В Красноярском крае обсуждается сооружение нового хранилища РАО

EHZ «ПО «Электрохимический завод» расположенный в Красноярском крае входит в топливную компанию Росатома «ТВЭЛ». Credit: ecp.ru

Вынесенные на обсуждения документы не опубликованы

Строительство нового хранилища твёрдых радиоактивных отходов планируется на уранообогатительном предприятии АО «ПО «Электрохимический завод» (ПО ЭХЗ) в закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО) Зеленогорск Красноярского края. К сожалению, вынесенные на обсуждения документы не опубликованы, представители администрации ЗАТО Зеленогорск и ПО ЭХЗ не предоставили эти документы и по запросу «Беллоны».

Входящее в топливную компанию «Росатома» «ТВЭЛ» АО «ПО «Электрохимический завод»  разместило в «Российской газете» на правах рекламы краткое уведомление о том, что 4 апреля в ЗАТО Зеленогорск «состоится общественное обсуждение (слушания) проектной документации по объекту государственной экологической экспертизы «Пункт хранения ТРО».

HTRO EHZ Объявление о слушаниях в «Российской газете». Credit: Российская газета

Аналогичное объявление есть и на сайте предприятия. В анонсе сообщается: «Объект – пункт хранения твердых радиоактивных отходов (ТРО) для размещения очень низкоактивных радиоактивных отходов (ОНАО), образующихся от основной деятельности АО «ПО «Электрохимический завод». Сама вынесенная на обсуждение документация на сайтах не размещена, информации о том, как и где можно ознакомиться с вынесенной на обсуждение документацией в объявлении не содержится, но указаны телефоны для справок.

В телефонном разговоре с «Беллоной» представитель ПО ЭХЗ Анатолий Александров сообщил, что документация у них на 80% для служебного пользования. Это странно, поскольку, по действующему законодательству, с общественностью обсуждается не сам проект потенциально опасной деятельности, который, конечно, может содержать закрытую информацию, а оценка воздействия деятельности на окружающую среду (ОВОС), которая не может быть засекречена. В действующем Положении об ОВОС провозглашён «принцип гласности». «Заказчик [в данном случае ПО ЭХЗ] обязан предоставить всем участникам процесса оценки воздействия на окружающую среду возможность своевременного получения полной и достоверной информации», – говорится в Положении об ОВОС.

По установившейся с 2010-х годов практике при проведении общественных обсуждений деятельности предприятий госкорпорации «Росатом» выносимые на обсуждения документы (ОВОС, МОЛ) не только размещаются для ознакомления в муниципалитете, но и публикуются в открытом доступе в сети Интернет, в крайнем случае, предоставляются по запросу. От ПО ЭХЗ получить обсуждаемые документы не удалось. «Документация в соответствии с Порядком, установленном на предприятиях ядерно-топливного цикла ГК «Росатом» имеет гриф ДСП [для служебного пользования]. На слушаниях предоставляется краткая версия документации», – сообщил Анатолий Александров. Но и упомянутую «краткую версию» обсуждаемой документации он не предоставил.

Формально организатором общественных обсуждений является администрация ЗАТО Зеленогорска. На просьбу автора предоставить для ознакомления обсуждаемые материалы заместитель главы администрации ЗАТО Зеленогорска Татьяна Волгаева сообщила, что информирование общественности должно осуществляться заказчиком и перенаправила запрос в ПО ЭХЗ, откуда ответ пока не получен.

Слайды не заменят ОВОС

Позднее на сайте предприятия появились слайды, по-видимому, являющиеся иллюстрациями к предстоящему докладу на общественных слушаниях. Название презентации: «Оценка воздействия на окружающую среду при строительстве и эксплуатации объекта «Пункт хранения ТРО в АО «ПО ЭХЗ». Очевидно, 19 картинок не могут заменить документ, но иной информации о планируемой деятельности за две недели получить не удалось.

EXZ-1 АО «ПО ЭХЗ» занимается центрифужным обогащением урана, а также хранением ОГФУ и других отходов. Credit: Презентация для слушаний

Деятельность ПО ЭХЗ связана с обогащением урана в центрифугах. В результате этого процесса образуется как продукт – обогащённый по изотопу уран-235, так и отходы, обеднённые по этому изотопу. Количество этих отходов (обеднённый (отвальный) гексафторид урана, ОГФУ) весьма значительно, они хранятся в контейнерах под открытым небом на промплощадке предприятия. Проблема состоит не только в радиоактивности этих отходов – они находятся в крайне опасной химической форме, и при авариях, связанных с разгерметизацией контейнера, смертельная концентрация плавиковой кислоты в воздухе может быть отмечена на расстоянии до 30 километров от места аварии. Город Зеленогорск расположен примерно в пяти километрах от предприятия.

В представленных слайдах указано, что необходимость сооружения нового пункта хранения радиоактивных отходов (ПХРО) вызвана тем, что «действующий пункт долговременного хранения ТРО заполнен». Также сообщается, что проектируемый пункт долговременного хранения ТРО относится к приповерхностному типу. Он будет расположен на территории промплощадки предприятия и рассчитан на 30 лет эксплуатации.

EXZ-2 Краткая информация о новом ПХРО АО «ПО ЭХЗ». Credit: Презентация для слушаний

К сожалению, информация о конструкции ПХРО, о его вместимости, о характеристиках РАО, которые там предполагается размещать, в слайдах отсутствует. Сообщается, что в новом хранилище будут размещены «твёрдые осадки и изделия, содержащие остаточное количество урана, которое невозможно из них удалить без полного растворения», что РАО не растворимы в воде, не горят или трудно воспламеняемы. Можно предположить, что речь идёт о технологических отходах, а не о ОГФУ.

В качестве возможных аварий рассматривается повреждение контейнера при проведении разгрузочных работ, приводящая к просыпке отходов из контейнера. Декларируется, что при этом максимально возможная площадь загрязнения составит 1 кв. м, и просыпавшиеся РАО можно легко собрать за 5 минут и поместить в резервный контейнер. Оценить справедливость этих сведений не представляется возможным, поскольку не приведены данные ни о контейнере, ни о форме и составе РАО.

ПО ЭХЗ планирует строить хранилище в грунте?

В слайдах сообщается, что «грунт – основной защитный барьер, который предотвращает миграцию радионуклидов из хранилища». Про другие инженерные барьеры на пути распространения радионуклидов не говорится. Из этого можно сделать вывод, что хранилища, возможно, будут представлять собой траншеи в грунте.

EHZ-3 После заполнения отходами хранилище может стать пунктом захоронения РАО. Credit: Презентация для слушаний

«После заполнения хранилища для изоляции ТРО и предотвращению их воздействия на почвенный покров поверх глиняного «замка» формируются несколько слоев: плодородный слой почвы и газон (рекультивация после консервации), защитный слой (наброска 10-100 мм), дренажный слой (гравийно-песчаная смесь), дренажный слой (гравийно-песчаная смесь), гидроизолирующий экран (глина)», – сообщается в презентации. Можно предположить, что предполагается превращение пункта длительного хранения РАО в пункт захоронения, своего рода «глиняный могильник».

Вызывает сожаление, что при анализе проекта нового хранилища РАО приходится строить догадки, опираясь на картинки. Остаётся надеяться, что доступ к ОВОС всё же будет предоставлен, и можно будет анализировать сам обсуждаемый документ, а не иллюстрации к нему.

Общественность допустят на слушания в ЗАТО?

В ходе предстоящих слушаний оставшиеся вопросы могут быть заданы представителями общественности. Если с обеспечением доступа к информации ПО ЭХЗ не справляется, то, похоже, доступ представителей общественности на слушания на территории ЗАТО будет обеспечен.

«Благодаря содействию ПО ЭХЗ членам и экспертам нашей экологической палаты будут оформлены пропуска в ЗАТО для участия в слушаниях, – сообщил по электронной почте «Беллоне» Александр Колотов, председатель Общественной экологической палаты Гражданской ассамблеи Красноярского края. – Но остается вопрос, что именно и каким образом мы будем обсуждать, если для знакомства с материалами от нас требуют сначала подписать договор о неразглашении. Зачем выносить на слушания документы, содержащие секретные сведения? Это нонсенс! Обсуждать надо не секретную проектную документацию, а то, что непосредственно касается жителей Красноярского края – материалы оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) вкупе с резюме проекта нетехнического характера».

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com