МНЕНИЕ: VII Международный форум «Экология»: отходы, вода, нефть. И тупик «Красного Бора»

Smog Air Pollution Chelyabinsk Смог над Челябинском. Февраль 2016. Credit: vk.com/vybros74

Форум проходил при поддержке и участии обеих палат Федерального Собрания РФ, Министерства природных ресурсов и экологии РФ, Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ и других профильных министерств и ведомств. Партнером форума выступила Российская ассоциация водоснабжения и водоотведения (РАВВ). Мероприятие проходило в рамках проекта партии «Единая Россия» «Санкт-Петербург – морская столица России».

Яркие впечатления

Телеканал «Санкт-Петербург» рано утром 2 марта сообщил, что одним из главных вопросов форума станет ситуация вокруг полигона «Красный бор».

Пленарное заседание, как принято, началось с зачитывания приветственных слов. Меня от души порадовали слова нашего губернатора Георгия Полтавченко, зачитанные вице-губернатором Игорем Дивинским: «В 2015 году наш город стал лучшим по сбору опасных отходов. Желаю всем вам ярких впечатлений». Вот такое яркое впечатление вызвал у меня доклад Натальи Соколовой, начальника Управления государственного экологического надзора Федеральной службы по надзору в сфере природопользования.

Natalia Sokolova Наталья Соколова, начальник Управления государственного экологического надзора Федеральной службы по надзору в сфере природопользования: «Назревает коллапс». Credit: Виктор Терешкин

– Посмотрим на динамику выбросов в атмосферу, – говорила Соколова. – Идет их уменьшение, но это не связано с природоохранными мерами. А с тем, что ряд предприятий закрывается. Затраты на природоохранную сферу сокращаются. И последствия этого хорошо видны в горячих территориальных объектах, таких как Челябинская область, где в декабре прошлого года люди жили в смоге. Мы видим, что объем сброса загрязненных сточных вод, по сравнению с 2014 годом сократился почти на два миллиарда кубометров. Но это связано тоже с сокращением производства. Следует констатировать, что более половины населения России, это более 86 миллионов человек, проживает в неблагоприятных экологических условиях.

Мне из доклада Натальи Соколовой особенно врезалась в память цифра взыскиваемых штрафов. В 2015 году по России она составила аж 890 млн рублей. По признанию начальника Управления государственного экологического надзора болевая точка – то, что происходит с отходами. Она назвала ситуацию с вместимостью полигонов страшной. Отходов образуются ежегодно более 5 млрд тонн, а общая вместимость полигонов – чуть больше одного. Назревает коллапс, об этом говорят во всех регионах. И больше всего жалоб, больше всего нарушений именно в этой сфере.

Пресс-конференция: обтекаемые ответы

Два года назад на V Форуме «Экология» я задал вопрос – когда же, наконец, на полигоне «Красный Бор» будет построен завод по переработке токсичных отходов? И тогдашний глава комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности правительства Петербурга Валерий Матвеев ответил мне ну очень бодро:

– Завод будет построен в 2015 году!

Igor Grigoriev Глава комитета по природопользованию Санкт-Петербурга Игорь Григорьев: «Сделать полигон безопасным наша главная задача». Credit: Виктор Терешкин

Нынешний глава комитета Игорь Григорьев на вопросы журналистов о ситуации на полигоне отвечает осторожнее.

– Главное желание жителей Колпино, Красного Бора мы выполнили – прекратили прием отходов. А для того, чтобы рекультивировать содержимое карт, уменьшить негативное влияние полигона на природу, воссоздан научно технический экологический центр. Его специалисты сейчас принимают решения, выбирают технологию, которая могла бы позволить снизить опасность отходов. В двух открытых картах, о которых так много писали и говорили, уже сделана дополнительная обваловка. Ее высота более метра, поэтому проблема с тем, что оттуда может что-то вылиться, уже не актуальна. Проблема остается с водой в обводном канале вокруг полигона. Поэтому сейчас принимаются решения об ее очистке. Полностью удалить два миллиона [куб. метров] отходов вряд ли возможно, но сделать полигон безопасным, это наша главная задача.

Феликс Кармазинов, генеральный директор ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» заверил журналистов:

– Мы, не ожидая, пока что-нибудь произойдет в «Красном Бору», установили автоматические системы на каждом водозаборе, которые нам дают сигнал в случае, если будет какое-то превышение норм. Эта система апробирована, существует не один год, работает в автоматическом режиме, и в ней не может быть никаких сомнений. А я по-прежнему пью воду из-под крана и не собираюсь менять этой привычки.

Нефтяные дебаты

В одном из залов шла рабочая сессия «Нефтеразливы в водной среде: как предотвратить и как ликвидировать?». Александр Артюхов, начальник Управления гражданской защиты Северо-Западного регионального центра Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий прочитал доклад «Перспективы предупреждения и ликвидации нефтеразливов при добыче, транспортировке, хранении и переработке углеводородов в Российской федерации». Много цифр привел, много примеров.

Заместитель председателя ЭПЦ «Беллона» Юрий Вдовин поинтересовался:

– В прошлом году на VI форуме «Экология» говорилось, что статистики по разливам нет. А сейчас она появилась? При добыче, при транспортировке?

Артюхов признался:

– Такой статистики у меня нет.

Василий Федоров, заместитель начальника Департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Западному федеральному округу выступил с докладом «Государственная экологическая экспертиза планов ЛАРН [Ликвидации аварийных разливов нефти]». А эксперт экологического проекта «Мониторинг БТС» Александр Сутягин решил узнать:

– Будут ли публиковаться планы ЛАРН для общественных организаций?

На что получил четкий ответ:

– А планы ЛАРН это собственность заказчика.

Николай Смирнов, ведущий специалист отдела координации аварийных работ комитета по природопользованию Санкт-Петербурга выступил с докладом: «Деятельность экологических аварийных служб комитета по природопользованию Санкт-Петербурга по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с разливами нефтепродуктов на акватории Санкт-Петербурга». Доклад изобиловал цифрами. И сколько млн тонн нефтепродуктов идет через наш город морским транспортом. И где на Неве самые опасные для судов места. Какое загрязнение идет от 60 тыс. маломерных судов. И сколько бригад быстрого реагирования всегда наготове. А все тот же въедливый Александр Сутягин пристал к докладчику:

– А сколько аварийных ситуаций было в прошлом году.

Тут Николай Смирнов призадумался. Но ответил:

– А мы такой выборки не делаем. Но вот выходили наши суда в акваторию 221 раз.

Густой туман над полигоном «Красный Бор»

На круглом столе «Захоронение отходов на полигонах: технологии, возможности, альтернативы» самой больной темой стало обсуждение: «Полигон «Красный Бор»: вчера, сегодня, завтра». Первой выступила Ольга Еремина, до июня прошлого года она работала на полигоне химиком-технологом. Живет в Красном Бору, совсем рядом с проклятым местом.

Голос ее дрожал, когда она заговорила:

– Нам все время говорят – в картах полигона лежит около двух млн кубов токсичных отходов. Но это цифра официальная. А мне пришлось слышать и другую, неофициальную – в два раза больше. Как я могу быть спокойной за себя, своих детей, внуков? Ведь с полигоном идет игра, русская рулетка. Авось паводок будет небольшой, авось обваловку не прорвет?

Ольга Еремина четко, жестко обрисовала все проблемы полигона. И сделала вывод – их не решить на местном уровне.

– Только федеральная программа, федеральные деньги спасут нас и наших детей!

Юрий Кваша, глава муниципального образования Тельмановское сельское поселение Тосненского района Ленинградской области уверен, что полигон – непрерывно длящаяся угроза экологической катастрофы. Он приводил цифры и факты, показывал чертежи и фотографии. Он убежден, что обваловка, достигшая на некоторых картах высоты в 8-10 метров, может быть промыта в любой сильный паводок. Что все карты – и открытые, и культивированные текут. Что токсины проникают не только в Неву, но и в водоносные горизонты. Что комитет по природопользованию систематически изолирует общественность от информации. А деньги, идущие на полигон, систематически разворовываются. Что без паспортов на отходы никакие специалисты не смогут решить, какие технологии нужны.

Модератор круглого стола Семен Гордышевский, председатель правления НП «Экологический союз» признал:

– Полигон – наша общая вина. Мы получили памятник экологической бесхозяйственности. Утечки с полигона идут. В Петербурге виден рост заболеваний по врожденным аномалиям, по онкологическим болезням. И мы в этом уже ушли в отрыв от Москвы. Нужно добиваться, чтобы проблемы полигона были включены в федеральную программу.

Igor Berezin Игорь Березин, временно исполняющий обязанности заместителя главы комитета по природопользованию Санкт-Петербурга: «Аварийная ситуация локализована».

Игорь Березин, временно исполняющий обязанности заместителя главы комитета по природопользованию Санкт-Петербурга заверил, что аварийная ситуация локализована, на полигон стали поступать деньги. И на зарплату персонала в том числе. Принято решение законсервировать полигон, никакой завод строиться там не будет.

– Да, есть проблемы с состоянием обваловки, – признал он. – И с арендой дополнительной техники. И с паспортами на содержимое карт. Но тут должны работать ученые. Мы привлекли институт токсикологии. Работает Межведомственный научно экологический совет, научно-технический центр при полигоне.

Модератор Семен Гордышевский подвел итог:

– Мое мнение – ситуация на полигоне значительно хуже, чем нам объясняют. Нужно громко бить тревогу, чтобы получить помощь.

Виктор Терешкин