Возобновляемая энергетика как источник благосостояния

Solar Panels on Grange farm Установка солнечных панелей на крыше фермы, Балкомб, Великобритания. Credit: Kristian Buus / flickr.com

Статья подготовлена специально для 62 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

 

Залог устойчивого развития

Наконец-то источники «зеленой» энергии, столетиями находившиеся в распоряжении человека, дождались своего часа: к середине 2015 года, по данным Международного агентства по возобновляемой энергии (IRENA), уже 164 страны мира приняли те или иные национальные цели по развитию возобновляемой энергетики. И, как показывают многочисленные аналитические доклады и научные исследования, призванные помочь политикам принять правильные решения, которые определят направление экономического развития ближайших десятилетий, помимо сокращения выбросов парниковых газов и обеспечения энергетической безопасности возобновляемые источники энергии (ВИЭ) имеют ряд позитивных социоэкономических «побочных эффектов».

Так, согласно докладу IRENA «Преимущества возобновляемой энергетики: оценка экономического эффекта» от 2016 года двукратный рост к 2030 году доли ВИЭ в мировом энергетическом балансе увеличит глобальный ВВП на 1,1% (примерно $1,3 трлн), благосостояние на 3,7%, а занятость в секторе возобновляемой энергетики – на ежегодные 6%.

Рабочие места – ключевой фактор развития экономики и общества: они не только обеспечивают людей средствами к существованию и благосостоянию, но служат инструментом решения более широких социальных задач – сокращения бедности, сплочения общества, повышения квалификации, укрепления гендерного равноправия и повышения стабильности в постконфликтных сообществах. Поэтому создание возможностей для трудоустройства – необходимый и приоритетный компонент устойчивого низкоуглеродного развития, так называемого «зеленого роста».

Между тем, по данным Международной организации труда, чтобы восполнить потерю рабочих мест, вызванную начавшимся в 2008 году экономическим кризисом, к 2019 году в мире должно быть создано 280 млн дополнительных рабочих мест.

Энергетика и рабочие места

Энергетический сектор традиционно является крупным работодателем. Например, в Китае в 2014 году угольная и нефтегазовая отрасли обеспечивали работой около 8 млн человек. Однако снижение цен на нефть оказывает влияние на уровень занятости: в 2015 году количество работников нефтегазовой отрасли в мире сократилось на 250 тыс. человек.

В сфере ВИЭ, по данным ежегодного обзора IRENA «Возобновляемая энергетика и рабочие места» за 2015 год, в 2014 году были непосредственно или косвенно заняты 7,7 млн человек (не считая еще 1,5 млн работников крупной гидроэнергетики), что на 18% больше, чем в предыдущем году.

Новые рабочие места, появляющиеся по мере дальнейшего развития ВИЭ, компенсируют и перекроют потери рабочих мест в области ископаемой энергетики. Впрочем, макроэкономические преимущества зеленых рабочих мест зависят от целей на короткую и долгую перспективу. Развивающиеся возобновляемую энергетику и сектор энергоэффективности типично отличают большая трудоемкость и более широкое применение ручного труда (на стадии производства компонентов, установки и обслуживания объектов), чем требуется при добыче и транспортировке топлива в более автоматизированной и капиталоемкой ископаемой.

Например, по данным Британского энергетического исследовательского центра (UKERC), фотоэлектрическая энергетика создает как минимум вдвое больше рабочих мест на единицу выработанного электричества, чем угольная или газовая, и ее трудоемкость на этапе строительства (в основном за счет труда при установке панелей на крышах небольших объектов) выше, чем, скажем, в ветровой. Для экономик, испытывающих рецессию или выходящих из нее, пишут авторы, создание новых рабочих мест в секторе ВИЭ и энергоэффективности – таких как временная занятость на строительных объектах – поможет преодолеть разрыв до желаемого уровня производства, однако в экономиках, близких к почти полной занятости, трудоемкость – не лучшее качество отрасли, и преимущества «зеленой» энергетики проявляются, скорее, в общей экономической эффективности, учитывающей и экологические факторы, и технологическое развитие.

Лидеры трудоустройства

Среди других ВИЭ мировая фотоэлектрическая отрасль является крупнейшим работодателем, обеспечивая 2,5 млн рабочих мест, преимущественно в Китае (1,6 млн), где изготавливается около 70% всех фотоэлектрических модулей в мире. Количество рабочих мест в солнечной энергетике растет вследствие постоянного роста популярности фотоэлектрической технологии среди потребителей – она обеспечивает несложный и недорогой доступ к децентрализованной энергии – и, следовательно, роста объемов производства и установки.

С 1980-х годов стоимость фотоэлектрических модулей уменьшается на 10% в год. По данным Международного энергетического агентства, к 2050 году фотоэлектричество повсеместно станет самым дешевым видом энергогенерации в мире. А производство, доставка, монтаж и обслуживание фотоэлектрических панелей требуют рабочих рук. Помимо Китая другие азиатские страны, по данным IRENA, также продвинулись в развитии фотоэлектричества: в Японии за счет растущего количества установленных систем в 2013 году количество рабочих мест в отрасли удвоилось; в 2014 году в Малайзии был создан благоприятный инвестиционный климат, привлекший ряд производителей фотоэлектрических систем, что позволило трудоустроить 18 тыс. человек.

Опыт Бангладеш демонстрирует, каким сильным потенциалом обладает фотоэлектрическая отрасль для обеспечения доступа к энергии и создания рабочих мест в развивающихся странах. К началу 2015 года под руководством государственной Компании инфраструктурного развития (IDCOL) в стране было установлено 3,8 млн домашних фотоэлектрических систем, снабжающих энергией более 20 млн человек. В течение 2016 года количество установленных модулей планируется довести до 6 млн. В 2014 году в сфере производства, продаж, установки и обслуживания фотоэлектрических панелей в Бангладеш было занято 115 тыс. человек, 70 тыс. из них были трудоустроены в 38 компаниях – партнерах IDCOL.

Кроме того, еще 50 тыс. рабочих мест возникло благодаря тому, что солнечное электричество пришло в сельские районы. Важным фактором здесь стало профессиональное обучение – в частности, женщин, занятых в послепродажном сервисе. В тренингах по техническому обслуживанию и управлению в рамках программы IDCOL приняли участие 410 тыс. человек, от местных техников до потребителей. Другие государственные программы в Бангладеш, направленные на популяризацию биогаза, усовершенствование печей и развитие других технологий с применением ВИЭ, в 2014 году создали в стране еще 4 тыс. рабочих мест.

С ВИЭ работа есть – и будет

Почти 1,8 млн человек в мире, по данным IRENA, работают в секторе жидкого биотоплива. Первое место по количеству рабочих мест, связанных с его производством, занимает Бразилия, за которой следуют США, Индонезия, Китай, Колумбия и Таиланд. В ветроэнергетике общее количество работников в 2014 году превысило 1 млн; наибольший прирост рабочей силы в этой отрасли наблюдается в Китае и США, в меньшей степени – в Бразилии и Евросоюзе. Сектор солнечного отопления также обеспечивает работой большое количество людей в Индии, США и Бразилии и особенно – 764 тыс. человек – в Китае. По найму рабочей силы в крупной гидроэнергетике лидируют Китай, Бразилия, Индия и Россия.

Лидером трудоустройства в «зеленой» энергетике является Китай, где из общего количества занятых (772,5 млн человек из 796,9 млн экономически активного населения, по данным сайта Statista.com за 2014 год) в сфере фотоэлектричества, солнечного водяного обогрева, ветроэнергетики, малой гидроэнергетики и производстве биогаза работают 3,4 млн человек. В Евросоюзе в области ВИЭ заняты 1,2 млн человек: первенство принадлежит Германии, за ней следуют Великобритания, Испания и Италия. В США, где чистая энергия обеспечивает 724 тыс. рабочих мест, в 2014 году число работников в солнечной энергетике выросло на 22%, в производстве этанола – на 34%, а в ветроэнергетике – на 45% по сравнению с 2013 годом. В Индии чистая энергетика дает работу почти 500 тыс., в Индонезии – 223 тыс. человек.

По мнению экспертов, уровень занятости в возобновляемой энергетике будет расти в зависимости от выполнения национальных и глобальных целей по сокращению выбросов парниковых газов и по доле ВИЭ в энергобалансе. Расчеты IRENA показывают, что при сценарии «бизнес как обычно» – то есть при сохраняющемся курсе экономического развития, без реализации дополнительных «зеленых» мер – количество рабочих мест в секторе ВИЭ достигнет 13,5 млн к 2030 году. Однако в случае, если доля ВИЭ к 2030 году удвоится, в секторе будет работать 24,4 млн человек. Лидерами трудоустройства останутся Китай, Индия, Бразилия, США, Индонезия, Япония и Германия. Так, одно лишь взятое на себя Индией амбициозное обязательство к 2022 году ввести в строй 100 ГВт фотоэлектрических мощностей позволит создать в стране 1,1 млн рабочих мест.

Ожидается, что одним из крупных работодателей в сфере ВИЭ станет Мексика, которая с помощью ВИЭ намерена производить 25% энергии к 2018 году и 50% – к 2050 году. Увеличить возобновляемую генерацию до 9,5 ГВт к 2018 году, то есть втрое за три года, – по-настоящему амбициозная цель, которую Мексика закрепила в декабре 2015 года законом «О реформе энергетики». Чтобы выполнить это обязательство хотя бы наполовину, Мексике за трехлетний срок требуется ввести в строй мощности, эквивалентные всему ветроэнергетическому парку Дании.

Мексиканский прорыв

«Мексиканская энергетическая реформа – это настоящая революция», – цитирует британская «Гардиан» в статье от июня 2015 года Игнасио Санчеса Галана, исполнительного директора испанской компании Iberdrola, которая к 2018 году планирует инвестировать в новые ветряные и парогазовые станции в Мексике $5 млрд. Фотоэлектрическая отрасль страны также собирается совершить скачок от 67 МВт установленных мощностей в 2014 году до более 1300 МВт к концу 2018 года, став, по оценкам экспертов, самым сильным рынком фотоэлектричества в Латинской Америке. «Население выиграет от развития фотоэлектричества, которое даст чистую энергию с нулевыми выбросами, дополнительные рабочие места в отраслевой производственной цепочке и, наконец, более низкие тарифы на энергию для конечного потребителя», – поделился с «Гардиан» Хавьер Ромеро  из мексиканской Национальной ассоциации солнечной энергетики.

По оценкам IRENA, реализация плана развития ВИЭ в Мексике позволит заменить традиционное использование биомассы (древесины) для отопления и приготовления пищи более современными видами ВИЭ, значительно сократить потребление угля и газа, а также приведет к экономии в $7,2 на 1 мегаватт-час в сравнении с аналогичной мощностью новой традиционной энергогенерации. К 2030 году общий объем сокращения затрат в энергетической системе страны составит $1,6 млрд в год. А если принять в расчет сокращение вреда для здоровья и сокращение выбросов CO2, затраты уменьшатся на $4,6 и $11,6 млрд в год соответственно.

В мире немало и других – не столь крупномасштабных, но не менее позитивных для экономики и общества – примеров шагов, предпринимаемых странами на пути развития ВИЭ. Например, Украина благодаря строительству 20 биоэнергетических станций, в которые американская компания Briggs Capital намерена инвестировать $250 млн, может получить 20-30 тыс. новых рабочих мест.

Исследование 2009 года «Чистая энергия – зеленые рабочие места» авторитетной американской организации «Союз обеспокоенных ученых» (UCS) показало, что если к 2025 году 25% энергии в США будет производиться с помощью ВИЭ, возобновляемая энергетика сможет создать втрое больше рабочих мест, чем углеводородная с аналогичным объемом генерации, обеспечив 202 тыс. дополнительных рабочих мест и повышение дохода на $9,9 млрд и ВВП на $7,3 млрд.

Инвестиции – двигатель экономики

По расчетам экспертов UCS, меры по повышению доли ВИЭ в энергобалансе до 25% к 2025 году привлекут в чистую энергетику $263,4 млрд новых капиталовложений (а при реализации национального плана увеличения доли ВИЭ до 30% к 2030 году, предложенного в законопроекте, внесенном в Сенат США в мае 2015 года, этот показатель составит $294 млрд – на $106 млрд больше, чем если эту цель не реализовывать).

Кроме того, такие меры могут принести $13,5 млрд дохода владельцам земельных участков, занятых под выращивание биомассы или размещение ветроэнергетических установок, и $11,5 налоговых отчислений в бюджеты местных сообществ – в основном сельских. Таким образом, отмечается в исследовании, «проекты в области ВИЭ заставляют деньги циркулировать внутри местной экономики, и в большинстве штатов производство возобновляемого электричества может уменьшить необходимость в расходовании средств на импорт угля и природного газа из других мест». Экономия на счетах за электричество и расходах на природный газ должна составить $64,3 млрд и до $95,5 млрд к 2030 году.

В 2015 году, согласно отчету «Глобальные тенденции инвестирования в возобновляемую энергетику» Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), чистая энергетика в США привлекла $44,1 млрд – на 19% больше, чем годом ранее. В декабре прошлого года Конгресс США продлил период предоставления налоговых субсидий для проектов в области солнечной и ветряной энергетики до конца 2019 года, в результате чего, по расчетам Bloomberg New Energy Finance (BNEF), инвестиции в эти технологии в течение ближайших пяти лет составят $73 млрд.

Результаты оценки уровня занятости в зависимости от роста инвестиций в ВИЭ в пяти странах – Бразилии, Германии, Индонезии, ЮАР и Корейской республике, представленные в докладе Организации по промышленному развитию ООН (ЮНИДО), показывают, что такие инвестиции эффективны и выгодны не только в индустриальных странах. «Напротив, – отмечает директор ЮНИДО Ли Йонг, – все страны, развитые и развивающиеся, могут извлечь значительную выгоду из инвестиций в чистую и возобновляемую энергетику».

Не роскошь, а средство развития

Уходит в прошлое взгляд на ВИЭ как на роскошь, доступную лишь процветающим странам. Напротив, география роста инвестиций и трудоустройства в сфере ВИЭ перемещается в страны развивающиеся: в 2015 году общий объем «зеленых» капиталовложений в них впервые превысил таковой в развитых странах. Первое место по объему инвестиций в ВИЭ в мире занимает Китай – $102,9 млрд в 2015 году, на 17% больше, чем в предыдущем, или 36% мировых инвестиций. Среди развивающихся стран за ним следует Индия – $10,2 млрд, на 22% больше, чем в 2014 году. Резкий взлет инвестиций в чистую энергию произошел в ЮАР, Марокко, Мексике и Чили.

Общий объем инвестиций в возобновляемую энергетику в мире в 2015 году составил $286 млрд, оставив далеко за бортом ископаемые источники энергии, на отметке $130 млрд. Эти цифры доказывают, что ожидания сокращений инвестиций в ВИЭ на фоне падения цен на нефть и газ были ошибочными. В то время как нефтяные компании, утверждают авторы исследования BNEF «Инвестиции в чистую энергию», в 2016 году перешли на режим выживания с замораживанием проектов, урезанием бюджета и сокращением сотрудников, в сфере ВИЭ происходят обратные процессы.

«Доступ к чистой, современной энергии – огромная ценность для всех обществ, но особенно – для регионов, где надежное энергоснабжение может привести к радикальному улучшению качества жизни, экономическому развитию и экологической устойчивости, – считает исполнительный директор ЮНЕП Ахим Штайнер. – Рост инвестиций в ВИЭ – не только благо для людей и планеты, но и ключевой элемент достижения целей по борьбе с изменением климата и по устойчивому развитию. Приняв в прошлом году эти цели, человечество обязалось покончить с бедностью, обеспечить более здоровые условия жизни и доступ к недорогой, устойчивой и чистой энергии для всех».

А если 100% ВИЭ? А если в России?

Несмотря на бурный рост «зеленых» технологий, скептики до сих пор сомневаются, что ВИЭ способны преобразить привычную нам энергетику и экономику. Но полный и повсеместный переход на возобновляемые источники и возможен, и более чем целесообразен. Об этом свидетельствует ряд исследований, в том числе модель энергетической системы, обеспечивающей за счет ВИЭ 80% энергопотребления к 2030 году и 100% – к 2050 году, выполненная учеными Стэнфордского университета (США) и коллегами для 139 стран мира и представленная на сайте thesolutionsproject.org.
Переход на ВИЭ с лихвой, отмечают авторы, компенсирует потерю 28,4 млн рабочих мест в связи с глобальной трансформацией энергетического сектора, обеспечив работой 24 млн человек в строительстве и 26,4 – в обслуживании энергетических объектов.

В России предложенный сценарий перехода на чистую энергию создаст почти 778 тыс. долгосрочных (с постоянной занятостью на 40 лет) рабочих мест в строительном и 1274,5 тыс. – в обслуживающем секторах (на 2014 год, по данным Федеральной службы государственной статистики, в России из 85,4 млн человек трудоспособного населения численность занятой рабочей силы составляла 71,5 млн; полный текст стэнфордского исследования оценивает потерю рабочих мест в секторах ископаемой и ядерной энергетики в результате полного перехода на ВИЭ в 1,45 млн). Кроме того, полный отказ от ископаемого топлива позволил бы избежать 104 тыс. преждевременных смертей в год и сократить затраты, связанные со смертностью и заболеваниями, вызванными загрязнением воздуха при сжигании углеводородов, по сравнению с 2014 годом в среднем чуть более чем на $1 трлн в год, или 17% ВВП страны (в ценах 2013 года).

Очевидно, на экономику России развитие ВИЭ могло бы произвести то же оздоровительное воздействие, что и в других странах. Экономический эффект автономных энергосистем на возобновляемых источниках неоценим в регионах децентрализованного энергоснабжения, к которым относится 70% территории России (таких, как Якутия, где уже начали реализовывать небольшие проекты ВИЭ). Примерно 10-12 млн жителей страны не имеют доступа к электрическим сетям и обслуживаются автономными системами на дизельном топливе или бензине. По данным «РусГидро», ВИЭ позволили бы существенно снизить себестоимость электроэнергии в таких зонах, где энергия, и без того малодоступная, обходится потребителю значительно дороже, чем в зонах централизованного энергоснабжения. Впрочем, и среди последних многие являются энергодефицитными, несмотря на наличие достаточного потенциала местных возобновляемых энергоресурсов.

Увы, установленная правительством России цель по доле ВИЭ в электрогенерации более чем скромна – 4,5% к 2020 году (и даже в 2013 году была скорректирована до 2,5%), а промежуточная – 2,5% к 2010 году – уже упущена. Несмотря на огромный потенциал ветроэнергетики в прибрежных зонах России, общая установленная мощность действующих в стране (наземных) ветростанций на 2014 год, по стэнфордским данным, составляет 15 МВт (для сравнения, в Китае – 113,95 ГВт).

Новая норма

Геотермальные мощности в России за последние 10 лет утроились, но по-прежнему используют лишь малую толику потенциала и достигли 82 МВт – почти вдвое меньше, чем в небольших латиноамериканских Сальвадоре и Коста-Рике. Между тем правительство могло бы, как Эквадор в отношении Галапагосских островов или по примеру Исландии, объявит Камчатку и Курилы безуглеродной зоной – настолько велик тамошний потенциал геотермальных источников, способных обеспечивать, по оценкам ученых, 2 ГВт электроэнергии и 3 ГВт тепловой. Экономический эффект такой трансформации для жителей региона, энергетика которого полностью базируется на привозном топливе (в основном мазуте) и отличается самыми высокими в стране тарифами на электро- и тепловую энергию, трудно переоценить.

Солнечной энергии в России повезло больше: как сообщил на парижской Конференции ООН по изменению климата министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, в ближайшие годы в стране планируется ввести более 1,5 ГВт солнечной генерации. В конце прошлого – начале нынешнего года начали работу солнечные электростанции в республиках Алтай, Башкортостан, Хакасия, в Оренбургской области, построены заводы по производству фотоэлектрических модулей. По данным Ассоциации предприятий солнечной энергетики, проекты в фотоэлектрической отрасли, реализуемые в России до 2020 года, позволят создать более 5 тыс. прямых и более 15 тыс. косвенных рабочих мест.

Развитие ВИЭ в России, где за последние десять лет электроэнергия подорожала в три раза, а конкурсы на государственную поддержку ВИЭ, едва начавшись, прекратились, могут стимулировать если не экологические, то экономические факторы. Пусть 100% ВИЭ пока представляются фантастическим для России будущим, но и в реальном настоящем электричество, произведенное с помощью ветра, например, уже стало самым дешевым видом энергии в Дании, Германии и Великобритании – причем без помощи государственных субсидий, сообщает BNEF.

В этих и многих других странах «ВИЭ стали нормой», отмечается в Докладе о состоянии ВИЭ в мире 2014 года международной ассоциации REN21 при программе ЮНЕП: «Сегодня ВИЭ становятся не только источниками энергии, но и средствами обеспечения многих других острых потребностей: повышения энергетической безопасности; снижения вредного воздействия на здоровье человека и окружающую среду, связанного с использованием ископаемого топлива и ядерной энергии; сокращения выбросов парниковых газов; улучшения возможностей для получения образования; создания рабочих мест; искоренения бедности и гендерной несправедливости».

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com