Атомная Франция: современность

trikasten nuclear plan АЭС Трикастен, Франция. Credit: Григорий Пасько

Это третья статья из серии материалов экологического журналиста Григория Пасько, посвященных атомной отрасли Франции. Все статьи серии доступны в данном разделе.

Атомная Франция: история

Стоит ли говорить о том, что история развития атомной промышленности Франции – да и любой другой ядерной страны мира! – тесно связана с созданием и развитием ядерного вооружения?

В 1945 году Шарль де Голль создал Комиссариат по атомной энергетике во главе с Фредериком Жолио-Кюри и Раулем Дотри. Цель – «научное и техническое исследование возможности применения атомной энергетики в научной, промышленной и оборонной сферах».

В 1950 году Жолио-Кюри, бывший членом коммунистической партии Франции, обратился с призывом запретить атомную бомбу. За это он был смещен с должности высшего комиссара.

В 1960 году в алжирской части пустыни Сахара Франция провела первое испытание атомной бомбы. В 1964 году Франция вступила в клуб ядерных держав.

Закон 2005 года, определяющий основные направления энергетической политики Франции, подтверждает поддержание атомной энергетики, как основного источника электричества во Франции.

Противники атомной энергетики замечают: для атомных станций нужно обогащать уран, процесс обогащения урана требует больших электрических мощностей. Получается, что атомная энергетика, по мнению некоторых экспертов, производит электричества больше для себя самой, чем для потребителей.

К этому историческому экскурсу добавлю вполне современную деталь. Когда я был на АЭС Трикастен (Tricastin), разные люди, в том числе из пиар-службы EDF (Электрисите де Франс, крупнейшая государственная энергогенерирующая компания Франции), подтвердили: три из четырех ядерных реактора Трикастена вырабатывают электроэнергию для соседнего завода по переработке концентрированной урановой руды во фторид урана. И только один реактор работает собственно на нужды всех остальных потребителей. 

Атомная Франция: современность

Сегодня 58 атомных реакторов Франции вырабатывают 78% электроэнергии страны, стоимость которой (11 евроцентов) – самая низкая в Европе. Франция на голову выше всех конкурентов по уровню профессиональной подготовки кадров и разработки новых технологических решений в ядерной отрасли.

Пока Германия и Швеция брали курс на консервацию уже запущенных реакторов, а Италия и Великобритания замораживали новое строительство, Франция вышла на первое место в мире по экспорту ядерных технологий в самых разнообразных формах: так, государственная компания AREVA, которой много лет, до 2011 года, управляла Анн Ловержон (теперь компанией руководит Люк Урсель, бывший вице-президент AREVA), контролирует 30% мирового рынка производства и обслуживания ядерных реакторов и 80% рынка регенерации ядерного топлива.

В конце января в Париже возле мэрии я увидел детей, катающихся на санках с искусственных снежных горок. Неподалеку Сена мирно несла свои воды. Говорят, когда-то она замерзала. В это время в Москве, городе, который гораздо севернее Парижа и который по обыкновению славился лютыми морозами в эту пору года, температура воздуха едва опустилась ниже нуля.

Глобальное потепление шагает по планете. Пока ученые ломают голову, отчего это происходит, приверженцы атомной энергетики радуются: они утверждают, что АЭС гораздо меньше способствуют потеплению климата, чем тепловые газовые и угольные станции. Значит, утверждают они, будущее за атомной энергетикой.

AREVA

Эту промышленную группу, специализирующуюся на атомной энергетике, знают не только во Франции. Ее стройплощадка и сфера ее интересов – весь мир. В 2006 году компания насчитывала 61 000 служащих.

Оборот 10 863 млн евро (2006). Чистая прибыль 649 млн евро (2006). Собственный капитал 6 722 млн евро (2006).

Говорят, что, будучи главой AREVA, Анн Ловержон произнесла фразу: «Если нам нечего скрывать, мы должны все объяснять и говорить правду, даже когда она нелегко дается». Говорят, фраза эта вылилась во вполне конкретные осязаемые действия. Речь идет о таких инициативах «Атомной Ани», как установка веб-камер по периметру Ля-Аг (La Hague) – головного предприятия по восстановлению отработанного уранового топлива, или телевизионная рекламная кампания, призывающая публику совершить ознакомительную экскурсию на «ядерный завод».

К сожалению, мне не удалось побывать на самом заводе Ля-Аг, но зато я совершил ознакомительную поездку вокруг этого завода (подробнее – в главе Ля-Аг).

Атомный мир

Чтобы понять масштабы развития атомной промышленности Франции, надо для сравнения взглянуть на другую ядерную державу. Например, на Россию.

В России работают 10 атомных электростанций (33 ядерных энергоблока), что составляет 26,2 ГВт установленной мощности. В энергобалансе страны на АЭС приходится 17%. В 2007 году принято решение о строительстве в России 29 новых АЭС до 2030 года. Для этого потребуется не менее 58 млрд долларов.

Все атомные электростанции мира производят примерно 384 ГВт электроэнергии. Для сравнения: к началу 2016 года ветроэнергетике удалось обогнать атомную с общей суммарной мощностью в 432 ГВт, солнечная энергия по состоянию на начало 2014 года служит источником 139 ГВт.

Справка: По состоянию на начало 2016 года в США – 99 работающих ядерных реакторов. В Японии – 43 реактора в рабочем состоянии (на настоящий момент после аварии на АЭС «Фукусима» запущено только три из них). В Китае (включая Тайвань) действует 31 реактор. В Южной Корее работает 25 реакторов, в Индии – 21, в Канаде – 19, в Украине и Великобритании – по 15 штук, в Швеции – 10. У остальных стран менее десяти работающих реакторов. В ряде стран мира, например, в Германии и Великобритании, известны случаи закрытия атомных электростанций.

Приверженцы атомной отрасли считают, что атомную энергетику ожидает в ближайшем будущем светлая полоса. В ее пользу сыграло не только удорожание нефтепродуктов, но и решимость стран Евросоюза воплотить в жизнь Киотское соглашение, предусматривающее существенное сокращение эмиссии парниковых газов.

Мнение против

Однажды в «Белорусской деловой газете» (№ 1358 25.08.2003) я прочитал интервью со специалистом – профессором Георгием Лепиным, автором книги «Горькая правда об атомной энергетике?». Приведу лишь некоторые цитаты из интервью с профессором.

 «…Даже при абсолютной надежности и безаварийности работы любой АЭС по существующим международным стандартам допускаются «лицензированные» (разрешенные) газообразные и аэрозольные выбросы радионуклидов. Сейчас в мире в эксплуатации находится более 400 реакторов АЭС [на конец 2015 года в мире статус действующего имеют 442 блока, статус строящегося – 66 блоков]. Реально допускается, что они все вместе за 25 лет работы могут выбросить в 16 раз больше цезия-137 (одного из наиболее опасных радионуклидов!), чем попало в атмосферу в результате чернобыльской аварии. В мирное время. Без внештатных ситуаций… Медикам хорошо известно, что даже небольшие дозы радиации, поглощенные организмом за длительное время, катастрофически воздействуют на здоровье.

В реакторе любой АЭС образуется около 300 различных радионуклидов. Более 30 из них попадают в атмосферу: углерод-14 (период полураспада (ППР) – 5730 лет), цезий-137 (ППР – 30 лет), криптон-85 (ППР – 10,6 лет)… Каждый радионуклид по-своему опасен.

Есть еще одна глобальная проблема – в мире уже накоплено свыше 200 тыс. тонн отработавшего ядерного топлива. Ежегодно это количество увеличивается на 10 тыс. тонн. До загрузки в реактор ядерное топливо практически безопасно. А после – становится смертельно радиоактивным.

Кроме отработавшего топлива атомный реактор «производит» несметное количество жидких и твердых радиоактивных отходов. На каждую тонну использованного топлива приходится до 45 тонн высокоактивных отходов, около 1000 тонн среднеактивных и более 10 000 тонн низкоактивных, но, тем не менее, очень опасных отходов.

Увы, ни в одном государстве вопросы захоронения радиоактивных отходов, снятия АЭС с эксплуатации, обращения с отработавшим ядерным топливом не решены. Для захоронения отходов в государствах с развитой атомной энергетикой может не хватить и всей территории. Это и случилось, например, с Францией. Пришлось искать место для отходов в Германии. Заключили «взаимовыгодный» договор, который «расторгло» население, не желавшее превращать свою страну в свалку радиоактивного мусора».

Григорий Пасько