Огораживание леса и водоемов: судебные победы и поражения

Forest lake Credit: flickr.com/ Peter PZ

Суд первый: Долой забор!

Больше всего поводов для оптимизма дает апрельское решение по иску группы жителей Сортавальского района Карелии, которые требовали сноса гигантского лесного забора охотхозяйств «Черные камни» и «Охота и рыбалка в Карелии». Забор, длину которого в километрах даже не представлялось возможным измерить, огораживал площадь более 12 тысяч Га «для нужд полувольного разведения диких животных в искусственно созданной среде обитания».

В переводе на обыденный язык это означает, что арендаторы охотугодий завезли на гигантскую огороженную территорию оленей и косуль и начали продавать богатым охотникам право пострелять по ним. Федеральный закон «Об охоте» такие «вольеры» не запрещает, однако ничего не говорит ни об их размерах, ни о том, что они могут располагаться в лесах (как вариант – расположение на землях сельхозназначения). В противном случае он бы прямо противоречил ст.11 Лесного Кодекса, которая разрешает гражданам «свободно и бесплатно находиться в лесах».

Однако владельцам охотхозяйственного бизнеса, естественно, удобно, чтобы посторонние граждане в лес не заходили и вип-охотникам не мешали. Поэтому ООО «Черные камни» и КРОО «Охота и рыбалка в Карелии» без тени сомнения отгородили несколько карельских поселков от их родного леса и от озера Янисъярви. Самое удивительное, что это было сделано по разрешению Министерства сельского, рыбного и охотничьего хозяйства Республики Карелия. Судя по письму за собственноручной подписью главы Карелии Александра Худилайнена, он тоже считает такое масштабное огораживание вполне законным.

Единственное, что оставалось жителям – обратиться в суд. Немаловажно, что Сортавальский городской суд вообще принял иск к рассмотрению. Как известно из судебной практики прошлых лет, суды чаще всего отказывали гражданам в оспаривании огораживаний леса и берегов на том основании, что это иски «в защиту прав неопределенного круга лиц», поэтому подавать их имеет право только прокуратура. (Которую зачастую заставить подать иск весьма проблематично).

Впрочем, год назад Приозерский районный суд Ленинградской области рассматривал иск граждан к аналогичному охотхозяйскому забору, только поменьше размером. В обоих случаях – и в Приозерском районе Ленобласти, и в Сортавальском районе Карелии – предметом иска было нарушение личных прав на доступ в лес.

Кстати, в Кондопожском районе, в процессе «жители против песчаного карьера» иск также касался нарушения личных прав граждан, только в данном случае – на благоприятную окружающую среду. Так что сам факт того, что суды теперь готовы признавать доступ на природные территории личным правом гражданина и хотя бы обсуждать его нарушение, уже можно считать положительной тенденцией. Но при этом аргумент к «ненадлежащему истцу» может быть использован ответчиком на любом этапе процесса, в том числе и в апелляционной инстанции, после своего проигрыша (об этом – чуть позже). Хотя теперь у гражданских истцов появился шанс хотя бы начать процесс, привести свои доводы, вместо того чтобы быть «отфутболенными» на этапе подачи заявления.

Однако сортавальцы еще и выиграли! Спустя несколько месяцев, в конце апреля суд вынес решение о сносе всего (!) ограждения, причем сделать это предписывается в течение 3 месяцев с момента вступления решения в законную силу. Истцы просили установить срок в 10 дней, но суд решил пожалеть ответчиков, «так как с учетом протяженности огражденной территории и трудоемкости работ выполнить их в такой срок не представляется возможным». Кроме того, суд посчитал нужным успеть «решить судьбу животных, обитающих в огороженной территории». Истцы ссылались, главным образом, на ст.11 Лесного Кодекса и на решение Верховного суда РФ от 20.08.2014, в котором признавался приоритет вышеуказанной статьи над нормами охотничьего законодательства. Интересно, что активисты в Ленинградской области, пытавшиеся применить эти же аргументы против охотхозяйского забора в Приозерском районе, в прошлом году проиграли.

Немало помогло истцам и то, что охотхозяева даже не удосужились правильно оформить документы на свои заборы. Сначала они уверяли всех (включая главу Карелии Александра Худилайнена, который, судя по своему письму, им поверил), что огорожены только 4000 Га сельхозземель, находящихся в собственности компании. Однако простой замер циклопического «вольера» показал, что длина ограждения больше в несколько раз. Впоследствии ООО «Черные камни» представило в суд два Разрешения на полувольное содержание животных, выданных Минсельхозом РК, за одним номером и датой (!), но с разной площадью участков. Во втором Разрешении фигурировали уже земли лесного фонда. Суд отказался признать правомерность этого Разрешения. Кроме того, оказалось, что огораживанию подверглись и арендованные лесные участки КРОО «Охота и рыбалка в Карелии», которое вообще не имело на это правоустанавливающих документов.

Все вместе – и самоуправство охотхозяев, и халатность в оформлении документов, и смысл ст.11 Лесного Кодекса – стало основанием для положительного решения суда. Конечно, пока дело не окончено. Проигравшее охотхозяйство подало апелляцию, которая будет рассматриваться ориентировочно в июле. На вопрос, верит ли она в исполнение решения суда (если апелляционная инстанция оставит его без изменений), одна из истиц Зоя Болсун (муниципальный депутат Кааламского МО) ответила утвердительно: «мы будем держать руку на пульсе, будем постоянно общаться со службой приставов. Мы не успокоимся, пока забор не будет снесен».

Суд второй: Победа над карьером и поражение от чиновников

О процессе против песчаного карьера близ деревни Суна Кондопожского района «Беллона» уже писала. Активисты использовали «краснокнижный аргумент». Назначенная по ходатайству истцов судебная экспертиза подтвердила наличие на участке редкого лишайника лобарии легочной, занесенного в Красную книгу РФ. В феврале этого года Петрозаводский суд признал, что разработка карьера представляет угрозу для сохранения местообитания вида, и запретил рубить лес.

Однако владелец лицензии на добычу песка ООО «Сатурн Нордстрой» подал апелляцию в Верховный суд Республики. На заседании ответчик заявил, что побывал в лесу вместе с администрацией, и что лобарии там «не обнаружил». Странно, что суд вообще стал рассматривать столь примитивный аргумент. Ведь истцы подтверждали наличие лишайника с помощью назначенной судом экспертизы Кольского научного центра РАН.

После этого суд вынес решение в пользу недропользователя. Впрочем, «Сатурн» выдвигал и другой аргумент, который упоминался ранее: истцы, на его взгляд, являлись «ненадлежащими», так как их личные права разработка карьера якобы не затрагивает. Пока неизвестно, на каком из двух доводов высший карельский суд основывал свою позицию. Мотивировочную часть решения истцы пока не получили, хотя оно было вынесено еще 25 мая. Теоретически, «Сатурн Нордстрой» в любой момент может начать рубку деревьев. Сейчас активисты постоянно мониторят лес, чтобы попытаться помешать работам, если они начнутся.

В том, что суд круто изменил свою позицию, истцы видят коррупционную причину. «Мне кажется, у «Сатурна» есть выходы на Верховный суд РК, – полагает соистица Татьяна Ромахина. – В пользу этого предположения говорит тот факт, что администрация нашего Янишпольского МО незадолго до вынесения решения приняла от «Сатурна» деньги на развитие поселения. Сама по себе эта процедура законна, но откуда ответчик мог знать, что ему в принципе позволят строить карьер? Без точной уверенности никто не стал бы бросать на ветер такие деньги».

Не скрывают своей поддержки «Сатурна» и природоохранная прокуратура с Росприроднадзором. После вынесения решения местные жители снова пригласили в лес ученых и подготовили новое экспертное заключение о наличии там лобарии. Заявление с просьбой защитить краснокнижный вид с приложением этого заключения Татьяна Ромахина отнесла в вышеуказанные ведомства. В Росприрондазоре ей посоветовали «не мешать развитию карельской промышленности» (интересно, что это было сказано не в министерстве промышленности, а в природоохранной службе!), а в прокуратуре предложили прекратить жаловаться, так как «уже есть решение суда». Сейчас истцы обратились с жалобой в Президиум Верховного суда РК, а затем планируют апеллировать в Верховный суд РФ.

20 июня стало известно, что в сунском лесу (активисты, напомним, проиграли в апелляционной инстанции) появилась тяжелая техника и лесорубы. Они начали валить лес под карьер. Местные жители их остановили, вызвали полицию, показали решение суда предыдущей инстанции, по которому работы в лесу запрещены (следующее решение, которое отменяет предыдущее, в законную силу еще не вступило – защитники природы его даже не получили на руки и, кроме того, уже подали жалобу в Президиум Верховного суда Карелии). Активистка Татьяна Ромахина говорит: «мы будем держаться за деревья и не давать их рубить». Жители Суны предлагают желающим приехать в их лес в Конопожском районе Карелии и встать лагерем (они помогут с оргвопросами), чтобы совместно отслеживать попытки рубок.

Суд третий: Долой карьер!

Напоследок хотелось бы привести положительный пример. Тем более, что в борьбе жителей Гатчинского района против песчаного карьера в лесу на берегу Суйды поначалу было мало надежд на успех.

Комитет по природным ресурсам Ленобласти (КПР) втихомолку продал лицензию на добычу песка в лесу, который относился к категории защитных и противоэррозионных. Почему он это сделал, неизвестно, ведь затем сам КПР заявил, что в этих лесах разработка карьеров запрещена. Впоследствии, под нажимом народного недовольства КПР отказался проводить с недропользователем дальнейшие согласовательные процедуры.

Недропользователь – ООО «Аркада» – в справедливом негодовании подал в арбитражный суд. КПР защищался откровенно спустя рукава, и на решающее заседание 2 марта даже не прислал своего представителя. «Аркада» победила, а КПР стал мишенью для обвинений в «двойной игре».

Зам. председателя Комитета Павел Немчинов посетил центр антикарьерного сопротивления – деревню Меньково, где заверил жителей в том, что подаст апелляцию и выиграет у «Аркады». И, надо сказать, не обманул. 6 июня состоялось заседание Тринадцатого арбитражного суда, на котором было отменено решение предыдущей инстанции о понуждении КПР ЛО передать «Аркаде» в аренду лес под разработку карьера. Судья согласилась с тем, что в лесах данной категории добыча полезных ископаемых запрещена.

Пока неизвестно, что предпримет недропользователь – будет ли апеллировать в Высший арбитражный суд или смирится с неудачей. Победа во второй судебной инстанции – это победа вдвойне, и шансов у проигравшей стороны после этого крайне мало.

Какой можно сделать вывод? Каждое судебное решение, принятое в интересах общественности,  пусть даже оно было не на 100 процентов в ее пользу, – способствует наработке положительной судебной практики и повышает компетентность всех сторон конфликта. А значит, в будущем работать в правовом поле в целях защиты экологических прав будет намного легче.

Ирина Андрианова