследований США (NOAA), глобальная объединенная температура воздуха в приземном слое над сушей и океаном оказалась выше средних показателей на 0,90оС. Особенно заметно потеплело в Арктике, что грозит потерей ледового покрова.

Июль 2016 года синоптики признали самым жарким за всю историю регулярных метеорологических наблюдений в Северном полушарии, то есть, с 1891 года. Его средняя температура превысила прежний рекорд, установленный в прошлом году почти на 0,2оС.

ingressimage_esa_SeaIce3_L.jpg Photo: (Foto: European Space Agency)

Поэтому от погоды переходим к более глобальным темам – климат, обсуждение которого напрямую связано с Парижским соглашением 2015 года. Дебаты на эту тему в российском обществе ведутся с завидной регулярностью и с совершенно противоположных точек зрения.

Вот и в июле Глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин направил Владимиру Путину письмо с изложением консолидированной позиции бизнесменов по вопросу ратификации Парижского соглашения – по мнению РСПП, ратификация Парижского соглашения негативно скажется на социально-экономическом развитии страны.

Больше всего российских бизнесменов беспокоит введение так называемого углеродного налога – платы за выбросы. Российские предприниматели привлекли экспертов и посчитали, что углеродный сбор будет стоить российским бизнесменам до $100 млрд в год, или 9% ВВП. В итоге бизнесмены предложили президенту принять решение о ратификации Парижского соглашения только после проведения детального анализа социально-экономических последствий.

Взять, к примеру, Кузбасс, который является одним из лидеров РФ в области загрязнения воздуха – из-за добычи и потребления угля. На одного жителя региона ежегодно приходится почти 500 кг загрязняющих веществ. При этом именно власти и угольные компании этого региона являются главными противниками, как Парижского климатического соглашения, так и любых мер углеродного регулирования в РФ. Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев в апреле назвал Парижское соглашение «напастью» для угольной отрасли.

Также, в июле, Аналитический центр при правительстве РФ представил доклад, оценивающий значение и угрозы нового климатического режима для российской экономики. Его авторы подчеркивают потенциально негативное влияние Парижского соглашения на ТЭК и металлургию и критикуют идеи введения любых углеродных сборов. В докладе отмечается негативное влияние на такие отрасли как ТЭК, металлургия, производство азотных удобрений и цемента. Но большинство экспертов, опрошенных «Ъ», критично отнеслись к выводам доклада. По мнению замдиректора департамента госполитики и регулирования в сфере водных ресурсов и гидрометеорологии Минприроды Ларисы Корепановой, «даже если в РФ не будет введено углеродного регулирования, это не спасет наших производителей от экологической обструкции на внешних рынках, от уплаты налогов и повышенных тарифов».

По всей видимости, дальнейшая судьба решений российской власти, связанная с ратификацией Парижского соглашения, будет не такой простой, потому что, по мнению советника президента РФ Александра Бедрицкого, Россия ратифицирует его не раньше 2019-2020 годов. Стоит не забывать, Россия все еще не ратифицировала и другие Конвенции экологической направленности – Эспо (Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте) и Орхусс (Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды).

Климат, парниковые газы, двуокись углерода… В атмосферный воздух выбрасывается достаточно много загрязняющих веществ, а в Мурманской области основным загрязняющим веществом является двуокись серы (SO2), которая имеет место быть на промышленных площадках Кольской горно-металлургической компании (КГМК), особенно в пгт Никель.

ingressimage_nikel_view.jpg Photo: Courtesy of Thomas Nilsen

Еще в мае этого года КГМК сообщила, что на площадке Заполярный выведен из эксплуатации цех обжига, что должно существенно снизить выбросы SO2 на данной территории.

Но Беллона уже высказывала свое опасение, модернизация площадки в Заполярном не решит все проблемы с выбросами диоксида серы: продукция цеха брикетирования с невыгоревшей серой, скорее всего, увеличит выброс загрязняющих веществ в плавильном цехе на промплощадке в Никеле. Это подтверждается последними данными ФБГУ «Мурманское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» (ФБГУ МУГМС).

Из всех дней июля лишь 8 раз ФБГУ МУГМС фиксировало содержание диоксида серы в атмосферном воздухе пгт Никель ниже предельно-допустимой концентрации (ПДК), в остальные – концентрация доходила вплоть до 10 ПДК (5 и 7 июля). Рассмотрим, к примеру, график измерений концентрации двуокиси серы за июнь.

Выяснилось: данные с сайта ФБГУ МУГМС, где сообщается о достижении «содержания диоксида серы в атмосферном воздухе до уровня высокого загрязнения – 10 ПДК» могут не всегда соответствовать именно о десятикратном превышении. Если внимательно посмотреть на представленный рисунок, то можно обнаружить, что 10 ПДК по двуокиси серы оказываются в реальности и 25 ПДК (10 июня) и 13 ПДК (19 июня).

pollution Credit: Фото: Беллона

Как такое может быть, спросите вы. Такой же вопрос мы задавали сотрудникам ФБГУ МУГМС, и ответ не очень убедил и обнадежил: наши датчики при концентрациях выше 10 ПДК по двуокиси серы могут выдавать некорректные результаты. Так что же, получается так: ежедневная сводка по загрязнению атмосферного воздуха может портить взгляд читателя только максимальной цифрой «10 ПДК», а месячный график измерений показывает реальные результаты, в том числе и цифры даже в «25 ПДК»?

Кроме того, за десятилетия наблюдений за загрязнением воздуха на промплощадках КГМК мурманское Управление Гидромета так и не сумело подобрать подходящие приборы, которые обязаны отражать реальные результаты измерений с достаточной точностью?

Беллона