Циклическая экономика на пороге России

renewable energy wind power Credit: flickr.com/ Aaron

Статья подготовлена специально для 62 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

 

Цикл против линейности

В последнее время в России стали упоминать циклическую экономику. В прошлом году в Санкт-Петербурге при участии автономной некоммерческой организации «Центр трансграничного сотрудничества – Санкт-Петербург» впервые в России прошла международная конференция «Циклическая экономика как контекст инноваций в XXI веке».

Как пояснила руководитель центра, эксперт в области циклической экономики, устойчивого развития и эффективного обучения, тренер и консультант Мария Жевлакова, впервые о новой концепции заговорили в 1970 году. Авторство подхода и названия приписывают экономистам Джону Лайлю и Вальтеру Штайнеру. Развитие мысль о необходимости перехода на новую экономическую парадигму получила в материалах шведской некоммерческой организации The Natural Step, пропагандирующей идеи устойчивого развития.

Кроме того, еще в 1966 году экономист, философ и поэт Кеннет Боулдинг предложил модель закрытой экономики как долгосрочную цель для замены идей экономического роста, основанного на неограниченном использовании ресурсов. Боулдинг противопоставил свою модель линейной, для которой, писал он в работе 1966 года, подходящим ему показалось название «экономика ковбоев».

Свое видение он описывал так: «схожим образом, закрытую экономику будущего можно назвать «экономикой космонавтов», в которой Земля – одинокий космический корабль, без безграничных запасов чего бы то ни было, для добычи ли или загрязнения, и в которой, следовательно, человек должен найти свое место в циклической экологической системе».

Пришел, увидел, …выбросил

Циклическая экономика, или экономика замкнутого цикла (англ. circular economy), предполагает иную систему восприятия любых действий человека. Только задумываясь о создании технологической новинки, допустим, очередного «умного» бытового прибора, производитель должен понимать, каким образом он будет использоваться после того, как выйдет из строя или устареет. Иными словами, «вторая жизнь» вещей не должна возникать в тот момент, когда под окнами уже образовалась свалка, а должна быть предусмотрена в самом начале придумывания новой вещи – с учетом материалов, из которых она будет сделана, включая упаковку.

Те же принципы относятся и к жизненному циклу – то есть всему периоду «жизни», с момента получения сырья для изготовления и до утилизации – более простых товаров, будь то предмет мебели или пакет с чипсами: их потребление не должно быть связано с растущим производством отходов, оказывающихся на полигонах или в печах мусоросжигательных заводов.

Такая схема лежит в основе линейной модели: взял ресурсы – произвел товар  – выбросил. В книге Ричарда Гирлинга «Мусор», вышедшей в 2005 году, автор приводит такие данные: 90% исходных материалов становятся отходами еще до того, как готовый продукт покинул фабрику; 80% товаров оказываются на свалке в первые полгода своего существования.

В условиях ограниченности ресурсов, различных проблем, связанных с доставкой материалов из развивающихся стран, и нестабильности цен на исходное сырье линейная экономика может зайти в тупик.

Толчок к внедрению и популяризации идей циклической экономики произошел в 2010 году, когда бывшая яхтсменка Эллен Макартур создала фонд под своим именем, который стал продвигать этот подход. Плавание на яхте, как объясняла спортсменка, привело ее к мысли об исчерпаемости тех ресурсов, которыми были ограничены ее запасы во время плавания, а вслед за этим – и к осознанию конечности ресурсов Земли.

Кроме ученых, глобальных корпораций и мировых лидеров к продвижению идей циклической экономики подключились звезды Голливуда – Брэд Питт, Арнольд Шварценеггер, Мэрил Стрип и Сьюзан Сарандон.

Замкнуть круг и сэкономить

Согласно циклическим принципам, предполагается сразу создавать круговорот материалов и энергии в экономике. Важно, что речь идет не только и не столько о переработке отходов, сколько о первоначальном дизайне продукта, подразумевающем возможность повторного использования тех же компонентов, их ремонта и усовершенствования, а также о системном подходе, учитывающем все этапы производства (например, известный производитель товаров для дома компания ИКЕА, выпускающая в том числе изделия из древесины, придумала делать из накапливающихся древесных отходов деревянные ножи для масла).

Когда производитель решает выпустить товар, он заранее продумывает, каким образом этот товар будет циркулировать в экономической системе. По расчетам Фонда Эллен Макартур, переработка требует гораздо больше энергетических и материальных затрат, чем ремонт, модификация и повторное использование.

У циклической экономики сегодня две основных движущих силы – крупные компании и правительства.

Поскольку деятельность больших транснациональных корпораций охватывает всю производственную цепочку от поставки материалов до реализации товара, им проще и выгоднее внедрять пилотные циклические проекты. Во многих случаях эти проекты превращают потребителя в пользователя: товар остается собственностью корпорации и по истечении срока службы возвращается производителю, который может выпустить на его основе новую модель или создать другой продукт, используя старые материалы.

Доклад о циклической экономике, выпущенный в 2014 году Мировым экономическим форумом, Фондом Эллен Макартур и ведущей международной консалтинговой компанией McKinsey& Company, приводит в пример проекты таких компаний, как Philips, которая участвует в сборе 40% всех использованных ртуть-содержащих ламп в Евросоюзе (из них перерабатываются более 95%), а также предлагает потребителям вместо приобретения услугу использования осветительных приборов, возвращаемых затем производителю; Vodafone, предлагающая вместе с контрактами на услуги связи схожую схему – аренда вместо владения – пользователям телефонов; или сеть магазинов одежды Н&M, которая принимает бывшие в употреблении вещи для переработки или продажи как секонд-хэнд и взамен предоставляет скидки на новую коллекцию.

Зацикливание производства может приносить мировой экономике ежегодно $1 трлн к 2025 году, а также в ближайшие пять лет создать 100 тыс. новых рабочих мест, сэкономив $500 млн на материалах и предотвратив появление 100 млн тонн отходов, говорится в докладе.

Поддержка государства

Правда, в то время как Philips или, например, американский производитель сетевого оборудования Cisco строят новые циклические модели, малый бизнес даже не знает о подобной системе. Согласно опросу, проведенному в рамках британского проекта The Fusion Project 2012-2014 годов, из 286 небольших предприятий Великобритании, Франции и Бельгии чуть меньше половины ничего не знали о циклической экономике (хотя более 60% сказали, что, по их оценкам, их бизнес, по крайней мере, частично следует циклическим практикам – а именно в переработке отходов и ремонте оборудования). Поэтому одна из приоритетных задач Фонда Эллен Макартур – просвещение.

Конечно, продвижению циклической экономики способствуют и государственные институты. Они создают благоприятную налоговую, законодательную и институциональную среды для развития новых моделей работы бизнеса, для поддержки начинаний в циклическом производстве и управлении.

Проявляться поддержка может по-разному – через выделение грантов на исследования, налоговые льготы, приоритет при осуществлении госзакупок, увеличение налогов на мусор, уточняет Мария Жевлакова.

Подобные меры уже существуют в различных странах. Так, закон о содействии экономике замкнутого цикла был принят в Китае, свой план развития циклической экономики выпустила Шотландия. Европейская комиссия готовит документы, которые должны повысить плановые показатели переработки отходов и запретить выбрасывать на свалки материалы, которые можно снова пустить в производство.

По оценке Марии Жевлаковой, переход к циклической экономике будет сложным. Он потребует изменений не только в технологиях, которые должны свести отходы к минимуму, но и в таких творческих дисциплинах, как дизайн, реклама и цифровые технологии. Пока что речь идет об отдельных замкнутых процессах и попытке сделать идею генеральной линией развития экономики мира в будущем.

Островки частной инициативы

Циклическая экономика в России сегодня не используется как метод построения экономических моделей, прогнозов и планов. Есть отдельные инициативы, которые можно отнести к концепции нового направления, но не более того.

«К таким островкам цикличности можно отнести магазин «Спасибо», работающий в Санкт-Петербурге. Это секонд-хэнд, который принимает одежду и обувь, – приводит пример Мария Жевлакова. – Но отличие этой компании от остальных в том, что часть одежды отправляется нуждающимся, часть продается, а часть перерабатывается в волокно на собственном производстве. «Спасибо» создает круговорот одежды».

Круговорот упаковочной тары строит московская компания «ОптиКом». Сырьем для ее продукции служат бумага и пластик. Компания собирает у своих клиентов использованную тару и отправляет ее на переработку. Бумагу компания перерабатывает сама, производя из нее продукцию. Идея «ОптиКом» – в создании замкнутого цикла производства, потребления, переработки и повторного использования своей продукции. Исходя из этой концепции, специалисты компании и разрабатывают новые товары, определяя, каким образом можно создать замкнутый процесс.

Как говорит Мария Жевлакова, мероприятия, посвященные циклической экономике, привлекают большое количество участников, особенно молодежи. Но пока что в России существуют только разрозненные примеры циклических процессов. И даже если замкнутый процесс работает, производители, по оценкам эксперта, считают такие проекты всего лишь частной экологической инициативой.

«Я провожу тренинги в компаниях и рассказываю о принципах циклической экономики. Многие участники откровенно признаются, что даже о жизненном цикле товара не слышали, а уж о том, что нужно предусмотреть его повторное использование, и подавно», – рассказывает эксперт.

Российская нецикличность

По словам Марии Жевлаковой, большинство производителей в России принимают решения в очень краткосрочной перспективе, опираясь только на извлечение прибыли в ближайшем будущем, и зачастую отрицают жизнеспособность циклического подхода, ссылаясь на свой опыт. Кроме того, российскому бизнесу сложно инвестировать в циклическое развитие в условиях, когда сам бизнес находится на грани выживания.

«Даже крупные международные компании не рассматривают Россию как перспективную страну с точки зрения циклической экономики», – сетует эксперт.

Впрочем, система сбора и переработки отходов производства есть на российском заводе производителя упаковочной продукции Tetra Pak. Действует в стране и упомянутая политика по приему старой одежды сети Н&M. Активно продвигает экономику замкнутого цикла в России ИКЕА: специалисты компании хотят создать что-то вроде вторичного рынка своих товаров и показать покупателю, что, скажем, купленный диван можно продать через пять лет, а не выбросить на свалку; эту возможность ИКЕА и закладывает в цену продукции.

Мария Жевлакова полагает, что переход к циклической экономике – единственный путь для развития. Он позволяет учитывать и минимизировать экологические последствия сразу при создании продукта, а не бороться с ними после выпуска товара, – в идеале создавая систему экономической деятельности, отвечающую потребностям человека, но органично вписанную в природную экосистему.

Наталья Парамонова