Наука и искусство победили мусорные котельные

Moving grate waste incineration Credit: Magnus Manske

Если до этого еще кто-то не знал, что такое котельные «Топал-1», то теперь об этом узнали все. Лоббистам «мусорных» электростанций не помог даже нарочито-презрительный комментарий председателя областного комитета по топливно-энергетическому комплексу Андрея Гаврилова, который сравнил вмешательство коллектива театра в экологические вопросы Луги с гипотетической попыткой правительства ЛО решать творческие задачи Мариинки.

«Представьте себе, если я начну решать, кому у них где танцевать, и в каких партиях петь – какой абсурд получится», – прокомментировал он изданию «47Ньюс». Реплика Гаврилова дала эффект, противоположный ожидаемому. Ведь полагать, что только специалисты имеют право определять экологическое будущее территории, а местному населению и прочим дилетантам сюда лучше не лезть – это тоже, в сущности, абсурд.

Так или иначе, но суммарный эффект выступлений за и против проекта привлек внимание губернатора Александра Дрозденко, который подумал и принял решение в пользу жителей Луги, а также примкнувших к ним деятелей искусства и научных экспертов. В середине апреля он «узнал мнение общественности, пообщался с инвесторами и специалистами и принял такое решение». А именно – отказаться от проекта сжигающих мусор котельных.

Сжигать отходы – экологично?

Инициатором проекта выступало петербургское ОАО «Автопарк №1 Спецтранс». В течение года планировалось запустить в Лужском районе целых шесть котельных на т.н. «альтернативном топливе», изготовленном из мусора со свалки «Новый свет» в Гатчинском районе. Основным инвестором проекта была объявлена госкорпорация «Фонд содействия реформированию ЖКХ», которая должна была выделить на его реализацию 264 млн рублей. Правда, позднее, когда вокруг проекта уже возникло облако недовольства, Фонд сообщил жителям, что «заявка Ленинградской области на предоставление финансовой поддержки не поступала».

Кроме того, в проекте участвовали производитель котельного оборудования ООО «Балткотломаш» и производитель топлива «Топал-1» (оператор одноименной свалки ООО «Новый Свет-Эко»), а также – в качестве инвестора – холдинг «Ресурсосбережение».

Проект позиционировался как «экологический», так как предполагал уменьшения количества мусора в районе. Как сказано в письме ГКУ «Центра энергосбережения и повышения энергоэффективности ЛО» главам муниципальных образования Лужского района, «использование топлива «Топал-1» значительно снижает нагрузку на окружающую среду (…) за счет снижения объемов размещаемых отходов на полигонах ТБО благодаря производству данного альтернативного топлива».

С учетом того, что программа переработки отходов находится в Ленинградской области в зачаточном состоянии, и свалки пока что только растут – ввысь и вширь – идея со стороны выглядела весьма привлекательной.

Интересанты «инновационных котельных» явно не жалели средств для пиара. Так, в начале февраля в новостях ГТРК «Санкт-Петербург» вышел сюжет, где представитель ООО «Новый свет-Эко» заявил, что проект уже запущен, что «…проблем нет, технология уже отработана за рубежом…», и что «…у нас стоят специальные аппараты, которые отбирают полимеры, и мы их продаем в 10 раз дороже, чем это топливо, поэтому у нас кровный интерес полимеры отобрать».

Мусорные иллюзии

Известно, что обещание переработать пластик – это кратчайшая тропинка к сердцу любого экоактивиста. А для рядового обывателя важно хотя бы то, чтобы пластик не оставался в сжигаемом топливе (и, соответственно, чтобы продукты его сгорания не попали в атмосферу). Однако есть сомнение, можно ли организовать сколько-нибудь значимый отбор пластика из собранных нераздельно, да к тому же полежавших на свалке отходов.

Эксперт Гринпис Рашид Алимов, который выступал против похожего проекта – мусоросжигающего завода в Левашово, считает, что из спрессованного при перевозке и грязного мусора возможно выбрать не более 5-15% пригодного к переработке вторсырья (причем это будет все вместе – и полимеры, и бумага, и металл, и стекло). Как бы не хотели ООО «Новый свет-Эко» продать полимеры подороже, много они из своего мусора не достанут. Большая часть все равно полетит в топку. Алимов ссылается на австрийский мусоросжигающий завод компании Alba Interseroh, где с гордостью демонстрируют новейшую технологию, позволяющую выбирать целых …18%! Остальное приходится сжигать.

Общественное движение «Чистая Луга» также отнеслась к заявлению «Новый свет-Эко» скептически. «Данное заявление предполагает отсутствие полимеров в изготавливаемом топливе, что опровергается документами по проекту», – заявила координатор движения Людмила Пономаренко.

Надо отдать должное активистам: с помощью грамотно составленных запросов им удалось получить у чиновников максимум документов по проекту. К письму заместителя председателя комитета по топливно-энергетическому комплексу Ленинградской области Александру Клецко от декабря 2015 года прилагались отчет о проведении промышленных испытаний «Топал-1», включающий анализ дымовых газов, а также информация о составе топлива. Согласно этим документам, топливо «Топал-1» «представляет собой измельченную многокомпонентную смесь калорийных фракций: полимеры, макулатура, текстиль, кожа, резина, древесина».

А так как полимеры в топливе будут, то в воздух устремятся продукты их сгорания – в том числе, вещества 1-го класса опасности – диоксины. Это подтверждается протоколом измерений газовых выбросов при сжигании «Топал-1», представленным химико-аналитическим центром при ФГУП «ВНИИМ им. Менделеева». Кроме того от сжигания образуются дополнительные токсичные отходы (зола, шлак), которые по закону надо будет где-то захоранивать. Как сообщил Клецко, «зола, образующаяся в результате сгорания топлива «Топал-1», планируется к размещению на лицензированном полигоне ООО «Новый Свет-Эко». То есть в том же месте, где будет забираться сырье для топлива.

Самые инновационные и безопасные

Разумеется, в отчете об испытаниях подробно рассказывается и об очистке дымовых газов. Так, указано, что «адсорбция диоксинов осуществляется путем инъекции активированного угля», а «нейтрализация кислых газов – путем введения основного реагента (бикарбонат натрия)». Протоколы испытаний подчеркивают, что все показатели по вредным веществам не превысят допустимый предел. Муниципальным чиновникам в правительстве сообщили, что «периодичность замеров выбросов вредных веществ может быть установлена раз в квартал или раз в год» (из письма Центра энергосбережения и повышения энергоэффективности Ленинградской области (ЦЭПЭ ЛО) главам администраций Лужского района).

С точки зрения Правительства Ленинградской области, которое изначально проект поддерживало, котельные «Топал-1» полезны для окружающей среды, причем не только как потенциальный уничтожитель мусора, но также как минимизатор отходов сгорания. Так, ЦЭПЭ ЛО, выражающий точку зрения правительства, указывал на вред, наносимый  угольными котельными, которые в настоящее время работают в Лужском районе. В частности, заявил, что «данные муниципальные котельные не имеют высокоэффективных золоулавливающих устройств, а также обвалованных хранилищ для шлака и золы, что вызывает большие экологические проблемы при использовании угля». Кроме того, по мнению ЦЭПЭ, «уровень загрязнения атмосферного воздуха специализированными котлами на альтернативном топливе «Топал-1» значительно ниже, чем загрязнение от котла аналогичной мощности, работающем на каменном угле».

Не забыли и про экономические показатели. Ремонт и модернизация старого оборудования угольных котельных были признаны «нецелесообразными». Кроме того, «эксплуатационные расходы по котельной, работающей на альтернативном топливе, ниже эксплуатационных расходов по угольной котельной». Да и топливо «Топал-1», согласно расчетам чиновников, стоит почти в три раза меньше того же количества угля.

Слишком рискованно

Казалось бы, оспорить столь весомые аргументы будет трудно. Но лужская общественность тоже неплохо подготовилась. Вместо жалобных писем общественное движение «Чистая Луга» составило компетентную докладную записку для Экологического совета при губернаторе Ленинградской области, в которой были представлены все аргументы за и против.

Прежде всего, в ней, было справедливо указано, что сравнивать плохое с худшим некорректно. Если бы ЦЭПЭ ЛО сравнил экономические и экологические показатели не только «Топал-1» и угольных котельных, но еще и котельных на сжиженном газе, то результат бы наверняка оказался в пользу третьего варианта.

Но самое важное – отчет об испытаниях показывает, что должная очистка дымовых газов будет полностью зависеть от своевременной засыпки реагентов и смены адсорбирующих фильтров. Но ведь контролировать состояние воздуха допускается, по данным ЦЭПЭ, раз в год! Значит, если очистка будет некорректной, мы узнаем об этом не скоро.

При этом «выбросы диоксинов ожидаются в любом случае, а контроль со стороны надзорных органов будет минимальным, – говорится в записке. – Действие диоксинов на организм человека сравнимо с действием ВИЧ. Они так же подрывают иммунную систему человека, что в результате может привести к смерти от более простого заболевания. Считаем, что реализация данного проекта может не только серьезно отразиться на здоровье жителей района, но и уничтожить сельскохозяйственный и туристический потенциал района».

В конце февраля ЦЭПЭ ЛО, ООО «Балткотломаш» и ООО «Новый свет-Эко» провели собрания во всех поселениях района, где планировалось строить котельные «Топал-1». Жители всех шести поселений сказали дружное «нет» проекту. Параллельно были отправлены письма и петиции в различные инстанции – от партийной приемной ЛДПР до Следственного комитета. Наиболее весомую помощь оказал Экосовет при губернаторе Ленинградской области, создав рабочую группу, в рамках которой была проведена научная экспертиза проекта «Топал-1». Вкратце результат экспертизы – отрицательное решение по рациональности, целесообразности и безопасности реализации инвестиционного проекта на альтернативном топливе «Топал-1».

К протестной кампании подключилось движение «Красивая Ленобласть», которой удалось заинтересовать данной темой петербургские СМИ. «После того, как появились публикации, со мной связалась одна из артисток Мариинского театра, – говорит координатор «Красивой Ленобласти» Анатолий Канюков. – Ее дача оказалась в районе будущей котельной. Раньше сотрудникам Мариинки там выдавали садовые участки, так что потенциальных пострадавших в театре было много». Балерина сумела собрать под обращением подписи своих коллег, и в результате кампанию дополнил такой оригинальный ход, как письмо против мусорных котельных от коллектива театра. Неизвестно, какое действие больше других повлияло на решение губернатора, однако 8 апреля состоялось совещание, итогом которого стал отказ от «Топала-1».

Безусловно, борьбу с «Топалом» можно отнести к числу самых успешных протестных компаний областной общественности. Однако, хотя риск серьезных экологических последствий пока отведен, базовые проблемы по-прежнему не решены. Последний ответ и.о. главы администрации Лужского района оповестил жителей, что в районе будет построено три котельных на угле. Альтернатива, прямо скажем, не самая желанная.

«Сейчас мы ждем конкурса на строительство новых котельных в поселениях, условия которого позволят участвовать в нем всем желающим инвесторам, – говорит Людмила Пономаренко. – Мы будем поднимать вопрос с внедрением других видов энергетики в нашем районе». На прежнем – низком – уровне остается внедрение переработки отходов. Свалки будут только расти и, если в ближайшем будущем ничего не изменится, на горизонте вновь может замаячить очередной «топал».

 

Письмо из Правительства Ленинградской области о предоставлении запрашиваемого перечня документов по проекту строительства котельных на топливе «Топал-1»

Письмо из Администрации Лужского района о том, что новые котельные с применением топлива «Топал-1» строиться в районе не будут

Письмо о финансовой поддержке проекта «Топал-1»

Письмо из Администрации Лужского района по котельным

Отчет о проведении промышленных испытаний промышленного сжигания топлива «Топал-1»

Письмо от правительства ЛО о планах строительства 6 котельных на топливе «Топал-1»

Протокол испытаний топлива «Топал-1». Теплотехнический анализ.

Протокол измерений газовых промышленных выбросов во время испытаний промышленного сжигания топлива «Топал-1»

Ирина Андрианова