РЕПОРТАЖ: Отходы Курской АЭС – обсуждение завершилось, вопросы остаются

Kurskaya AES Курская АЭС. Credit: Росэнергоатом

4 февраля в Курчатове, городе-спутнике Курской АЭС, прошёл круглый стол, завершающий общественные обсуждения создания третьего хранилища высоко- и среднеактивных радиоактивных отходов (ХТРО-3). «Беллона» ранее подробно рассказывала об этом проекте. Представитель «Беллоны» принял участие в этом собрании, которое продолжалось более двух часов, и в котором, по данным оргкомитета, участвовало 640 человек (видеорепортаж с круглого стола, снятый «Курчатов-ТВ», доступен по ссылке).

2016-02-04-Kurchatov Участники круглого стола по обсуждению МОЛ ХТРО-3 Курской АЭС, г. Курчатов, 4 февраля 2016 г. Credit: Андрей Ожаровский

Общественные обсуждения в моногородах атомщиков, к которым относится Курчатов, могут отличаться по форме, но всегда имеют предсказуемый результат: жители поддерживают любые предложения градообразующего предприятия. Так произошло и на этот раз, против сооружения нового хранилища радиоактивных отходов (РАО) никто не возражал, ведь атомщики обещали, что в конце концов все отходы будут куда-то вывезены.

Хор учителей

Особенностью этих слушаний стало выступление довольно большой группы преподавателей школ города и других муниципальных служащих. Перед слушаниями Курская АЭС организовала экскурсию на уже имеющиеся хранилища РАО, которая очень понравилась учителям. Об этом они и рассказывали, выступая на круглом столе.

Semenov Михаил Семёнов, заместитель директора школы №6 г. Курчатова, уверен, что на АЭС строго соблюдаются нормы безопасности. Credit: Андрей Ожаровский

Михаил Семёнов, заместитель директора школы №6: «Я недавно посетил ХТРО-1 – на АЭС строго соблюдаются нормы безопасности!» Камелия Дубкова: «Мы доверяем АЭС». Галина Ушакова: «Никаких нареканий у нас, как у общественности, к ХТРО не было. Ни один дозиметр не зашкалил! Никто не почувствовал недомоганий. Сомнений не было!» Анатолий Степанов: «Я был на экскурсии на ХТРО-1. Удивляет, какой там изумительный порядок. Как ответственно работники АЭС подходят к работе с РАО!»

Хранение с нарушениями

Однако впечатления жителей от посещения действующих хранилищ РАО Курской АЭС контрастируют с данными об этих хранилищах, приведённых в обсуждаемых Материалах обоснования лицензии (МОЛ). По официальным данным, хранилища переполнены, хранение опасных отходов там «осуществляется навалом, без упаковок, что противоречит требованиям НД [нормативных документов] РФ в области обращения с РАО». Также в МОЛ констатируется: «Часть высокоактивных ТРО АЭС в настоящее время хранится в приреакторных бассейнах выдержки, места хранения ВАО [высокоактивных РАО] не отвечают современным нормативным требованиям в области хранения радиоактивных отходов».

HTRO3-1 На Курской АЭС в нарушение установленных норм высокоактивные радиоактивные отходы хранятся «навалом, без упаковок». Credit: МОЛ ХТРО-3 Курской АЭС

Понятно, что в ходе экскурсии на АЭС эти нарушения не афишировались и не обсуждались. На вопрос «Беллоны», кто виноват в том, что на Курской АЭС не соблюдаются нормативные требования в области хранения РАО, Павел Фёдоров, начальник цеха обращения с РАО, ответил коротко: «Никто!» «Курская АЭС имеет все разрешения, в том числе в области обращения с РАО, – сообщил Павел Фёдоров, – Курская АЭС соблюдает все федеральные нормы и правила и выполняет условия действия лицензии». Ситуацию такой ответ не прояснил – кому верить, официальным материалам МОЛ и ОВОС или начальнику цеха, который, возможно, лично заинтересован в замалчивании выявленных нарушений? Вопрос остался открытым, поскольку регламент круглого стола не предоставлял возможности для дискуссий.

Павел Фёдоров пояснил, что первый энергоблок Курской АЭС эксплуатируется с 1976 года. «Проекты хранилищ, ХТО [хранилище твердых отходов] 1-й очереди и ХТО 2-й очереди, строились и эксплуатировались в соответствии с нормами и правилами 1970-х годов. Так оно и сложилось. Таков проект!» – сказал он. С логикой представителя АЭС трудно согласиться. Да, и реакторы Курской АЭС, и хранилища отходов морально и физически устарели, они построены 30-40 лет назад, и их проекты не соответствуют современным нормам безопасности. Но это не должно быть причиной самоуспокоенности. «Так сложилось. Такой был проект!», – неужели эти аргументы убедили и надзорный орган, Ростехнадзор, выдавший разрешения на эксплуатацию старых хранилищ радиоактивных отходов с нарушениями требований нормативных документов?

Вывозить отходы пока некуда

Но предметом обсуждений были не старые хранилища, а новое, третье ХТРО.

2-11-vyvoz В ОВОС говорится, что РАО будут вывезены в «региональное сооружение окончательной изоляции высокоактивных отходов», но такого объекта не существует, и его строительство не планируется. Credit: МОЛ ХТРО-3 Курской АЭС

В обсуждаемых МОЛ указано, что хранилище это временное, рассчитанное на 50 лет, «на период до их передачи Национальному оператору и вывоза на окончательную изоляцию в региональное сооружение окончательной изоляции высокоактивных отходов». Проблема в том, что такого сооружения не существует, и строить его не планируется, отходы вывозить некуда. Перед круглым столом по просьбе «Беллоны» представитель ФГУП «НО РАО» Никита Медянцев пояснил, что в планах НО РАО нет никакого «регионального сооружения окончательной изоляции высокоактивных отходов» в Курской области и Южном регионе. А решение о создании единственного федерального пункта захоронения высокоактивных отходов в Красноярском крае может быть принято не ранее 2029 года. «Иных работ, связанных с планами финальной изоляции высокоактивных отходов, Национальным оператором на данный момент не проводится и не планируется», – сообщил Никита Медянцев.

Сергей Кузнецов, представитель концерна «Росэнергоатом», отвечая на вопрос «Беллоны» сказал: «Предполагается, что именно в Красноярский край будут вывезены радиоактивные отходы из ХТРО-3, когда тот объект будет введён в эксплуатацию. Чтобы Курской атомной станции не промахнуться с этим «когда», объект ХТРО-3 предназначен для безопасного хранения РАО в течение 50 лет. В любом случае, в течение 50 лет объект будет введён в эксплуатацию и отходы будут туда отправлены».

IMG_4833 Участница круглого стола София Галимова уверена, что везти отходы некуда. Credit: Андрей Ожаровский

Участница круглого стола София Галимова задала важный вопрос: «Почему затягивается строительство могильников? Везти-то отходы некуда!» Но на круглом столе многие выступающие говорили именно о вывозе опасных отходов подальше от Курской АЭС как о реальной и близкой перспективе. С представителем НО РАО в заочный спор вступил Виталий Гапотченко, заместитель начальника цеха по обращению с РАО Курской АЭС. Он убеждал собравшихся, что основная задача – полное удаление отходов с атомной станции – вполне реальна и исполнима. «По нашей информации, а мы работаем напрямую со специалистами Национального оператора, уже в городе Новоуральске создан пункт приёма отходов. Не за горами и остальные пункты», – сказал он.

По просьбе «Беллоны» возможность приёма высокоактивных отходов с Курской АЭС в ПЗРО Новоруральска прокомментировал Никита Медянцев. Он сообщил, что это невозможно по нескольким причинам. «Первая и главная – нет и не может быть лицензии на размещение ВАО в таком ПЗРО, так как в ФЗ №190 для ВАО предусмотрено только глубинное захоронение (глубже 100 метров). Объект в Новоуральске является приповерхностным и предназначен для размещения РАО 3 и 4 классов. Более того, существующая лицензия позволяет размещение лишь отходов УЭХК», – сообщил он. Остаётся сожалеть о том, что сотрудники Курской АЭС не осведомлены о реальной ситуации.

Итак, в настоящее время вывозить радиоактивные отходы просто некуда. Но в ближайшее время это не создаст проблем для нового хранилища. Ведь ХТРО-3 рассчитано на 50 лет и предполагает возможность как извлечения размещённых в нём РАО, так и постоянный контроль за состоянием «барьеров безопасности», контейнерами, упаковками, зданием. При надлежащем контроле и постоянном наблюдении отходы вполне можно хранить в течение 50 лет. Если ХТРО-3 будет построено к 2020 году и проработает 50 лет, то его вывод из эксплуатации может произойти в 2070 году. Вопрос о том, что будет происходить с переполненными старыми хранилищами, в которых РАО хранятся «навалом, без упаковок», остаётся открытым.

Вопрос на 100 лет

Директор Курской АЭС Вячеслав Федюкин говорил о перспективах на 100 лет. «Будет ли дальше [происходить] накопление радиоактивных отходов при эксплуатации действующей и будущей станции? Конечно же будет! Только вопрос в том, что мы сегодня можем и умеем гораздо больше, чем 50 лет назад, чем 10 лет назад. [Имеются] другие установки, другие технологии, другие возможности», – сказал он. Осталось не выясненным, что же мешало 50 лет назад, 10 лет назад построить нормальные хранилища радиоактивных отходов, не размещать РАО «навалом, без упаковок». Скорее, причина не в отсутствии технологии создания отсеков-каньонов и контейнеров для РАО, а несколько легкомысленное отношение к проблеме обращения с радиоактивными отходами, а также финансирование обращения с РАО «по остаточному принципу». В любом случае, новые и хорошие хранилища РАО лучше старых и плохих. По-видимому, стоит ожидать строительство новых хранилищ РАО как на Курской, так и на других АЭС страны, ведь накопление новых радиоактивных отходов конечно же будет происходить.

IMG_4798 Владислав Косталев, представитель АО «Атомэнергопроект», на круглом столе в г. Курчатове 4 февраля 2016 г. Credit: Андрей Ожаровский

Вопросы без ответа

На круглом столе выяснилось, что не все материалы обоснования лицензии обсуждаются с общественностью. Владислав Косталев, представитель АО «Атомэнергопроект», отвечая на вопрос «Беллоны», почему в материалах не рассмотрены запроектные аварии, сказал: «МОЛ – это только один из документов, необходимых для лицензирования объекта атомной энергии. Второй документ – «Отчёт об обосновании безопасности». В этом отчёте и предоставляются детальный сведения о проектных и запроектных авариях. Этот документ предоставляется в Ростехнадзор». О запроектных авариях Владислав Косталев не рассказал, на вопрос по существу не ответил.

Выходит, что само название выносимого на общественное обсуждение документа, «Материалы обоснования лицензии» – не корректно. Почему не все необходимые для лицензирования документы вошли в «Материалы обоснования лицензии», и есть ли возможность ознакомиться с «Отчётом об обосновании безопасности», на круглом столе выяснить не удалось.

IMG_4802 Схема третьего хранилища радиоактивных отходов Курской АЭС представлена в ходе круглого стола. Credit: Андрей Ожаровский

Андрей Щиголев, заместитель главного инженера Курской АЭС, отвечая на вопрос Софии Галимовой о темпах накопления радиоактивных отходов, также ушёл от ответа по существу, сославшись на не вошедший в МОЛ отчёт. «Динамика накопления отходов конечно есть. Мы проводим ремонты, мы проводим модернизацию. Конечно, отходы накапливаются. Все данные приводятся в обосновании безопасности», – сказал он, не приведя ни одной цифры.

Также без ответа остался вопрос «Беллоны» о стоимости сооружения нового хранилища и стоимости годового хранения в нём 1 килограмма РАО. Вопросы эти важны для понимания того, что же экономически выгоднее – хранение РАО близ АЭС, как в новом ХТРО-3, или вывоз за тысячи километров для захоронения в пока не существующие могильники, сооружение которых может быть весьма затратным. Павел Фёдоров, начальник цеха обращения с РАО, зачитав вопросы, отвечать на них отказался. «Это не вопрос нашего форума. Это закрытая информация! Если хотите её получить, оформите официальный запрос», – сказал он.

«Беллона» последует совету Павла Фёдорова и направит оставшиеся без ответов на круглом столе вопросы в адрес концерна «Росэнергоатом».

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com