Финские СМИ: «Красный Бор» угрожает Суоми

Krasniy Bor Карта с нефтесодержащими отходами заполнена до критического уровня. Февраль 2016. Credit: Виктор Терешкин

Ситуация стала критической в ​​конце прошлого года

28 февраля в Хельсингин Саномат (Helsingin Sanomat) был опубликован материал «В токсичных бассейнах кроется экологическая катастрофа – опасные отходы Санкт-Петербурга угрожают Финскому заливу».

Из находящегося рядом с Санкт-Петербургом «Красного Бора» исходит угроза, грозящая экологическими проблемами территории от северо-запада России до Финляндии, пишет издание. Полигон находится в критическом состоянии – бассейны переполнены, обводные каналы вокруг них также залиты до краев. Пробы воды, взятые из обводных каналов, показали высокие уровни содержания токсичных веществ.

Риск заключается в том, что в результате таяния снега и льда загрязненная вода с полигона может просочиться за его пределы. Если токсичные вещества попадут в близлежащие реки Ижора или Тосно, то они в конечном итоге окажутся в Финском заливе. [С момента выхода данного материала Хельсингин Саномат по настоящий момент зафиксирована одна утечка отходов с «Красного Бора», произошедшая в ночь с 10 на 11 марта в результате размыва защитной дамбы].

Бассейны «Красного Бора» содержат опасные промышленные отходы – в целом около 2 млн тонн, – среди которых нефть и тяжелые металлы. Согласно сведениям, приведенным компанией, управляющей полигоном, на нем нет радиоактивных элементов, но есть особо опасные отходы первого класса, такие как ртуть, цианид, мышьяк и кадмий.

Ситуация стала критической в ​​конце прошлого года, когда в результате таяния большого количества снега, выпавшего накануне, начался паводок. Директор полигона Виктор Колядов объявил в конце января о чрезвычайной ситуации. По словам главного инженера «Красного Бора» Руслана Бражникова, опасность реальна, и персонал пытается сделать все возможное, чтобы не допустить утечку.

Когда Бражников показывал журналисту Хельсингин Саномат полигон, он получил звонок из Комитета по природопользованию Санкт-Петербурга и был вынужден остановить экскурсию. Комитет не стал отвечать на неоднократные запросы газеты.

Местная жительница Виктория Маркова, будучи обеспокоена состоянием окружающей среды вокруг своего дома, начала голодовку в надежде добиться от властей каких-то реальных действий. Она указывает на то, что на полигоне нет работающих очистных сооружений. Кроме того она сообщила, что утечки были и раньше, и, более того, во времена прежнего руководства токсичные стоки выпускались в близлежащий лес намеренно.

О проблемах, стоящих перед «Красным Бором»,  известно на протяжении многих лет, но ни средств, ни желания что-либо сделать для их решения не было. Теперь чиновники их признали, но в основном сосредоточены на поиске лиц, ответственных за его катастрофическое состояние. Прошлое начальство полигона сейчас обвиняют в несоблюдении должностных инструкций. А его нынешнее руководство придало ситуацию огласке для того, чтобы избежать катастрофы.

Так, еще вначале 1990-х годов был разработан проект по строительству на полигоне нефтеперерабатывающего завода, но он так и не был реализован. Деньги, выделенные на строительство, пропали, и никто не знает, где они.

Исполнительный секретарь Коалиции «Чистая Балтика» Михаил Дуркин очень обеспокоен сложившейся ситуацией. Хельсинкская комиссия (Комиссия по защите морской среды Балтийского моря), где Дуркин работал, считает «Красный Бор» горячей точкой. Дуркин сказал, что администрация Санкт-Петербурга несколько раз обещала разобраться с полигоном, но ничего так и не сдвинулось с места. Проблему нельзя решить, только построив очистные сооружения для стоков, поскольку на полигоне находятся несколько различных видов токсичных отходов, и вся его площадь должна быть очищена.

Для Финляндии проблема «Красного Бора» имеет большое значение, поскольку полигон расположен в бассейне реки Невы, впадающей в Финский залив. Чиновники Санкт-Петербурга утверждают, что токсичные вещества за пределами полигона отсутствуют, но отобранные Гринписом в 2010 и 2015 годах образцы воды показывают, например, высокое содержание кадмия, ртути и ПХД (Полихлорированных дифенилов).

«Красный Бор» называют экологической бомбой замедленного действия.

Собственное расследование журналистов Хельсингин Саномат

В итоге газета направила в Санкт-Петербург своих собственных экспертов для взятия проб на полигоне. 13 марта в ней вышла статья, в которой рассказывается об итогах этой поездки.

Результаты анализов показали, что в «Красном Бору» наблюдаются утечки токсичных отходов в окружающую среду, пишет издание. Пробы воды, взятые ХС (Хельсингин Саномат), показывают, что опасные вещества не остаются в бассейнах, а просачиваются наружу. Так, в канаве недалеко от полигона было обнаружено наличие чрезвычайно опасного ПХД, а также кадмия. Яакко Маннио (Jaakko Mannio) из Института окружающей среды Финляндии SYKE говорит, что особую тревогу вызывает именно уровень загрязнения ПХД.

Образцы, взятые ХС, также показывают высокое содержание тяжелых металлов. Например, уровень кадмия, являющегося опасным канцерогеном, более чем в десять раз превышает экологические стандарты ЕС.

Аналитик экологических рисков Юсси Рейникайнен (Jussi Reinikainen) из SYKE говорит, что обычно такая вода дальше должна подвергаться очистке, но в «Красном Бору» она попадает в окружающую среду.

Издание отмечает, что население Санкт-Петербурга обеспокоилось риском паводка, поскольку весь город берет питьевую воду из Невы после впадения в нее Ижоры [по которой, в свою очередь, отходы полигона могут попасть в Неву]. Водоканал Петербурга не заметил каких-либо изменений, но усилил мониторинг.

Тяжелая ситуация усугубляется еще больше из-за серьезных экономических проблем, стоящих перед компанией, управляющей полигоном, оборудование и здания находятся в плохом состоянии, дренажные системы не работают.

Новость о результатах расследования журналистов ХС разошлась по СМИ Финляндии и, в том числе, была опубликована на сайте государственной телерадиокомпания Yle. Однако о фактах попадания токсических веществ с полигона «Красный Бор» в окружающую среду было известно уже ранее, говорится в данной статье, а в начале февраля Yle сообщала, что переполненные бассейны угрожают экологическому благополучию региона Финского залива, но российские власти не могут найти ответственных за это.

Тогда, по словам директора Института окружающей среды Финляндии SYKE Сеппо Реколайнена, после того, как институт связался с Комитетом по природопользованию Санкт-Петербурга, петербургские власти заверили, что ситуация находится под контролем.

В то же время он отмечает, что у экологов другое видение ситуации. Отсюда сложно судить, кто прав, а кто – нет, но в любом случае риски, связанные с полигоном «Красный Бор», большие, считает Реколайнен.

Три года назад премьер-министр РФ Дмитрий Медведев пообещал, что полигон «Красный бор» будет закрыт в срочном порядке, напоминает издание.

Уволенный директор полигона опасных отходов: «чрезвычайная ситуация сохранялась в течение многих лет»

13 марта в Хельсингин Саномат вышла еще одна статья, посвященная «Красному Бору» и его экс-директору Виктору Колядову.

Виктор Колядов был уволен после всего пяти месяцев работы, пишет издание, и, более того, сейчас администрация Санкт-Петербурга подает на него в суд за «распространение необоснованной информации».

Только с приходом Колядова на пост директора «Красного Бора» угрозе, которую представляет полигон, была придана огласка, пишет издание, хотя, как Колядов рассказал ХС в интервью, чрезвычайная ситуация и постоянные риски наблюдались на протяжении многих лет.

Первым шагом, предпринятым Колядовым в качестве директора, стало объявление чрезвычайной ситуации. Дождь и снег заполнили бассейны с отходами и каналы вокруг полигона. По разным оценкам, в прежние годы подобные проблемы также наблюдались, а утечки токсичных стоков за пределы полигона происходили и ранее, более того, зачастую они устраивались специально с целью понизить уровень в бассейнах.

Колядов говорит, что когда он увидел, в каком состоянии находится «Красный Бор», он сразу же рассказал об этом. В то же время все предыдущие директора полигона замалчивали реальное положение дел. Экологические организации в течение длительного времени сообщали о коррупции в «Красном Бору» и указывали, что она является одной из причин отсутствия на протяжении десятилетий каких-либо значимых действий по решению проблем полигона, что привело к его нынешнему состоянию.

И, действительно, результатом февральской проверки полигона прокуратурой стало обвинение предшественника Колядова в превышении должностных полномочий и возбуждение дел о хищении бюджетных средств Санкт-Петербурга.

В начале марта опасения, хоть и в малом масштабе, оправдались – прорвалась плотина, отделявшая полигон от близлежащего ручья. На тот момент Колядов уже был уволен, а новый директор еще не был назначен. Плотина была быстро восстановлена. Колядов рассказал о происшествии чиновникам и подтвердил в прессе, что утечка имела место.

В следующую субботу Комитет по природопользованию Санкт-Петербурга опубликовал сообщение, в котором обвинил активистов-экологов и Колядова в «провокации, направленной на дестабилизацию ситуации в Санкт-Петербурге». Комитет подчеркнул, что токсичные стоки не просочились в окружающую среду. Кроме того, ведомство обвиняет Колядова в распространении слухов и грозит ему судебным разбирательством.

Официально Колядов подписал заявление о собственной отставке, но он говорит, что его уволили.

Беллона